-Есть ли, по-вашему, у иностранных банков в России конкурентный вес, способный вытеснить наши российские с рынка?

– Банки с иностранным капиталом в России находятся в тех же условиях, в которых приходится работать и российским банкам. И никаких особых конкурентных преимуществ них нет, кроме того, что за спиной у них стоит большая материнская компания. Работают они под российской юрисдикцией и обязаны выполнять те же самые нормативы, что и российские банки. С другой стороны, у них, конечно, есть современные западные технологии обслуживания клиентов. Однако эти конкурентные преимущества «компенсирует» гораздо больший объем необходимых для их работы процедур согласований. То есть нельзя забывать, что всегда есть и преимущества, и недостатки. Главное, что они – такие же российские банки, как и наши. И я надеюсь, никто и ничуть не заблуждается по этому поводу. Что касается культуры обслуживания, то мы тоже уже подтягиваемся.

– А есть ли у российских банков конкурентные преимущества перед банками с иностранным капиталом?

– Наши банки не так заорганизованны, как банки с иностранным капиталом, и они более гибкие в работе. На нашем рынке тоже есть банки разного уровня и разного формата. Более крупные банки, с госучастием в чем-то более инерционны, но зато у них сравнительно более мощная ресурсная база. Частные банки, хоть и имеют меньший ресурс, но зато больше ориентированы на клиента. И за счет этого многие из них продолжают развивать и наращивать свои масштабы. Скажите, есть ли преимущества у россиянина, у которого папа иностранец? Он, конечно, может поехать к папе за границу, получить там западное образование, воспользоваться иными зарубежными благами. Но это одновременно имеет и свои издержки.

– Но все-таки участники рынка опасаются прихода иностранных банков в Россию, открытия их полноценных филиалов?

– Этой угрозы нет, поскольку прихода иностранных банков не предполагается. Я думаю, все понимают, что национальная экономика должна иметь соответствующий уровень национального обеспечения банковскими услугами, прежде чем пускать на рынок чужие финансовые структуры. Это можно сравнить с оборонной ситуацией страны. Можно, конечно, иметь иностранные военные базы на своей территории, но вначале нужно сформировать собственную систему обороны и поднять ее на должный уровень, а потом уже сотрудничать с другими армиями. Иначе о самостоятельности государства и его независимости можно забыть. Так что если бы в России прямо сейчас появились полноценные филиалы иностранных банков, это была бы нечестная и неравноправная игра. В банках с частным капиталом преимуществом является большая адаптивность к условиям рынка, к потребностям клиентов. Там же, где присутствует госкапитал или иностранная подпитка, конечно, могут быть свои преимущества. Но и условия при этом сложнее, поскольку их диктуют соответствующие держатели пакета. В конкурентных условиях преимущество банков с частным капиталом в том, что они зависят от более эффективного собственника, с которым согласовывать свои действия удается более оперативно, поскольку действовать приходится в соответствии с тем, что диктует рынок.

– Но банки с иностранным капиталом имеют возможность более динамичного манипулирования системой процентных ставок?

– В отличие от частных банков с российским капиталом, у них есть большая подпитка от головного банка. У российских банков она тоже есть, но довольно лимитированная. Но когда кто-то живет в тепличных условиях, всегда есть риск ожирения.

– То есть стабильная поддержка снижает иммунитет банка?

– Вот я недавно познакомился с актером Георгием Жженовым, которому скоро исполняется 90 лет. Он, пройдя 17 лет лагерей и голод, выглядит бодрее и спортивнее некоторых молодых. Я спросил у него, как это он умудрился выжить в таких нечеловечески условиях и как ему удается поддерживать форму? На что он ответил, что в результате получил такой иммунитет, который позволит все пережить. Так же и наши банки. Они поставлены в такие условия, что уж если они и выдерживают такой натиск, как сейчас, то потом сумеют выжить в любых сложных условиях. Но, конечно, вначале нужно еще выжить. Ведь посажены мы все-таки на голодный паек с точки зрения ресурсов и чрезмерного объема затрат.