Так что же все-таки случилось? Власти упорствуют: настоящего кризиса не было. Поскольку экономика росла. А банкам хватало ликвидности. Просто небольшое сотрясение. На межбанковском рынке. Из-за утраты взаимного доверия.

Последнее справедливо. Только пошла вибрация - народ ринулся в банки. За деньгами. С одной мыслью: забрать, пока не украли. Тут же разуверились банкиры. Друг в друге. Потому расползлись по своим норам. Закрылись на засовы. Превратив межбанк в пустыню. Руководители Центробанка сперва молчали. Тоже, наверное, потому, что никому не верили. Поддержим, думали, кого-то. Поможем деньгами. А тот обворует вкладчиков. Сбежит. Спросят с нас. Нет уж.

А ведь это и есть подлинный кризис. Причем в самой тяжелой форме. Ибо банковская система стоит на доверии. Без него бессмысленна.

Общая подозрительность объяснима. Слишком много банкиров-грешников. Сильно рискуют чужими деньгами. Лезут в долги. Работают "втемную". Лгут надзору. Мухлюют с отчетностью. И покуда такое творится, кризисов не избежать.

Надо признать: ЦБ стал действовать гораздо решительнее. Ужесточает контроль. Добивается роста капитала банков. Переводит их на международные стандарты финансовой отчетности (МСФО). Достраивает механизм страхования вкладов. Его теперь хвалит даже МВФ. Чего раньше не замечалось.

Тут, правда, есть один нюанс. Пока Неглинка пополняет "белый" список. Называя банки, включенные в систему страхования. И ничего не говорит о тех, кому отказано. "Черный" список засекречен. А ведь в нем сотни контор. Все функционируют. Люди несут туда деньги. Выносить же, возможно, будут другие. Отбывая с ними в неизвестном направлении.

Понимаю, что гласность чревата банкротствами. Ну и хорошо.

Во время кризиса  ЦБ работал как пожарная команда. То есть: если не горит - сплю, если горит - тушу. Как оказалось, вариант дорогостоящий. Пришлось влить в экономику не менее 200 млрд. руб. По разным каналам. Деньги, понятно, поступили вне всяких планов и программ. Что ж удивляться высокой инфляции... Но ведь можно и по-другому. Без авралов. Через систему рефинансирования банков. Она есть. Только недостроенная. А потому маломощная.

Главный вопрос - залоги. Пока ЦБ доверяет государственным ценным бумагам. Дескать, бюджет не подведет. Всегда оплатит.

Активы, конечно, отличные. Они, правда, сосредоточены в госбанках. А у частников бумаги другие. Тоже российские. Только корпоративные. В том числе первоклассные. Но Центробанк их не берет. Отказывая банкам в кредитах.

Получается так: за границей бумаги уважают. Покупают, принимают в залог и т.д. А родной ЦБ все еще сомневается. Несуразица. Надо исправлять.

Рефинансирование - прибор полезный. Если только вовремя включать и выключать. Регулируя денежный поток. Задача посильная. Нужно лишь научиться распознавать угрозы. Заранее. На дальних подступах к банковской системе. Там и гасить.

Сейчас видны две опасности. Первая идет от фондового рынка. Его сильно трясет. А ведь там немало банков. С портфелями ценных бумаг.

Сильные стали сворачиваться. Фиксируют убытки. Уходят. Остальные выжидают. Оставаться страшно. Вдруг рынок провалится еще глубже. Продавать еще страшнее. Потери могут быть большими. А какие-то банки вообще утратят ликвидность. При дальнейшем падении возможен кризис. Не слабее прошлогоднего.

Второй риск - внешние заимствования. Мода на них сохраняется. Везут деньги охапками. Полностью выбирая лимиты на Россию. Натаскали столько, что частный внешний долг превысил государственный. Процесс стихийный. Никем не контролируется. Никого не интересует.

Напрасно. Ведь ситуация в экономике неустойчива. Что чревато подрывом платежеспособности. Как самих банков, так и их клиентов.

Среди последних - власти регионов. Сейчас лезут в долги. Чтобы осилить монетизацию льгот. Как, интересно, будут расплачиваться? Ведь бюджеты и так слабые. А где дефолт - там и кризис...

Об экзаменах обычно говорят: сдал и забыл. Как страшный сон. С "Ликвидацией кризисов" так нельзя. Предмет особый. Должен усваиваться намертво.