У моего мужа оказалась превосходная коллекция старинных купюр и иностранных дензнаков. Но если последние не слишком меня заинтересовали, то к первым я буквально прикипела душой. Человеку, выросшему на "зеленых" советских трешках или "синеньких" пятирублевках с изображением вождя всех времен и народов, трудно было представить, что когда-то существовали такие огромные купюры. И что такую бумажку можно было засунуть в кошелек только при одном условии - сложив вчетверо. Так и делали, отчего купюра терлась по сгибам. И становились понятными полузабытые слова Плюшкина из "Мертвых душ": "Бумажка-то старенькая, потерлась немного….".

Терлись дореволюционные деньги действительно легко и непринужденно. Конечно, зависело это напрямую от качества бумаги, а, значит, и от времени, когда они были напечатаны. Например, те же "керенки" выживали с трудом, благо выпускались в период инфляции и выбрасывались на финансовые рынки страны огромными пачками. Тут было не до того, чтобы печатать их на хорошей бумаге, цены росли стремительно, денег в обороте не хватало. Короче, события до боли напоминали наше собственное недавнее прошлое - начало 90-х годов. Кстати, с какого-то момента "керенки" стали выпускать рулонами, то есть купюру от купюры не отделяли. И один из таких рулонов благополучно хранится у нас в семье, как напоминание о тех временах, когда за пуд хлеба покупатели просто отматывали его часть.

Вы думаете, что если "керенками" в 17-ом завалили рынок, то их теперь легко можно обнаружить в семейных сундуках? Выясняется, что нет. То ли потому, что эти деньги напоминали о слишком страшных событиях, то ли потому, что ими действительно топили печки и оклеивали стены, но они с подкупающей быстротой исчезли с лица земли. Знакомый коллекционер, которому мы с мужем их показали, объяснил, что подобный раритет стоит по нашим временам неплохих ныне действующих денег. Около 500 рублей. При этом степень потертости или помятости купюры - только плюс. И по непонятным для меня причинам 40-рублевые "керенки" ценятся выше, чем 20-рублевые. Возможно, потому, что их меньше выпускалось или просто меньше сохранилось.

"Керенки", конечно, деньги очень интересные и по виду, и по историческому содержанию. Но, как отметил эксперт, лучшими экземплярами нашей скромной коллекции, конечно, являются "катеньки". Что и неудивительно, если учесть, что именно ассигнации, выпущенные в царствование Екатерины II, были первыми бумажными деньгами в России. До этого все финансовое обращение в стране базировалось на медных деньгах, так как серебра и золота в то время было недостаточно. По понятным причинам, это создавало сложности: во-первых, выпуск таких денег требовал больших усилий и затрат, чем печать ассигнаций, а во-вторых, таскать даже сравнительно скромную сумму денег в кармане было нелегко. Например, платеж в сумме 100 рублей в пятикопеечных медных монетах весил более 6 пудов (около одного центнера).

Годом рождения первых "бумажек" стал 1769 год. Они мало походили на деньги в нашем представлении. Это были, скорее всего, банковские обязательства-расписки на получение монеты. В последний год царствования Екатерины II за ассигнационный рубль давали 68,5 копейки. Бумага для ассигнаций изготовлялась на Красносельской мануфактуре (а позже на бумажной мануфактуре в Царском Селе), имела водяные знаки. Печать осуществлялась в Сенатской типографии. Приходится признать, что качество бумаги было невысоким, да и полиграфическое исполнение оставляло желать лучшего. Наиболее близкими к народу оказались "синенькая" - так по вполне очевидной причине называли 10-рублевую ассигнацию, и "красненькая" пятирублевка. Могу похвастаться, что и та, и другая купюра в нашей коллекции имеется. И цена на них при продаже любителю старых денег с рук достигает нескольких тысяч рублей.

Бумажные деньги, выпущенные в правление Александра I - тоже теперь коллекционная редкость. Особенно это определение касается ассигнаций, изготовленных в 1818 - 1819 годах. Они существенно отличались от старых образца 1786 года. И их было куда сложнее подделать, чем "катеньки" и, уж конечно, чем "керенки": на купюрах появились привычные теперь водяные знаки, а по четырем сторонам ассигнаций высвечивался текст "Государственная банковская сторублевая (или другого достоинства) ассигнация". Коллекционеры ценят их немногим дешевле, чем "катеньки".

Понятно, что это - далеко не все экземпляры, хранящиеся в коллекции. И наша коллекция - скорее, любительская, чем профессиональная. Там нет, например, знаменитых кредитных билетов с портретом Петра I достоинством в 500 рублей. И Екатерины II - в 100 рублей, выпущенных на рубеже XIX-XX веков. Нет и ассигнаций, появившихся на свет в результате денежной реформы министра финансов Канкрина в 40-ые годы XIX в. Однако и без этого, как заверил эксперт, она представляет немалую цену. От себя добавим - и неплохое капиталовложение.