- С какой целью вы сделали заявление о возможном банковском кризисе в России? Не опасаетесь ли вы панических настроений?

– Я, напротив, полагал, что своим заявлением скорее успокаиваю. Меня спросили, что я думаю о вероятности банковского кризиса, и я ответил, что, с одной стороны, есть позитивные тенденции в развитии банковского сектора – например, явная консолидация банковского сектора, приток крупных игроков, в том числе и иностранных. Но есть в том числе и тревожные тенденции – такие, как избыточное кредитование государственными банками государственных же компаний, сокращение ликвидности из-за того, что Центральный банк никак не предложит широкий набор инструментов финансирования коммерческих банков, очень большой объем потребительского кредитования, который во многом по смыслу не является на сто процентов обеспеченным, и так далее. Поэтому если ничего не предпринимать для предотвращения негативных тенденций, то вполне возможно, что через 3–4 года эти тревожные тенденции могут возобладать. Тогда и могут стать возможными те кризисные явления, о которых многие говорят, в том числе и Егор Гайдар. Но есть все основания полагать, что если вовремя принимать адекватные меры, то к 2009 году не только кризиса никакого не будет, но и, наоборот, банковская система станет мощным фактором экономического роста в стране. Так что у меня никакого мрачного прогноза не было.

– Получается, в вашей позиции больше «если», чем категоричных заявлений?

– Совершенно верно. В 2004 году банковский микрокризис разразился из-за того, что несколько неблагоприятных тенденций совместились в одно время, в том числе и подогретые слухами о «черных» списках банков. Поэтому теоретически исключать возможность того, что в какой-то момент негативные тенденции могут усиливать друг друга, суммироваться и привести к кризису или другому негативному развитию ситуации на банковском рынке, нельзя. Безусловно, вероятность кризиса есть. В равной степени как есть и вероятность падения мировых цен на нефть через пару лет. Но на все эти «если» должны быть адекватные меры. То есть задача-то как раз заключается в том, чтобы, имея достаточно длинный горизонт, какой мы имеем с ценами на нефть, и на банковском рынке предпринимать адекватные меры.

– А поддерживают ли ваше мнение, ваш прогноз в РСПП?

– Да у меня прогноз в принципе благоприятный. Просто если ничего не делать, то кризис может быть. Потому что и новые вызовы возникают, и определенные негативные тенденции имеют место. Но они пока что не перевешивают, поэтому говорить о таком прогнозе, что в 2009 году будет кризис, нельзя.

– Как вы относитесь к реакции Андрея Козлова на ваше заявление?

– Даже тот факт, что вы меня спрашиваете об этом, означает, что интерпретация моего ответа на этот вопрос была неадекватной. Мой прогноз, повторяю, таков: пока повода для беспокойства нет. Но если не обращать адекватного внимания на те или иные вызовы, то, безусловно, через 3–4 года они могут суммироваться, если к тому же будет еще и неблагоприятная тенденция в других областях – например, падение цен на нефть, сохранение высокого уровня заимствования корпоративного сектора.

– То есть ваш прогноз лежит в русле прогноза Егора Гайдара?

– Я бы так не сказал. Вероятность негативного развития событий есть на любом рынке. Везде могут быть те или иные поводы для потрясений.

– Как должен вести себя Центробанк, чтобы негативные заявления о кризисе, которых сейчас стало довольно много, не спровоцировали бы, как в 2004 году, банковский кризис?

– Я думаю, что именно эти заявления позволяют Центральному банку вести достаточно планомерную работу по предотвращению кризиса. Ведь впереди у них, даже по самым мрачным прогнозам, несколько лет спокойной жизни. Поэтому надо пока консолидировать банковскую систему, финансировать ее в достаточной мере, добиваться роста ликвидности банковской системы, расширять набор инструментов рефинансирования коммерческих банков, добиваться того, чтобы кредитование крупных компаний шло на реальное развитие производства, а не только на приобретение активов. И для этого есть все возможности. Центробанк вполне может использовать как те инструменты, которые уже существуют, так и те, что недавно созданы. В частности, те же бюро кредитных историй.

– Но ЦБ вряд ли можно обвинить в отсутствии контроля над банковской отраслью.

– К этому надо подходить очень аккуратно. Меры воздействия Центрального банка должны быть адекватными. Например, избыточное воздействие на коммерческие банки, даже под предлогом борьбы с отмыванием доходов, разрушает банки, вместо того чтобы наказывать конкретных виновников-менеджеров за те или иные незаконные действия.