Бум на российском рынке потребительского кредитования заставляет западных финансовых гигантов платить сотни миллионов долларов за сравнительно небольшие отечественные банки. General Electric Consumer Finance (GECF) купила Дельтабанк за $100 млн. Французская Cetelem, розничное подразделение BNP Paribas, заплатила $250 – 300 млн (точная сумма сделки не разглашается) за 50% акций ЗАО «Русский Стандарт», владеющего 90% одноименного банка. А ведь у BNP Paribas есть собственный дочерний банк в России.

Очевидно, что основную ценность «Дельты» или «Русского Стандарта» составляет их клиентская база. А проще говоря, те кредитные истории, которые скопил банк за время своего общения с заемщиками. Неудивительно, что «Русский Стандарт», который четыре года назад первым начал выдавать экспресс-кредиты в торговых сетях и за это время накопил значительный объем информации, так неприступен и категоричен, когда речь заходит о возможности его присоединения к какому-либо кредитному бюро.

Но наряду с 40-кратным ростом российскому рынку потребительского кредитования пророчат и многочисленные дефолты. Ринувшиеся в столь прибыльную нишу банки в надежде оттеснить конкурентов и набрать привлекательный для инвесторов кредитный портфель существенно упрощают процедуры оценки заемщиков. Необходимость создания в стране бюро кредитных историй возрастает с каждым днем.

А поскольку мировой опыт организации подобных бюро гораздо богаче российского, то приход в нашу страну глобальных лидеров «бюрократического» бизнеса фактически предопределен. Заодно и западные финансовые монстры получат возможность как минимум на два порядка снизить стоимость входа на российский рынок.

Эксперимент Experian

Мировые «хранители» кредитных историй – Dan & Bradstreet, Experian, Schufa, Trans Union – приходят в Россию не столько с живыми деньгами, сколько с программным обеспечением и «бизнес-процессами». Наглядный тому пример – совместное кредитное бюро, учрежденное британской Experian и группой «Интерфакс».

Соучредители договорились о создании бюро на паритетных началах. Однако ни общая сумма вложений, ни сведения о том, что именно каждый из партнеров внес в общий котел, не разглашаются.

По курсирующей на рынке информации, Experian изначально пришла в Россию с целью продажи своих технологий чуть ли не за $2 млн. Желающих за такую цену приобщиться к благам западного интеллекта долго не находилось. Более того, еще год назад представители Experian заявляли о своем намерении навсегда покинуть Россию.

Видимо, взносом Experian в совместный проект с «Интерфаксом» как раз и стали эти технологии и раскрученный мировой брэнд. Со стороны информагентства кредитное бюро должно получить главный товар – информацию. Причем речь может идти не только о банковских сведениях, но и, например, о тех данных, которыми располагают мобильные операторы.

А вот обеспечить новое бюро клиентской базой «Интерфакс» вряд ли сумеет. «Первичными потребителями услуг кредитных бюро еще долго будут банки и только банки, – утверждает директор по развитию Национального бюро кредитных историй АРБ Алексей Волков. – Вы можете взять справочник «Крупнейшие банки России», и вот 300 крупнейших оттуда – это уже и есть ваша готовая клиентская база».

Коммерческий директор Experian Джон Хэдлоу прогнозирует, что в России его компания будет получать до 5 млн заявок в год. В то время как в Великобритании Experian получает 2 млн заявок в неделю, а в США – 1,8 млн заявок в день.

До недавнего времени Experian активно охотилась за грантом, который входящая в группу Всемирного банка Международная финансовая корпорация (IFC) намерена предоставить одному из российских кредитных бюро. За право обеспечить россиян своими технологиями, освоив эти $1– 3 млн, особенно активно боролись Experian и американская Trans Union. Нынешняя сделка Experian с «Интерфаксом» наводит на мысль, что победа за грант IFC остается за Trans Union. А это значит, что в ближайшее время на российский рынок может прийти еще один крупный западный «бюрократ».

Расстановка «бюрократов».

Появление Trans Union в России тем более вероятно, что его интересы активно лоббирует вице-президент инвестиционного фонда «США-Россия» Марлена Херли. Фонд, в котором трудится Херли, финансируется правительством США. И логично предположить, что базирующаяся в Вашингтоне IFC поддержит своими деньгами именно Trans Union.

Похоже, что партнером Trans Union в России станет Национальное бюро кредитных историй АРБ (НБКИ АРБ). По крайней мере, предварительно структуры уже договорились о сотрудничестве. А после присоединения к НБКИ Сбербанка и кредитного бюро при Ассоциации региональных банков «Россия» его рейтинг в глазах потенциальных партнеров и клиентов сильно повысился.

Правда, НБКИ АРБ ведет переговоры о партнерстве и с лидером немецких кредитных бюро Schufa. Однако, если участие Trans Union станет условием предоставления гранта IFC, вряд ли АРБ пойдет на финансирование технологий Schufa из своего кармана. Даже несмотря на то, что по типу своей организации Schufa гораздо ближе НБКИ, поскольку является своеобразным банковским кооперативом, где информацию сдают и получают именно участники, а плата за услуги бюро весьма умеренная.

Алексей Волков из НБКИ говорит, что главной целью его бюро станет не получение прибыли, а предоставление банкам «максимальной информации по минимальной цене», дабы у кредиторов была возможность улучшить ситуацию с ликвидностью. Такая стратегия позволяет привлечь достаточно большое количество банков, но лишает НБКИ средств на развитие. В частности, именно из-за своей бедности та же Schufa постепенно уступает немецкий рынок конкурентам.

Возможно, НБКИ такое развитие событий не грозит, поскольку, по свидетельству самих же банкиров, президент АРБ Гарегин Тосунян умеет считать деньги и вряд ли будет очень либерален в установлении тарифов кредитного бюро. Кроме того, IFC, предоставив грант, должна будет войти в состав учредителей НБКИ, и в этом случае вопрос прибыльности «бюрократической» деятельности выйдет на первый план.

Впрочем, на сегодняшний день серьезно говорить о деятельности НБКИ АРБ не приходится. НБКИ пока и не собирает, и не распространяет никакой информации – все только в планах.

Скудный заработок

О том, что деятельность российских кредитных бюро будет ориентирована прежде всего на извлечение прибыли, свидетельствуют хотя бы похороны идеи центрального кредитного бюро при Банке России. Воспротивившись созданию монополиста, российские «бюрократы» обрекли себя на жизнь по волчьим законам рынка.

Но на сегодняшний день сравнительно пристойными финансовыми результатами может похвастаться лишь НП «Национальное кредитное бюро» (НКБ). Партнерами по НКБ являются Торгово-промышленная палата РФ, издательский дом «Экономическая газета», ГУП «Главный межрегиональный вычислительный центр Госкомстата РФ» и Dan & Bradstreet (D&B).

Конечно, качество информации, которую поставляет Госкомстат (а, собственно, на ней и «живет» НКБ), вызывает скептицизм. Однако у этой информации есть реальные потребители. И, по словам гендиректора НКБ Владимира Малеева, сегодня плата за сведения об одной компании составляет от $0,5 до $30. Правда, такая же информация D&B за рубежом стоит от $160 до $200, а НКБ приходится демпинговать, учитывая особенности неразвитого национального рынка.

НКБ пока собирает информацию по корпоративным заемщикам. А западные «бюрократы» зарабатывают главным образом на кредитных историях частных лиц. Их больше, чем корпораций, поэтому за счет «вала» продажа кредитных историй домохозяйств оказывается гораздо прибыльнее. Неудивительно, что НКБ вместе с Dan & Bradstreet намереваются заниматься в России и физлицами. При этом НКБ прежде всего планирует собирать информацию от компаний нефинансового сектора, предоставляющих свои услуги фактически в кредит – операторов мобильной и междугородней связи и т.п.

Таким образом, сегодня российский бизнес кредитных бюро поддерживают три «кита»: «Experian Interfax», НБКИ АРБ и НКБ. Хотя кое-какие колышки «забиты» и в регионах. Самые известные проекты – Саратовское кредитное бюро (при саратовском ГУ ЦБ), Самарское кредитное бюро (организовано с помощью Добровольческого корпуса по оказанию финансовых услуг, который располагает неосвоенным грантом Ситибанка, предоставленным для «бюрократических» целей), кредитное бюро в Новосибирске.

Но эти бюро ни в коей мере не конкуренты тройке лидеров. Их география ограничивается одним регионом, а информация – отдельными группами клиентов (например, это могут быть только плохие заемщики – физлица). Так что вряд ли для этих структур найдутся серьезные инвесторы. Даже в том случае, если законом будет предусмотрена обязательная сдача в кредитное бюро информации по всем заемщикам.

Патриотическая норма

Учитывая происхождение и планы упомянутых нами лидеров, можно предположить, что рано или поздно основной массив иностранных кредитных историй достанется иностранцам. Видимо, это обстоятельство заставило депутатов Госдумы установить 10-процентное ограничение доли участия организаций в капитале кредитных бюро. Такая норма прописана в недавно принятом во втором чтении законопроекте «О кредитных историях».

В результате каждому западному «бюрократу», желающему обосноваться в России, придется искать еще девять «сообщников». Не говоря уже о необходимости делиться 90% прибыли.

«Положения, которые лимитируют участие в капитале кредитного бюро потолком в 10%, лишены всякого бизнес-смысла, – говорит председатель совета директоров группы «Интерфакс» Михаил Комиссар. – Ни одна серьезная бизнес-структура, ни одна профессиональная структура не сможет участвовать в таком мероприятии. По сути, тогда кредитные бюро могут создавать только некие клубы по интересам, которые, безусловно, не в состоянии предоставлять серьезных услуг».

Поправки, отменяющие 10-процентное ограничение, уже внесены в Госдуму. Член банковского комитета Госдумы Павел Медведев считает, что подобная мера была бы просто бессмысленна для «еще не существующего рынка», где вряд ли наберется столько заинтересованных в новом бизнесе структур.