В экономическую науку понятие «глобализация» было привнесено социологами [1] . К концу XX века сформировалась целая отрасль знаний, получившая название «глобалистика» [2] . Как отмечают многие авторы, глобализация и рост нестабильности, характеризующие в последние десятилетия развитие мировой экономики, особенно четко проявляются в банковском секторе экономики, наиболее чувствительном к внешним факторам [3] . Действительно, современный банк – это высокотехнологичный финансовый институт, способный обслуживать любые сложные коммерческие сделки и проекты.

Суть глобализации состоит в возрастании объемов международных торговых, финансовых и инвестиционных потоков при их растущей взаимосвязи, когда развитие всех сфер экономической жизни все больше определяется действием не национальных и региональных, а общемировых факторов [4] .

Глобализация сопровождается дерегулированием банковской деятельности и либерализацией финансовых рынков. При этом стираются институциональные разграничения между различными видами банковской и финансовой деятельности: коммерческой, инвестиционной, страховой и т. п. В результате существенно изменяется характер и формы конкуренции на финансовых рынках. Банки вынуждены конкурировать одновременно во многих сегментах финансового рынка, причем не только друг с другом, но и с другими финансовыми институтами – страховыми и инвестиционными фондами, финансовыми компаниями и т. д. А в условиях либерализации – не только с резидентами, но и с нерезидентами.

Либерализация, с одной стороны, создает условия для развития заграничной филиальной сети банков и формирования международного банковского бизнеса, что, естественно, усиливает конкурентную борьбу, но, с другой стороны, одновременно активизирует консолидацию банковского капитала. Это приводит к увеличению количества слияний и поглощений в банковской сфере, к расширению и увеличению разнообразия форм кооперации банков между собой и небанковскими кредитно-финансовыми организациями, к росту банковских альянсов разного рода.

Особую роль в глобальных изменениях банковского бизнеса играют информационные технологии [5] . Еще совсем недавно информационные системы и технологии использовались преимущественно для автоматизации сбора и обработки банковской информации, реже – для планирования и контроля в банках и рассматривались как средство сокращения ручного труда и снижения банковских издержек. Сегодня информационные технологии стали движущей силой радикальных структурных изменений в банковском бизнесе. Они преодолевают пространство и время, открывая банкам круглосуточный выход на любые географически отдаленные рынки.

При этом традиционные конкурентные преимущества банков – многоплановые, долговременные контакты с клиентами и развитая филиальная сеть – частично теряют свое значение. Появился новый пласт клиентов, которые охотно пользуются услугами Internet-banking. Характер общения банка с этими клиентами весьма отличается от традиционного. Современные мультимедийные средства обеспечивают виртуальное интерактивное общение банка с клиентом, которое постепенно вытесняет личное общение с ним.

Технологии в режиме on-line, обеспечивая прозрачность рынка, позволяют клиентам без особых затрат сил и времени выбирать наиболее выгодные для них предложения услуг, что сокращает для банков возможности «ценового маневра».

На основе новых технологий услуги, подобные банковским, или даже непосредственно банковские (например, по переводу платежей), могут оказывать организации, не являющиеся банками, в том числе телекоммуникационные фирмы. Последние, как правило, ориентируются не на проведение отдельных операций, а предлагают индивидуальный пакет услуг для каждого клиента.

В этих условиях банки ради поддержания конкурентных цен на услуги постоянно борются за сокращение затрат, внедряя схемы контроля издержек и анализа эффективности. Вместе с тем, желание соответствовать требованиям времени заставляет их увеличивать расходы на внедрение новых информационных и телекоммуникационных технологий, развивать дополнительно к существующей филиальной сети электронные дистрибутивные каналы. Сформировалось противоречие между стремлением к экономии и необходимостью крупных затрат.

Мы привели лишь несколько аргументов в пользу той точки зрения, что банковская деятельность в эпоху глобализации существенно видоизменяется. Если попытаться выделить причины, вызвавшие эти изменения, то прежде всего надо назвать следующие:

1. Развитие транснациональных корпораций и сети их филиалов во всех странах мира привело к возрастанию их потребности в адекватном банковском обслуживании и спровоцировало появление новых нетрадиционных банковских услуг.

2. Нефинансовый сектор экономики, финансовая и банковская системы национальных экономических систем становятся все более унифицированными при работе на внутреннем и мировом рынках. Это приводит к сближению правил, регламентирующих внутренние и внешние экономические операции.

3. Национальные банковские системы, которые призваны аккумулировать и перераспределять финансовые ресурсы в рамках национальной экономической системы, находятся во всевозрастающей зависимости от международного рынка капиталов, который в эпоху глобализации превратился в самостоятельный фактор развития мировой экономики.

4. На национальную денежно-кредитную политику (то есть на банковскую деятельность Центрального банка) оказывает усиливающееся влияние растущая экспансия корпораций, банков, других финансовых институтов на мировом рынке капитала, в том числе в секторе прямых капиталовложений.

5. Указанные причины 1 и 4, а также целый комплекс причин и обстоятельств, на которые указывает М. Делягин [6] , взламывают рамки национальной экономики и делают её всё более открытой (для слабых экономических систем это имеет весьма неблагоприятные последствия, тогда как сильные экономики выигрывают).

6. Следствием пятой из указанных нами причин является изменение характера и основных участников конкуренции на банковском рынке. Очень интенсивной оказывается конкуренция с банками-нерезидентами в развитых экономических системах [7] .

7. Увеличение доли международных операций в общем объеме банковских операций.

8. Следствие седьмой причины – изменение   структуры доходов, а, значит, и «географии экономических интересов» банков.

9. Стандартизация банковского надзора.

Банковский бизнес под влиянием процессов глобализации приобретает новые черты , а именно:

сокращение доли традиционных банковских операций в пользу увеличения новых, отвечающих качественно изменившимся запросам клиентов. Быстрое и постоянное совершенствование банковских продуктов и услуг, а также каналов их продвижения на базе современных информационных и коммуникационных технологий, придают банковскому бизнесу инновационный характер;

консолидация банковского капитала в национальном и международном масштабах. Увеличение размеров банков на основе слияний и присоединений, а также их кооперация с другими финансовыми институтами преследуют цель укрепить конкурентные позиции на национальном уровне и завоевать новые сферы влияния на международном;

основной целью банковского менеджмента становится повышение рыночной стоимости (капитализации) банка, как предприятия. В США, в европейских и во многих азиатских странах, утвердилось мнение, что возрастание рыночной стоимости банка и рост капитализации банковской отрасли в целом обеспечивают выполнение банками их общественных функций и сохранение ими рабочих мест, что отвечает потребностям экономического роста [8] .

Процесс финансовой глобализации и формирование «мировой банковской индустрии», по мнению некоторых экономистов [9] , способствуют стандартизации национальных банковских систем и появлению единой, доминирующей модели банка.

Так, французский банкир А. де Кармуа (H. De Carmoy) считает, что такой моделью станет банк, ориентирующийся исключительно на максимизацию доходов акционеров, или «банк-дивиденд» (banque-dividende). Такие банки появились в США в 80-е годы, в Великобритании в 90-е, после реструктуризации банковской системы, их главной стратегической задачей стал захват наиболее прибыльных сегментов банковского рынка. В число приоритетных задач попали также тщательный контроль издержек и доходности операций, установлению предельно точных тарифов на услуги, «прозрачности» бухгалтерской отчетности, поиску оптимальных размеров банка в ходе процесса концентрации. Все это позволяет рассчитывать в длительной перспективе на высокий уровень доходности собственного капитала   (15-20 %).

Эту точку зрения разделяют не все авторы. Так, например, Плион Д., считает концепцию А. де Кармуа недостаточно обоснованной, указывая на «шаткость» тезисов об оптимизации размера банка на основе процесса концентрации, об уровне доходности и   о неизбежности доминирования в будущем рассматриваемой модели банка.

Бурный процесс формирования «мегабанков» в последние десятилетия создает иллюзию оптимизации размеров банков [10] . Практика дает множество доказательств того, что размер банка и его прибыльность связаны не так жестко, как это иногда представляется. Поэтому в структуре банковского сектора по-прежнему будут присутствовать банки разных размеров. Но очевиден и тот факт, что глобализация будет способствовать тому, что ускорится развитие процесса втягивания средних банков в сферу влияния крупных банковских групп, которые станут основными структурообразующими элементами банковского сектора [11] .

Доходность банковского бизнеса на декларируемом уровне в 15-20 % при среднегодовых темпах роста ВВП большинства западных в 2‑3, от силы 4 %, представляется маловероятной [12] . Как известно, завышение нормы рентабельности банка может привести к сокращению предложения кредитов, что негативно повлияет на   экономику в целом. Уровень доходности в 15-20 % может оказаться достижимым лишь для относительно небольшой группы самых крупных, транснациональных банков.

Институциональная структура современных банковских систем весьма многопланова и говорить о доминировании какой бы то ни было модели банка или иного денежно-кредитного института преждевременно [13] , но указание на тенденцию, провоцируемую глобализацией, совершенно правомерно.

Итак, глобализация порождает тенденцию к нивелированию многообразия денежно-кредитных институтов, делая высокодоходным только крупный транснациональный банковский бизнес. Какую опасность таит в себе эта тенденция? Можно предположить, что уменьшение степени диверсификации институтов банковского сектора может осложнить протекание и, особенно, выход из финансовых кризисов национальной банковской системы.  

Доказательством устойчивости этой тенденции может служить тот факт, что банковское законодательство в большинстве стран с традиционной «западной» моделью ведения банковского бизнеса настроено на отмену разграничения видов кредитно-финансовых учреждений в зависимости от их функций и на универсализацию их деятельности.

Одновременно с указанной тенденцией углубляется специализация банковских институтов, причем этот процесс также довольно устойчив и повсеместен и основывается на «дезинтеграции» посреднической функции банков под влиянием трех основных факторов: оформления долговых обязательств в виде ценных бумаг (секьюритизация); дерегламентации кредитно-финансовой сферы и индустриализации банковского сектора.

Совершенно очевидно, что огромное влияние на банковскую деятельность в последнее время оказывает развитие операций с ценными бумагами. Процесс кредитования с использованием ценных бумаг разделяется на несколько последовательных операций, которые могут выполняться разными учреждениями. Это обстоятельство и известная доля дерегламентации приводят к тому, что в традиционную банковскую сферу проникают «чужеродные институты», которые ранее имели в качестве своего бизнес-ареала другие отрасли экономики. В конце ХХ века крупнейшие торговые компании Франции и Великобритании создали собственные финансовые подразделения, предоставляющие различные банковские услуги, в магазинах и супермаркетах [14] .Сегодня это – повсеместная практика.

На практике все чаще оказывается, что отдельные виды деятельности (разработка концепции, производство, распределение, усовершенствование продукта и т. д.) осуществляет не банк, а другие хозяйствующие субъекты, которые таким образом   как бы оформляют довольно жестко сформулированные требования к банковской услуге и самому банку, предоставляя ему выступить в роли «сборщика», «конструктора», «доводчика».

Такого рода изменения в банковском деле подтолкнули западных экономистов к переосмыслению классического понимания посреднической функции банков в экономической системе.

Определенную поддержку среди специалистов и практиков банковского дела получила в последние годы разработанная американским экономистом Л. Брайеном (L. Bryan) концепция «разделения банка» (breaking up the bank), обосновывающая необходимость полного разделения депозитной и кредитной функций банка.

Каждая функция, по мнению Л. Брайена, должна осуществляться юридически самостоятельными финансовыми учреждениями, что обеспечивает их более эффективную работу, поскольку каждая функция выполняется компетентными и опытными специалистами в соответствующей области.

Именно эта концепция послужила теоретической основой процесса вертикальной дезинтеграции «банковского производства» в странах Запада. Сегодня банки, сохраняя за собой конечное распределение финансовых услуг, все чаще передают другие функции независимым фирмам на условиях подряда, например, управление рисками клиентов, ведение счетов частных лиц, автоматизированные денежные расчеты и т. д.

Все указанное влечет за собой коренные изменения организационной структуры банков, при сохранении принципа универсализации их деятельности. Факты свидетельствуют, что организационные изменения идут в направлении формирования крупномасштабных диверсифицированных банковских объединений [15] .

Представляется справедливой позиция тех авторов, которые полагают, что главная причина диверсификации «банковского производства» обусловлена факторами, лежащими не на стороне предложения, а на стороне спроса: банки вынуждены диверсифицировать свои продукты и услуги, чтобы полнее удовлетворять потребности клиентов, завоевывая таким путем рынок [16] .

Одновременно с диверсификацией, с целью повышения эффективности, банки пытаются культивировать те особенности своей деятельности, которые могли бы оформиться в конкурентное преимущество перед другими, и, как следствие этого,   проводят стратегию специализации.

Эти, казалось бы, противоречащие друг другу стратегии банки реализуются через реорганизацию структуры подразделений, в частности, с помощью формирования двухуровневой структуры. В таких банках нижний уровень включает специализированные производственные единицы, имеющие автономное управление и свою стратегию получения прибыли и, как правило, юридический статус филиалов; верхний уровень состоит из более крупных подразделений, объединяющих специализированные производственные единицы нижнего уровня.

В организационной структуре крупных банков, как правило, выделяются три основных подразделения, которые занимаются функциями розничного банка (услуги частным лицам и предприятиям), оптового банка (инвестиционного и делового) и управления активами.

Своего рода апогеем реализации стратегии диверсификации является создание финансовых конгломератов, развивающих три основных направления деятельности: классическое банковское посредничество, операции с ценными бумагами и страхование. Причем на этом поле банки соперничают со страховыми компаниями, стремящимися увеличить свои размеры и получить таким путем возможность диверсифицировать свою деятельность.

Очевидно, что сегодня создание финансовых конгломератов, кроме прочего, является и следствием дерегулирования кредитно-финансовой сферы, и новой формой конкуренции, которая становится все более острой. В последние годы большинство мегаслияний в банковской сфере привело к созданию финансовых конгломератов – своеобразных «супермаркетов», занимающихся предоставлением разнообразных услуг [17] .

Важным фактором, влияющим на банковскую деятельность, являются информационные и коммуникационные технологии. В связи с использованием новых банковских технологий эксперты ожидают в ближайшие десятилетия кардинальных изменений во взаимоотношениях банков и клиентов. В некоторых западных странах эти изменения уже начались, в частности, с появлением так называемых дистанционных банков.

Дистанционный банк, используя телефонные каналы связи и компьютерные технологии, предоставляет своим клиентам три вида классических банковских услуг: управление платежными средствами, кредитование и управление сбережениями. Физический контакт между служащими банка и клиентами отсутствует [18] . В базе данных дистанционного банка сохраняются сведения обо всех операциях, которые группируются по отдельным клиентам, счетам и продуктам [19] . Во всех западных странах универсальные банки развивают дистанционные системы обслуживания [20] .

Сегодня информационные и коммуникационные технологии все шире используются для привлечения клиентов, финансовые услуги активно предлагаются через Интернет, а физические контакты банков с клиентами постепенно вытесняются электронной почтой и связями через компьютерные сети. Это позволяет добиться большей индивидуализации предложения банковских продуктов и услуг и оказывать их клиенту в любом месте и в любое время по его запросу.

В этой связи ученые, эксперты, практики все чаще говорят о формировании новой концепции виртуального банка, основанного на информационных и коммуникационных технологиях.

Хотя новые технологии дают банкам дополнительные возможности развития, вместе с тем они таят в себе определенные риски.

Во-первых, новые технологии, изменяя характер взаимоотношений банка с клиентом, делают более простой процедуру смены клиентом обслуживающего его банка. Виртуальный банк несет в себе риск деперсонализации отношений «банк – клиент». Последствия принятия такого рода риска для обеих сторон не изучены и пока малоочевидны.

Во-вторых, плохо продуманная стратегия внедрения новых технологий может повлечь за собой серьезные негативные последствия. Обычно дистанционное банковское обслуживание создается для замены действующих банковских агентств и контор. При этом происходят неизбежные организационные и кадровые изменения в банке (сокращение занятых, числа подразделений, переобучение специалистов и т. д.) [21] .

В-третьих, новые технологии будут способствовать изменению правил конкурентной борьбы в традиционной банковской сфере. Уже сегодня, например, имеет место тенденция вытеснения банков из сферы посредничества в платежах.

Очевидно, что глобализация оказала существенное и не всегда позитивное влияние на банковскую деятельность, если рассматривать этот процесс с позиции интересов национальной экономической системы. Очевидно такжк, что все это не может не формировать новую совокупность рискобразующих факторов, не может не оказывать весьма существенного влияния на изменение степени управляемости национальной банковской системы и на характер «вхождения» банковской системы в кризисные ситуации и особенности выхода из них. Вопрос о связи глобализации и кризисных явлений в банковской сфере заслуживает самостоятельного изучения.

 

Продолжение следует.



[1]  Появление этого термина связывают обычно с именем американского социолога Р. Робертсона, который в 1983 году использовал понятие « globality » в названии одной из своих статей, в 1985 году дал толкование понятия « globalization », а в 1992 году изложил свою концепцию в специальной книге. Исследователи называют также имя Дж. Маклина, как первого или одного из первых экономистов, использовавших это понятие. См. подробнее: Расколотая цивилизация М., Academia – Наука, 1999, 703 с.; Минина Т.И. Влияние глобализации   экономики на финансово-банковскую систему. / Банковские услуги, 2002, № 4, с.8-12.

[2]  Основные исследования ученых, работающих в этой сфере, сосредоточены на следующих направлениях: «метапроблемы» - предотвращение войн и сохранение мира на земле; ликвидация голода и отсталости слаборазвитых стран и т. д.; проблемы природно-экономического характера: экологическая, энергетическая, сырьевая, продовольственная, охрана Мирового океана, развитие естественных и экономических наук и т. д.; проблемы социального характера: демография, межнациональные отношения, охрана здоровья, мировая культура, образование, интеллектуальное развитие, сокращение разницы в уровнях жизненного благосостояния народов и т. д.; проблемы создания единого информационного общества, пространства, совершенствования средств коммуникаций, введение общемировых стандартов,; проблемы научного характера: освоение космоса, исследование внутреннего строения Земли, долгосрочное прогнозирование климата и др.; проблемы смешанного характера, связанные с массовой гибелью людей: региональные конфликты, организованная преступность и терроризм, техногенные аварии, стихийные бедствия и т. д.; так называемые «малые проблемы», сопровождающие все развитие человечества: бюрократизм, потребительство, эгоцентризм и т. п. В указанном перечне нас интересуют прежде всего проблемы второй группы в части, касающейся банковской деятельности. См. подробнее: Гладкий Ю. Глобалистика: трудный путь становления. / Мировая экономика и международные отношения, 1994, № 10; Минина Т.И. Влияние глобализации экономики на финансово-банковскую систему. / Банковские услуги, 2002, № 4, с.8-12; Синев В.М. Глобализация экономики: некоторые аспекты. / Деньги и кредит, 2003, № 5.

[3]  Панова Г.С. Российские банки в зеркале мировых тенденций. / Банковские услуги, 2002, № 12, с.2-11; Ковзанадзе И. Системные банковские кризисы в условиях финансовой глобализации. / Вопр. экономики, 2002, № 8, с.89-95; Синев В.М. Влияние глобализации на банковский бизнес. / Деньги и кредит, 2003, № 5; М. Делягин. Мир 2010-2020 годов: некоторые базовые тенденции и требования к России. / www . forum . msk . ru .

[4] Основные особенности глобализации экономики, которые называют чаще других, следующие:  вовлечение в хозяйственный оборот всех территорий земного шара, а не только прибрежных районов; кризисы даже в самых отсталых странах способны вызвать мощный отклик во всей мировой экономике; процесс образования крупных корпоративных структур вышел за рамки промышленно-развитых стран, охватив развивающиеся страны; капиталы практически беспрепятственно пересекают национальные границы; мировой рынок капитала, мировой валютный и инвестиционный рынки имеют гипертрофированный рост; возникло особое стратегическое направление в управлении транснациональными корпорациями, в том числе и транснациональными банками, – стратегия международного или глобального маркетинга; в структуре национальных экономик все более значительный удельный вес занимают наукоемкие отрасли; использование компьютеров и информационных технологий все сильнее влияют на производство; начала складываться так называемая «информационная прозрачность» всех стран; определенное сближение национальных экономик и финансовых рынков формирует предпосылки для создания механизма глобального регулирования; массовое сознание все чаще и во все большей мере формируется под влиянием деятельности транснациональных корпораций. См. подробнее: Минина Т.И. Влияние глобализации экономики на финансово-банковскую систему. / Банковские услуги, 2002, № 4, с.8-12.

[5]  См. подробнее: Синев В.М. Влияние глобализации на банковский бизнес. / Деньги и кредит, 2003, № 5.

[6]   М. Делягин. Мир 2010-2020 годов: некоторые базовые тенденции и требования к России. / www . forum . msk . ru .

[7]  Так, например, в США действует более 260 иностранных банков, их доля с 1982 по 1989 год возросла с 14 % до 21 %. Японские банки контролируют более четверти банковского рынка Калифорнии. См. подробнее: Дэниэлс Д.Д., Радеба Л.Х. Международный бизнес: внешняя среда и деловые операции: Пер. с англ. М., Дело ЛТД, 1994, 748 с.

[8]  Синев В.М. Влияние глобализации на банковский бизнес. / Деньги и кредит, 2003, №   5.

[9]  Plihon D. Quel modèle de banque pour l’avenir? // Plihon D. Les banques: Nouveaux enjeux, nouvelles stratégies. P ., 1998, р.161-175. Печатается по аналитико-реферативным материалам Центра информационного обеспечения банковской деятельности и предпринимательства Института научной информации по общественным наукам Российской академии наук (ИНИОН РАН). Автор реферата Семеко Г.В. / www . inion . ru .

[10]  Как справедливо отмечает Д. Плион, классическое положение экономической теории о том, что концентрация обеспечивает компаниям господствующие позиции на рынке и экономию на масштабах производства, не применимо к банкам из-за специфики их «производства». Современные исследования показали, что господствующие позиции банка на рынке определяются не столько его размером и численностью конкурентов, сколько возможностью свободного доступа на рынок и ухода с него. Кроме того, принцип экономии на масштабах нельзя распространять на все виды банковской деятельности, поскольку многие банковские услуги и продукты не поддаются анализу с точки зрения издержек. Банки могут добиваться повышения доходности за счет расширения клиентуры и диверсификации своей деятельности более эффективно, чем путем увеличения своих размеров. Об этом свидетельствует успешная работа и высокая доходность многих средних банков, например, в Германии и Франции. Поэтому, вряд ли следует ожидать в будущем исчезновения средних банков. .- См . подробнее : Plihon D. Quel modèle de banque pour l’avenir? // Plihon D. Les banques: Nouveaux enjeux, nouvelles stratégies. P ., 1998, р.161-175. Печатается по аналитико-реферативным материалам Центра информационного обеспечения банковской деятельности и предпринимательства Института научной информации по общественным наукам Российской академии наук (ИНИОН РАН). Автор реферата Семеко Г.В. / www . inion . ru .

[11]  Уже сейчас во Франции семь крупных банковских групп занимают господствующие позиции – Banque nationale de Paris, Credit agricole (включая Banque Indosuez), Compagnie financière de crédit industriel et commercial, Compagnie financière de Paribas, Crédit commercial de France, Crédit Lyonnais, Société générale. Доля этих групп в совокупном балансе кредитных учреждений страны в начале 1998 г. достигала 56,4 %., - См. подробнее: Указ.соч..

[12]  Согласно экономической теории, если процентные ставки (отражающие уровень доходности капитала) длительное время превышают темпы роста производства, то экономика оказывается в состоянии дефляции, т. е. медленных темпов роста и инфляции. Исследования подтверждают депрессивное воздействие завышенных процентных ставок на экономику. Даже в условиях благоприятной экономической конъюнктуры успешно развивающиеся компании не могут длительное время поддерживать темпы роста добавленной стоимости, опережающие темпы роста ВВП.

[13] Действительно, в одних странах значительную роль играют банки с государственным капиталом и региональные банки, контролируемые местными органами власти (Германия), в других (США, Великобритания, Франция) – кооперативные банки и банки взаимных сбережений. В Германии около 50 % рынка кредитов и депозитов приходится на долю сбербанков, тогда как доля классических коммерческих банков не превышает 25 %. Структура банковского сектора постоянно меняется, однако направления изменений различаются по странам. Так, в некоторых странах отмечается тенденция к сокращению сферы деятельности кооперативных банков и банков взаимных сбережений. В частности, в Великобритании жилищно-строительные кооперативы с 1997 г. стали менять свой статус и акционироваться. Во Франции кооперативные банки и банки взаимных сбережений берут под свой контроль коммерческие банки, в результате чего формируются смешанные банковские группы. Диверсификация банковских учреждений сохранится и в будущем, поскольку останутся такие ее предпосылки, как разнообразие запросов клиентов, невыгодность некоторых услуг для коммерческих банков и т.д. – См. подробнее: Указ.соч.

[14]  Так, например, в 90-х годах филиал американской корпорации General Electric – GE Capital Services начал интенсивно развивать во Франции сеть кредитно-финансовых учреждений, занимающихся предоставлением потребительских кредитов, кредитованием строительства и покупки жилья, факторингом, страхованием и другими банковскими услугами. В настоящее время персонал этого филиала насчитывает более 2800 человек.

[15]  Объяснение этой тенденции обычно основывается на концепции «экономии за счет разнообразия», получившей распространение в последнее время. Эта концепция, обосновывающая эффективность диверсифицированных банков, противопоставляется подходу с позиции экономии на масштабах производства. Согласно этой концепции, производство нескольких товаров или услуг одновременно одним предприятием дает «экономию за счет разнообразия», так как в этом случае производственные издержки ниже, чем при производстве этих товаров или услуг разными предприятиями. Отсюда делается вывод, что банки заинтересованы в диверсификации, поскольку это обеспечивает экономию и способствует снижению издержек производства

[16]  Именно с этой точки зрения следует оценивать мегаслияния крупнейших банков в 1997-1998 гг.: в США – Morgan Stanley и Dean Witter, Travelers и Salomon Brothers; во Франции – Indosuez и Credit Agricole; в Швейцарии – Union de Banque Suisse и Societe de la Banque Suisse, которое привело к образованию второй по размеру банковской группы мира United Bank of Switzerland. Plihon D. Quel modèle de banque pour l’avenir? / Plihon D. Les banques: Nouveaux enjeux, nouvelles stratégies. P ., 1998, р.161-175. Печатается по аналитико-реферативным материалам Центра информационного обеспечения банковской деятельности и предпринимательства Института научной информации по общественным наукам Российской академии наук (ИНИОН РАН). Автор реферата Семеко Г.В. / www . inion . ru .

[17]  Характерный пример – создание в США в 1998 г. Citigroup на базе слияния страховой фирмы Travelers и коммерческого банка Citicorp. Другой пример – объединение в Бельгии банка Générale de Banque и финансовой группы Fortis.

[18]  Первые дистанционные банки появились в Великобритании. В 1989 г. Midland Bank учредил First Direct, который начал осуществлять текущие банковские операции в режиме дистанционного банка. В настоящее время First Direct является бесспорным лидером на рынке дистанционных банковских услуг в Европе, обслуживая свыше 500 тыс. клиентов.

[19]  Дистанционная система имеет преимущества как для клиента, так и для банка. Так, клиент ведет переговоры лишь с компьютером, к которому он обращается со всеми просьбами о проведении разных операций. Что касается банка, то он получает двойную выгоду. Во-первых, уровень издержек у дистанционного банка ниже, чем у банка, работающего через агентства. Во-вторых, дистанционная система является очень эффективным инструментом продажи и маркетинга услуг. Она позволяет сделать контакты банка с клиентами более частыми (в среднем 2-3 раза в месяц); точно рассчитать доходность операций с каждым клиентом по каждому отдельному продукту или услуге; предугадать запросы клиентов и очень быстро адаптировать предложение услуг и цены на них в соответствии со спросом. Кроме того, анализ базы данных используется банками для прогнозирования своей деятельности, разработки и внедрения новых продуктов и услуг, которые потребуются клиентам в будущем.

[20]  Так, во Франции первым дистанционным банком стал созданный в 1987 г. банк Cortal. В 1994 г. группа Paribas учредила дистанционный банк Banque Directe по образцу First Direct. Позднее появилось еще несколько дистанционных банков – Credit du Nord, Cetelem, UCB, Cardif и др. Но все же во Франции система дистанционных банков менее развита, чем в Великобритании. Так, ведущий французский дистанционный банк Cortal имеет всего 25 тыс. клиентов.

[21]  Использование стратегии Midlbank и First Direct не дает гарантии успеха другим банкам, ставшим на путь развития дистанционного обслуживания. Есть примеры, когда такие попытки кончались неудачей, например, проект Национального общества железных дорог Франции – Socrate.