Проблемы российского банковского сектора минувшим летом спровоцировали новый виток настороженности иностранных финансовых институтов по отношению к российским кредитным организациям. Однако уже осенью 2004 года некоторые, в основном крупные, российские банки смогли достаточно успешно привлечь западное финансирование, и новые заимствования проходят или готовятся сейчас. Хотя для многих средних и мелких отечественных банков этот источник финансирования все еще малодоступен, ожидается, что объемы иностранных заимствований будут расти. Это связано с необходимостью привлечения новых источников для финансирования быстроразвивающегося банковского бизнеса. Единичные случаи отказа иностранцев от работы с нашими банками (в ноябре прошлого года United Bank of California заявил о прекращении с начала 2005 года корреспондентских операций с российскими банками) не должны привести к перелому общей положительной динамики. Однако стоит отметить, что неопределенность сотрудничества иностранных финансовых институтов с российскими банками все еще сохранится, что будет зависеть от восприятия уровня рисков в стране и банковском секторе, а также динамики международных рынков.

В поиске заимствований

Иностранных инвесторов привлекает огромный потенциал расширения и более высокая доходность, отличающие молодые банковские сектора многих развивающихся стран. Как наглядно показывает опыт стран Восточной Европы, в поисках новых источников доходов западные банки с готовностью инвестируют в финансовую систему развивающихся стран. Решающими факторами при принятии инвестиционного решения становятся уровень кредитных рисков, стратегия, рыночное позиционирование, перспективы роста, а также качество корпоративного и оперативного управления. Таким образом, по мере снижения уровня кредитных и операционных рисков, а также дальнейшей стабилизации макроэкономической ситуации в России объемы иностранного финансирования в нашей банковской системе будут возрастать.

Суммарный объем выпусков еврооблигаций российских банков, начиная с сентября 2004 года, превысил $2 млрд (подробнее см. таблицу). Кроме того, начиная с осени 2004 года российские банки привлекли синдицированных кредитов западных банков на сумму более $800 млн. Однако стоит отметить, что большая часть этих заимствований приходится на крупнейшие российские банки. Например, около половины всех выпусков еврооблигаций за данный период приходится на Внешторгбанк (рейтинги Standard & Poors BB+/Стабильный/B), который также привлек в ноябре прошлого года самый крупный в российской истории синдицированный кредит на $300 млн. Организаторами синдицированного кредита выступили более 40 иностранных банков, в том числе и четыре крупнейших мировых финансовых учреждения – ABN AMRO Bank, Citibank, ING Bank и JP Morgan.

Опасаясь, что грядущий рост мировых процентных ставок существенно повысит стоимость заимствований, ряд российских банков готовит новые выпуски еврооблигаций и синдицированные кредиты. «Хоум Кредит энд Финанс Банк» (рейтинги Standard & Poors B-/Стабильный/С) намерен привлечь около $150 млн на три года. Альфа-банк (рейтинги Standard & Poors B/Стабильный/С) размещает двухлетние бумаги на $150 млн. Во второй половине января новые еврооблигации на $300 – 500 млн сроком от пяти лет представил инвесторам Внешторгбанк. Сбербанк также объявил о своем намерении представить второй выпуск еврооблигаций.

То, что значительная доля западных заимствований все еще приходится на крупнейшие банки, объясняется их более высокой инвестиционной привлекательностью и качеством раскрытия информации для иностранцев. Наличие кредитного рейтинга — немаловажный фактор при привлечении иностранных ресурсов. На данный момент Standard & Poor’s рейтингует в России около 30 банков, инвестиционных и страховых компаний.

В то же время стремление иностранных финансовых институтов диверсифицировать свой клиентский портфель, улучшающаяся информационная прозрачность, постепенное снижение рисков, а также более высокая маржа – в отличие от операций с крупнейшими банками – объясняет их интерес к российским банкам за переделами первой десятки. Заметной в этой связи является клубная сделка в 2005 году для Московского кредитного банка на сумму $10 млн. Ее координатором выступил немецкий Commerzbank AG. Другими участниками сделки стали Wachovia Bank, N. A. (США), Nova Ljubljanska Banka D.D. (Словения), Bankgesellschaft Berlin AG и AKA Ausfuhrkredit-Gesellschaft (Германия). Стоит также отметить синдицированный кредит НОМОС-Банка в 100 млн долларов США, привлеченный в декабре 2004 года. Организатором и уполномоченным агентом стал Standard Bank London (Великобритания). Также в качестве организаторов кредита НОМОС-Банку выступили Commerzbank AG (Германия) и британский филиал банка UFJ (Япония).

Не продается!

В отличие от большинства стран Центральной и Восточной Европы российский банковский сектор представляет собой исключение в активном процессе привлечения прямых иностранных инвестиций. Менее 10% совокупного банковского капитала страны контролируется западными инвесторами. При этом западные инвесторы ограничиваются главным образом открытием собственных дочерних банков, воздерживаясь от прямых инвестиций в капитал существующих отечественных банков. Хотя события последних месяцев свидетельствуют о росте интереса западных банков к России, все же в ближайшее время не приходится ожидать значительного роста объема прямых иностранных инвестиций, которые могли бы существенно изменить расстановку сил и структуру российского банковского сектора.

Во второй половине 2004 года были объявлены сделки о приобретении ДельтаБанка лидером американского рынка потребительского кредитования General Electric Capital, а также о планирующейся покупке банком Cetelem, «дочкой» французского банка BNP Paribas (рейтинги Standard & Poors обоих банков AA/Стабильный/A-1+), крупной доли участия в капитале компании «Русский Стандарт», владеющей свыше 90% одноименного банка (рейтинги Standard & Poors B/CreditWatch/Позитивный/С). Несмотря на срыв переговоров с собственниками «Русского Стандарта», BNP Paribas не теряет интереса к развитию бизнеса в России. В январе 2005 года стало известно о переговорах BNP Paribas, а также Deutsche Bank (рейтинги Standard & Poors AA-/Стабильный/A-1+) и итальянским Banca Intesa (рейтинги Standard & Poors A/Стабильный/A-1) о возможном приобретении долей в капитале КМБ-банка, контролируемого ЕБРР.

Иностранные инвестбанки активизировались на российском рынке в 2003 году, когда Credit Suisse First Boston возобновил брокерские операции в Москве, а Brunswick UBS начал обслуживать российских клиентов. В прошлом году Merrill Lynch открыл офис в Москве, а Morgan Stanley планирует открыть здесь дочерний инвестбанк. Dresdner Kleinwort Wasserstein начал операции на рублевом рынке ценных бумаг, а UBS довел свою долю в дочерней российской инвесткомпании Brunswick UBS до 100%. В ноябре 2003 года Deutsche Bank купил 40% акций United Financial Group Ltd., которой принадлежит один из лидеров российского фондового рынка – Объединенная финансовая группа (на прошлой неделе стало известно, что немецкий банк планирует увеличить свою долю в ОФГ до 100%).

Упомянутые сделки свидетельствуют, что сейчас интерес западных стратегических инвесторов в основном сосредоточен на специализированных банках с заметными позициями в своих сегментах рынка или регионах. В то же время потенциальный спрос западных инвесторов именно на приобретение существующих универсальных коммерческих банков пока выглядит сомнительным. Важной отличительной особенностью российского банковского рынка является его высокая фрагментированность, когда даже крупнейшие банки (за исключением Сбербанка) занимают незначительные индивидуальные доли на рынке – ниже 5%. В связи с этим экономическая эффективность приобретения банка с маленькой долей рынка представляется спорной. Фактически в России все еще возможно создать достаточно крупного игрока с нуля, что и делают западные банки, накапливая собственный опыт работы на нашем рынке.

Стоит отметить, что на данном этапе и российские собственники не спешат продавать свои банки. В условиях сложившейся модели банковского бизнеса в России жесткая подконтрольность банков своим финансово-промышленным группам является неотъемлемой частью ведения корпоративного бизнеса. Укрепление корпоративной культуры, последовательная оптимизация операционных структур российских ФПГ, а также общее переосмысление их инвестиционных приоритетов должно привести к продаже непрофильных активов, включая банки. Опасения враждебного поглощения российских банков западными инвесторами в условиях фактического отсутствия биржевых сделок с акциями банков (за исключением Сбербанка), высокой концентрации собственности и бизнеса банков, на наш взгляд, преувеличены.

Заметим, что представления банков и их потенциальных инвесторов о стоимости приобретаемого актива значительно отличаются, что также усложняет процесс притока иностранного капитала в российский банковский сектор. Дело в том, что применение традиционной модели дисконтирования потоков будущей прибыли в развивающихся странах затруднено из-за неопределенности дальнейшей динамики развития рынка и скрытых операционных рисков. Оценки продажной стоимости российских банков также не являются однозначными в свете слабой базы и низкой устойчивости доходов от традиционного банковского бизнеса, а также высокой концентрации клиентской базы и бизнеса. В этих условиях потенциальные инвесторы склонны предлагать цену, которую собственники банков считают заниженной. Именно этим объясняется и широко распространенное мнение о том, будто в Восточной Европе иностранным банкам удалось приобрести местные банки в основном по очень низким ценам. Однако не стоит забывать, что подобные вложения следует рассматривать как высоко рисковые, зачастую носящие венчурный характер, где определение «рыночной стоимости» едва ли применимо.

Именно банки с серьезными позициями на отдельных сегментах рынка или в регионах представляют интерес для западных инвесторов. В свете вышеизложенного можно сказать, что в ближайшем будущем вероятность массовой скупки банков на российском рынке иностранными инвесторами еще невысока, хотя единичные сделки возможны. Очевидно, что на данном этапе иностранные финансовые институты ориентируются на органический рост своих дочерних банков в России. В среднесрочной же перспективе прогресс в таких областях, как прозрачность собственности, корпоративное управление, продуманная стратегия рыночного позиционирования, диверсификация деятельности и укрепление структуры доходов, несомненно, окажут положительное влияние на приток прямых западных инвестиций в российский банковский сектор. Дополнительным стимулом для активизации этого процесса станут реальные шаги по проведению банковской реформы и снижение на рынке доли государственных банков.