На практике для этого используется выемка, суть которого состоит в получении либо принудительном изъятии определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, при условии, что условии, что точно известно, где и у кого они находятся.

 Выемка, производимая в кредитных организациях, представляет определенные особенности по порядку принятия решения и проведения данного следственного действия. Связано это с тем, что сведения, содержащиеся в истребуемых документах, содержат охраняемую законом информацию. Согласно ст. 857 ГК РФ банк (иная кредитная организация) гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и в порядке, предусмотренных законом. В случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков. Статья 26 ФЗ «О банках и банковской деятельности» устанавливает исчерпывающий перечень государственных органов и их должностных лиц, имеющих право доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну, а также условия предоставления информации. В частности, органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве, справки по операциям и счетам юридических лиц, индивидуальных gредпринимателей, счетам и вкладам физических лиц выдаются кредитной организацией при наличии согласия на это прокурора (части 2, 4 статьи).

Разница между получением справок, содержащих банковскую тайну и выемкой документов, ее содержащих, в том, что при выемке получаются или изымаются сами первичные материальные носители информации, тогда как справки по операциям и счетам представляются вторичными носителями. В таком случае порядок производства выемки должен быть по логике вещей сложнее порядка получения справок по операциям и счетам клиентов.

Основания и порядок производства выемки регламентируется статьей 183 УПК РФ. Согласно части 1 статьи при необходимости изъятия определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, и если точно известно, где и у кого они находятся, производится их выемка. Часть 2 статьи в регламентации порядка проведения выемки отсылает к порядку производства обыска (ст. 182 УПК), за исключением установленных в ней специальных правил. То есть, о проведении выемки следователь выносит постановление, а сама выемка проводится в присутствии понятых и ее ход протоколируется (ст. 164, 166, 170 УПК РФ).

Части 3 и 4 статьи 183 УПК содержат важные для проведения выемки в кредитной организации нормы. Согласно части 3 выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, производится следователем с санкции прокурора, а по части 4 выемка документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 УПК. В таких случаях следователь обязан с согласия прокурора ходатайствовать перед судом о проведении данного следственного действия, о чем выносится соответствующее постановление.

Конституционной основой здесь выступает статья 23 Конституции РФ о праве каждого на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны. Данные нормы также вполне соотносятся с нормами ст. 857 ГК РФ и ст. 26 ФЗ «О банках и банковской деятельности».

 Во взаимоотношениях следственных органов и кредитных организаций вызывает разногласия вопрос о толковании нормы статьи ч. 3 ст. 183 УПК. Представители органов следствия часто настаивают на буквальном толковании, утверждая, что при выемке документов по счетам юридических лиц (организаций) не требуется судебное решение, а достаточно санкции прокурора. В приложении № 78 к УПК, содержащем бланк постановления о возбуждении перед судом ходатайства о производстве выемки в банках (иных кредитных организациях) также упоминаются только счета (вклады) граждан.

 Однако такое понимание нормы закона вызывает большие сомнения с позиции закрепленного в конституции РФ равенства перед законом и судом (ст.19). Ведь за личностью юридического лица стоят интересы определенных граждан, т. е. физических лиц. Конституционный суд России, распостраняя действие Главы 2 Конституции на юридических лиц, в принимаемых им актах неоднократно подчеркивал, что юридические лица по своей сути являются объединениями, которые созданы гражданами для совместной реализации своих конституционных прав, как право свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34, часть 1, Конституции Российской Федерации) и право иметь в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами (статья 35, часть 2, Конституции Российской Федерации).[1] Следовательно, провозглашенные Конституцией РФ права и свободы граждан, а также гарантии их реализации должны распостраняться и на юридических лиц, в той мере, в какой это соответствует их существу.

 Изложенное означает, что норму ч. 3 ст. 183 УПК следует толковать расширительно, поскольку вкладываемый в нее законодателем смысл шире буквального слововыражения. Только такое толкование соответствует Конституции РФ и согласуется с нормами п. п. 7, 9 части 2 ст. 29 УПК РФ, согласно которым только суд правомочен принимать решения о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях и о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, а также с нормой ст. 10 ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального Кодекса РФ» от 18.12.2001 N 177-ФЗ, в которой устанавливается срок введения в действие части 2 ст. 29 УПК РФ (без указания на принадлежность счетом и вкладов гражданам - А. А.). К сожалению, такая разноголосица в тексте закона, объяснимая, на мой взгляд, только небрежностью законодателя, влечет споры между кредитными организациями и следственными органами. Однако каких-либо критических комментариев к статье 183 УПК и материалов судебной практики обнаружить не удалось.

Таким образом, при выемке в кредитной организации документов, содержащих информацию о счетах и вкладах клиентов кредитной организации, независимо от того физические это лица или юридические, необходимо наличие судебного решения. При выемке документов, содержащих иную охраняемую тайну, например, коммерческую тайну самой кредитной организации, необходима санкция прокурора.

 

 

 



[1] См. например Постановление Конституционного Cуда РФ от 24 октября 1996 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 года "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" //  Российская газет от 6 ноября 1993 г.