Продолжение. Начало: Знать бы прикуп…

За годы учебы мне «вдолбили» в голову, что, если хочешь понять какое-то явление, то лучше всего начать рассматривать его в историческом аспекте. Думается, что такой подход к выяснению причин, вызывающих периодические кризисы в странах с развитой рыночной экономикой наиболее оправдан, а поэтому   мы им и воспользуемся. Исторический подход, разумеется, не исключает возможности проведения определенных параллелей и сравнений с современной действительностью, чем мы иногда будем пользоваться.

I . Кризисы и аферы

Сразу хотелось бы предупредить читателя, что мы не будем в данной работе заострять внимание на таких событиях давно минувших дней, как «тюльпаномания» или «компания южных морей». Это явления несколько иного порядка по сравнению с экономическими кризисами, хотя в свое время они и вызывали определенное, возможно, даже сильное потрясение в обществе.

Отметим только, что упомянутые явления удивительным образом перекликаются с событиями наших дней. Вспомните хотя бы «Тибет», у которого «помыслы, как воздух гор, чисты» или «Хопер-инвест», о котором злословили, что он «воистину инвест». Я уж не говорю о «Русском доме селенга» или «МММ».

Между тем, подобные аферы могут коснуться любого из нас. Я вспоминаю, как сам чуть не попал «на крючок» МММ. Время было тяжелое, инфляция была страшная, народ в финансовых делах был неискушенным, короче, Россия представляла собой страну непуганых инвесторов. Вот и я «наскреб» как-то некоторую сумму и решил «сыграть в МММ». Пришел в магазин, в котором находился пункт МММ по работе с населением, чтобы отдать свои кровные, но меня насторожило одно обстоятельство. В этом пункте стояла очередь из пяти человек. Но это была не очередь «инвесторов», желающих, вроде меня, вложить свои денежные средства. Это была очередь граждан озабоченных тем, чтобы «вкусить плоды» своих инвестиций. Беда только в том, что денег в пункте не было, и очередь ждала новых алчущих граждан, которым не терпится «сказочно разбогатеть», чтобы из их денег, забрать причитающиеся средства. В ту пору я еще не поднаторел в банковском деле, поскольку только-только перешел на работу в банковскую сферу, но, видимо, интуитивно почувствовал, что у МММ начались проблемы с ликвидностью. Это меня спасло; я передумал вступать с ними в какие-либо отношения, а денежным средствам нашел другое, более полезное применение.

Даже в наши дни те, кто следит за средствами массовой информации, могли обратить внимание, что начался «отлов» некоторых «благодетелей», которые, озаботившись жилищными проблемами наших сограждан, начали привлечение денежных средств, якобы, для долевого строительства. В частности, было сообщение, что прокуратурой задержан г-н Карасев – предводитель «Социальной инициативы» (см. например, http://www.rokf.ru/realty/2006/01/20/112743.html ). Почему я говорю об этой «фирме»? Пытались меня в нее как-то «сосватать». Я даже посещал ее филиал, который находится в нашем городе. Не для собеседования, а так – на рекогносцировку. Требовался там начальник инвестиционного отдела. Но это только название должности такое. На самом деле никакими инвестициями заниматься не пришлось бы. Оказалось, основная обязанность у начальника инвестиционного отдела – «пылесосить» денежные знаки Российской Федерации с наших сограждан, желающих улучшить свои жилищные условия. Пусть не лично, а через подчиненных, но, тем не менее, вся организационная работа, связанная с этим, лежала именно на начальнике инвестиционного отдела.   Инвестировать же эти денежные знаки будут другие – по всей видимости, те, которые находятся в Москве. Связываться с этой компанией я, разумеется, не стал. Если Вас интересует, почему, так и быть - отвечу.

Главным образом, по двум причинам. Во-первых, не понравился сайт организации (все-таки Интернет – великое дело). Во всем чувствовался непрофессионализм, а это о многом свидетельствует. Только интервью г-на Карасева можно было нормально читать и то, скорее всего, потому, что они были «обработаны» профессиональными журналистами. Во-вторых, на форумах в сети народ отзывался об этой «фирме», мягко говоря, как-то неласково, без должного почтения и уважения, а если говорить грубо, то «материл» на чем свет стоит. Это меня также насторожило. Хотя г-н Карасев ответил на подобные нападки достаточно остроумно: мол, ничего не говорят или говорят только хорошее лишь о покойниках, а мы, дескать, еще не покойники. Тем не менее, интуиция опять подсказала, что дело, скорее всего, закончится также как и с МММ. А объясняться с обманутыми дольщиками – удовольствие ниже среднего.

Таким образом, хотя в ходе развития человеческой цивилизации, в разных странах время от времени возникают те или иные «мероприятия», которые на поверку оказываются аферами, они обычно не имеют с кризисами ничего общего, не смотря на то, что они порой также сильно опустошают кошельки наших сограждан. Распознать их бывает непросто, особенно людям не искушенным в финансовых вопросах.

Но мы отвлеклись, поэтому вернемся к нашей основной теме - кризисам.

II . «Производственные» теории периодичности кризисов

Кризисы возникли на определенном этапе развития рыночных (капиталистических) отношений и их появление не могло не обратить на себя внимания ученых-экономистов. Какие силы управляют удивительной сменой оживления и застоя торговли, расширения и сокращения производства?

Когда я получал первое высшее образование, а было это в советские времена, все кризисы капиталистического общества нам преподносили как кризисы перепроизводства, в полном соответствии с господствовавшей в ту пору марксистско-ленинской идеологией. По этой причине исследование кризисных явлений проще всего будет начать с тех теорий, которые усматривали причины периодичности кризисов в сфере общественного производства. Именно поэтому они здесь и называются условно «производственными».

Теория Сэя-Рикардо

Ж.Б. Сэй (Say) – французский экономист, живший в конце 18 – начале 19 в.в., полагал, что кризисы происходят не из-за того, что товаров производится слишком много, а, напротив: некоторые товары не находят себе сбыта только потому, что недостаточно производится товаров в других отраслях промышленности. Логика его рассуждений проста. Не знаю, по этой причине или нет, марксисты «наклеили» на Сэя ярлык «пошлого вульгарного» экономиста. Я продемонстрирую его логику на простейшем примере.

Например, Вы хотите купить у меня товар, т.е. предъявляете на него спрос. Чтобы я передал Вам этот товар, Вы должны заплатить мне за него деньги - покупную цену. Поскольку сами Вы денег не печатаете, то появиться они у Вас могут только в том случае, если Вы сами что-то произведете и, более того, продадите то, что произвели, получив за свой товар деньги. Таким образом, чтобы я «не затоварился», Вы должны произвести товар на благо общества, а не я должен прекратить производство. Если Вы его не произведете, то я пострадаю от кризиса -   у меня будет перепроизводство. Вот и вся логика.

Если признавать причиной кризисов непропорциональное распределение общественного производства, то необходимо указать, почему производство распределяется непропорционально именно в определенные эпохи, повторяющиеся с определенной периодичностью. Именно в этом заключается вся сложность объяснения причин экономических кризисов.

Давид Рикардо, который был современником Ж.Б Сэя и в определенной степени солидаризовался с ним, считал кризисы случайными потрясениями экономики страны, которые зависят от самых разнообразных причин. Собственно, в своей основной работе «Начала политической экономии и налогового обложения» Рикардо, говорил и писал не о кризисах, а о «временных затруднениях и осложнениях, вызываемых передвижениями капитала из одного занятия в другое». Такими причинами он считал, прежде всего, «войну, вспыхнувшую после долгого мира», равно как и «мир, последовавший после продолжительной войны», введение нового налога, который мог «уничтожить преимущество, которым страна пользовалась в производстве данного товара» и т.д.

Постфактум каждый отдельный кризис, как правило, легко мог быть объяснен теми или другими причинами, но почему экономика отдельно взятой страны с развитым рынком периодически переживает периоды процветания и стагнации – на этот вопрос теория Сэя-Рикардо ответа не давала. С точки зрения этой теории кризисы представляют собой такое же случайное и заранее непредвиденное событие, как и эпидемия.

Называя в качестве причины кризисов («временных затруднений и осложнений») непропорциональное распределение общественного производства, теория Сэя-Рикардо, тем не менее, не позволяла прогнозировать их наступление.

Последующий ход общественного развития доказал, что кризисы не составляют случайного потрясения торговли, которое зависит от каких-то внешних причин, а представляют собой закономерную особенность рыночного народного хозяйства и повторяются даже при благоприятных условиях развития национальной экономики. Одно из обвинений марксизма в адрес Сэя в том и состояло, что тот отрицал неизбежность кризисов, приписывая им случайный характер. Поэтому ни Сэй, ни Рикардо не смогли указать причин постоянного возвращения промышленных кризисов.

Из истории видно, что кризис представляет собой сложный комплекс явлений, развивающихся в строго определенной последовательности. Каждому кризису предшествует расширение производства и повышение товарных цен; затем товарные цены падают, и в области денежно-кредитного обращения страны начинается ряд изменений, заканчивающихся полным расстройством кредита. Положение денежного рынка, предшествующее промышленному кризису и следующее за ним, настолько типично, что его можно предсказать заранее. Все это совершенно не объясняется теорией Сэя-Рикардо. Обстоятельством, которое в какой-то степени было извинительным для этой теории, являлось то, что в период ее появления промышленные кризисы были слишком новым и неопределившимся явлением.

Причины кризисов – неурожаи?

Строго придерживаясь точки зрения Сэя-Рикардо и объясняя экономические кризисы случайной непропорциональностью распределения общественного производства, приходится заключить, что если экономические кризисы повторяются с правильной периодичностью, то нарушения в сфере производства происходят также периодично. В этой связи естественно возникал вопрос, почему же предприниматели, в руках которых находится общественное производство, время от времени оказываются не на высоте положения и, вместо адаптации национального предложения к спросу, путают все дело и приводят народное хозяйство к полному расстройству? Естественно предположить, что это происходит вследствие того, что предприниматели не всегда могут управлять производством.

Это заставляет задуматься о том, в какой отрасли хозяйства производство менее всего подчиняется регулирующей деятельности человеческой воли? Ответ на этот вопрос знает практически любой - в земледелии, особенно в областях критического земледелия. Количество сельскохозяйственных продуктов, производимых страной, сильно колеблется из года в год, в зависимости от погодных условий, над которыми воля человека не властна. Поэтому уместно предположить, что причину повторяемости экономических кризисов следует искать в сфере сельскохозяйственного производства.

Эта мысль развивалась целым рядом экономистов. Так в 1840 году Д.Вильсон, говоря о периодическом возвращении эпох оживления и упадка торговли, усматривал причину этой периодичности в значительных колебаниях сумм, поступающих в уплату «за необходимости жизни или, другими словами, колебаниями цены пищи».

Нетрудно понять, что повышение или понижение цены продуктов питания, составляющих столь важный предмет расхода массы населения, отражается на всех других отраслях народного хозяйства. Товарное обращение может осуществляться беспрепятственно только в том случае, если в производстве каждого определенного вида товара соблюдена определенная пропорциональность, соответствующая условиям спроса в данное время и в данном месте. Недостаток производства такого важного продукта, каким является человеческая пища, достаточно быстро расстраивает все товарное обращение, ибо, чем больше покупательных средств расходуется на продукты питания, тем меньше остается их на покрытие всех остальных расходов. В этом случае недостаточность спроса на все продукты неземледельческого сектора народного хозяйства непосредственно вызывается недостаточным производством продуктов земледелия, если иметь в виду теорию Сэя, согласно которой кризис вызывается не избытком, а недостатком товаров.

Положение о том, что причина экономических кризисов кроется в неурожаях, повторялась впоследствии многими экономистами. Так, В. Бэджгот считал, что «самый обыкновенный и самый важный случай, когда угнетенное состояние одной отрасли промышленности вызывает таковое же состояние всех других, представляет собой земледелие». Действительно, два-три неурожайных года подряд должны были бы привести к резкому возрастанию цен на сельскохозяйственную продукцию, в результате чего у подавляющей массы населения львиная доля доходов должна бы уходить на приобретение продуктов питания. В то же время потребление товаров других отраслей промышленности должно значительно снизиться. Каждая отрасль промышленности начинает нести убытки, в результате чего и появляются все характерные признаки кризиса: приостановка производства, сокращение занятий для рабочих и капитала. В урожайные годы, когда зерновые относительно дешевы, население имеет возможность тратить больше денежных средств на все прочие расходы, кроме продуктов питания. В этих условиях «промышленная машина» получает стимул к наибольшему развитию заключающегося в ней потенциала, тогда как ранее она работала далеко не на «полные обороты».

Гипотеза о влиянии колебаний цен сельскохозяйственных продуктов на общее состояние промышленности может быть проверена исключительно статистическим путем.

Следовало бы ожидать следующей картины: в предшествующие кризисам периоды промышленного оживления цены на сельскохозяйственную продукцию должны быть низки; в год кризиса цена на зерновые должна бы сразу сильно повыситься и в продолжение всего времени застоя торговли должна была бы быть выше среднего уровня с момента завершения кризиса, предшествующего данному.

Тем не менее, оказывается, что при всей логичности приведенных выше рассуждений, действительность не оправдывает этих ожиданий. Были годы промышленного оживления, когда цены на зерно были высокими; но были и годы кризисов, когда цены на зерно были низки, так что нельзя было сказать, что основная доля расходов населения уходила именно на пропитание. Впрочем, были и периоды, которые вполне соответствовали приведенным выше рассуждениям.

Таким образом, нельзя заметить никакого соответствия между ценами на зерновые культуры и фазами промышленного цикла. Например, кризис 1857 года приходился на год блестящего урожая, а оживление промышленности 1871-1873 г.г. совпало с неурожайными годами.

Итак, периодичность промышленных кризисов не может зависеть от периодичности повторения неурожаев зерновых, производимых странами умеренного климата. Правда, этим еще не доказывается отсутствие связи между промышленными кризисами и колебаниями земледельческого производства.

Англия – ее, как страну с наиболее развитой системой капиталистического производства в 19 веке, обычно рассматривают в качестве полигона для проверки различных гипотез, касающихся экономических кризисов, - вывозит главную массу своих товаров в страны тропического климата, а оттуда она ввозит большую часть необходимого ей сырья. Так, может быть, в этих странах урожаи растительных продуктов испытывают периодические колебания, которые, в свою очередь, отражаются на экономике стран, ведущих с ними торговлю?

Теория Джевонса

Ранее в марксистской литературе теорию Джевонса преподносили, разве что, как анекдот. Дело в том, что в ответ на поставленный в предыдущем пункте вопрос один из английских экономистов – Стэнли Джевонс – высказал забавную мысль, что периодичность промышленных кризисов непосредственно зависит от периодического увеличения пятен на солнечном диске.

Анализируя кризисные явления в экономике Англии за последние 200 лет, Джевонс определил, что средний период между кризисами составляет 10.466 лет. Эта цифра удивительным образом совпадает с периодом появления на солнце наибольшего количества солнечных пятен – 10.45 лет. Когда подобная корреляция прослеживается на протяжении 200 лет, невольно возникает вопрос, а не существует ли между этими двумя явлениями причинно-следственная связь, то есть, не является ли одно из них причиной другого? К тому же следовало учесть, что еще Вильям Гершель высказал предположение, что количество пятен на солнечном диске оказывает влияние на погоду, а, следовательно, и на урожай трав и хлебных злаков.

Стэнли Джевонс решил, что периодическое увеличение количества пятен на солнечном диске вряд ли вызывается периодическими экономическими кризисами в одной из стран третьей от Солнца планеты. Поэтому ему не осталось ничего другого, как сделать обратное предположение, что экономические кризисы вызываются периодическим увеличением количества пятен на солнечном диске. Но необходимо было проследить причинно-следственные зависимости.

Обнаружилось следующее положение. Если сравнивать колебания цен на зерновые в Европе с колебаниями количества пятен на солнечном диске, то никакого соответствия между явлениями того и другого рода обнаружить нельзя. В то же время было замечено, что в Индии голодные годы, зависящие от неурожаев, повторялись периодически, причем период их повторения совпадал с периодом появления на солнце наибольшего количества пятен. Принимая во внимание, что Индия была колонией Англии, нетрудно понять связь между состоянием солнечного диска и экономическими кризисами в Англии.

В урожайные годы спрос на европейские товары возрастал, цена их повышалась, ввоз увеличивался и в Англии начинался период оживления, которое выражалось, прежде всего, в расширении внешней торговли. В те годы, когда в Индии случался неурожай и наступал голод, спрос на европейские товары падал, что естественным образом должно вызывать кризис в Англии.

Ради справедливости следует отметить, что даже если периодичность промышленных кризисов зависит от периодического увеличения количества пятен на солнечном диске, то это еще не значит, что экономический кризис не может быть вызван другими причинами. Например, кризисы 1798 и 1811 годов были вызваны политическими событиями. Но такие кризисы, имеющие случайный характер следует отличать от периодических кризисов, которые обусловлены колебаниями солнечного света и теплоты.

Такова была точка зрения Джевонса.

Его теория произвела определенное впечатление на современников своей изобретательностью и полетом мысли, который связал воедино два столь различных явления, как экономические кризисы и солнечные пятна. Тем не менее, она была подвергнута достаточно жестокой критике. Джевонса обвинили в том, что для того, чтобы получить необходимые цифры, он допустил ряд натяжек, а именно: отбросил некоторые кризисы, как непериодические, а в других случаях указал, что кризисы происходили в моменты, требуемые его теорией, но никаких доказательств этого он не привел. Это во-первых.

А во-вторых, теория Джевонса совершенно не согласовывалась с действительным положением вещей и условиями возникновения отдельных кризисов. В частности, во время некоторых кризисов вывоз товаров в Индию не только не падал, а напротив, возрастал. То есть, уменьшение вывоза товаров из Англии, никак не могло послужить причиной промышленного кризиса. Критики Джевонса склонялись к тому, что причины кризисов носят на самом деле не физический, а социальный характер.

Продолжение следует.