Бум на рынке слияний 

 

Вполне понятно, что любой, даже самый малейший намек на возможность недружественного поглощения заставляет потенциальную жертву принимать соответствующие контрмеры, которые, увы, далеко не всегда оказываются эффективными. Как защитить свое дело от враждебных посягательств со стороны конкурентов? По этому поводу мировая бизнес-практика уже сумела выработать целый набор защитных средств, которым должен владеть любой руководитель, не желающий «без боя» уступать свое место незваному пришельцу.

Для современной российской экономики эта проблема сейчас особенно актуальна, поскольку наша страна в последние годы переживает буквально «бум» слияний и поглощений. Например, в прошлом году, согласно исследованию компании PricewaterhouseCoopers, в России было заключено 436 такого рода сделок, или 37% от их общего количества в Центральной и Восточной Европе. В результате, Российская Федерация заняла первое место в этом регионе не только по совокупному объему сделок по слиянию и приобретению (в 2003 году он оказался равен 23,7 млрд долларов по сравнению с 7,4 млрд долларов в 2002 году), но и по количеству крупных сделок, стоимость которых превысила 100 млн долларов. При этом доля внутренних сделок, то есть сделок, заключенных между участниками одного национального рынка, в 2003 году в среднем по Восточной Европе достигла 67%, а в России этот показатель был самым высоким — 86%.

По мнению экспертов, причиной бума слияний и поглощений стало желание отечественных компаний по возможности максимально укрупниться, дабы поделить отечественный рынок еще до прихода иностранных конкурентов. По оценке компании Ernst&Young, «операции по слиянию и поглощению в качестве стратегии роста более широко используются в России, чем в других странах».

Во многом аналогичная ситуация сложилась и в отечественном банковском секторе. Правда, согласно данным компании Ernst&Young, в отличие от других отраслей российской экономики большинство сделок по приобретению и поглощению в финансовой индустрии с точки зрения их стоимости являются мелкими или средними. При этом совокупный объем такого рода операций в этой отрасли существенно уступал аналогичным показателям, продемонстрированным в прошлом году рядом других сегментов российской экономики.

Все это свидетельствует о недостаточной развитости — по сравнению с другими сегментами рынка — российской финансовой индустрии. Во многих случаях крупные банки, создавая новый финансовый продукт или идя в регион, считают более выгодным для себя не приобретать уже действующих на осваиваемых ими рынках мелких игроков, а начинают свое дело «с нуля». Тем не менее в прошлом году уже выявилась довольно устойчивая тенденция к приобретению крупными игроками мелких региональных и специализированных банков. В 2003 году было объявлено о нескольких крупных сделках, целью которых является диверсификация банковского портфеля, освоение новых регионов, расширение розницы, создание новых продуктов.

Схватка под ковром

Какова доля недружественных поглощений среди сделок по присоединению, заключенных в 2003 году в финансовой отрасли? Ответить на этот вопрос довольно трудно, поскольку такого рода сделки ни «жертва», ни «агрессор» не любят афишировать. И тот и другой, как правило, придерживаются уже давно устоявшейся точки зрения: любое публичное оглашение конфликтной ситуации чревато тяжкими последствиями как для репутации банка, так и для его финансовой устойчивости.

К тому же, как считает руководитель отдела корпоративных ценных бумаг группы «Развитие бизнес-систем» Дмитрий Царев, само понятие «недружественное поглощение» носит довольно размытый характер. Грань между дружественным и недружественным поглощением достаточно условна. Обычно под недружественным поглощением понимают сделку по приобретению контроля над предприятием, заключенную против воли его руководства или акционеров. Однако на практике далеко не все руководство, а тем более не все акционеры выступают единым фронтом против незваного захватчика, то есть внутри захватываемого банка возникает раскол, что делает оценку характера данного поглощения делом весьма субъективным.

Между прочим, специфической особенностью враждебных поглощений в России является их некая размытость, поскольку у нас такие сделки практически невозможны без наличия в стане жертвы своего рода «пятой колонны». Дело в том что без информационной поддержки последней агрессор, действуя в условиях непрозрачной отечественной банковской системы, рискует потратить время и средства на приобретение «кота в мешке».

Как правило, прежде чем приступить к планированию сделки по недружественному поглощению, покупатель старается установить контакты с частью руководства банка, считающей себя в чем-то обделенной. При этом должностной уровень перебежчика должен быть достаточно высоким, поскольку иначе он просто не будет владеть необходимой информацией о состоянии приобретаемого банка.

Судя по всему, в ближайшие годы количество недружественных поглощений в банковском секторе будет расти, и очень быстрыми темпами. Это обусловлено вполне закономерной тенденцией к укрупнению финансовой отрасли. Подстегнет процесс концентрации и переход на систему страхования вкладов, поскольку часть банков, отлученных от работы с частными вкладчиками, вынуждена будет пойти на слияние с теми, кто сумеет успешно пройти проверку.

Сам по себе колоссальный рост сделок по присоединению, по мнению ряда экспертов, способен привести к увеличению количества недружественных поглощений, поскольку этот процесс приведет к обострению конкурентной борьбы за передел рынка. Выживут в первую очередь те банки, которые возьмут курс на укрупнение своего бизнеса, то есть будут стремиться к активному присоединению других кредитных учреждений.

При этом такие на первый взгляд вполне позитивные меры, как повышение прозрачности финансовых учреждений, в том числе и за счет перехода на МСФО, должны серьезно облегчить процедуру враждебного поглощения. Дело в том что действовавшая до сих пор в банках отчетность по РСБУ была для иностранных инвесторов чем-то вроде китайской грамоты, а потому оставляла их почти в полном неведении о действительном финансовом положении российских банков. После устранения этих информационных барьеров покупатель, особенно зарубежный, уже не будет столь сильно нуждаться в сотрудничестве — хотя оно, конечно же, всегда будет желательным — с руководством присоединяемого банка, что существенно облегчит ему принятие решения о покупке контрольного пакета акций.

Именно поэтому овладение технологиями по профилактике враждебных поглощений сейчас для руководителей банков становится особенно актуальным. Причем в первую очередь в группу риска попадают прибыльные мелкие и средние банки с акционерной формой собственности. Особенно нужно быть начеку «малышам» и кредитным учреждениям среднего размера, у которых есть либо прибыльная банковская розница и разветвленная филиальная сеть, либо обширная клиентура в каком-либо ключевом регионе.

К сожалению, в довольно многочисленных публикациях специалистов тема «недружественного присоединения» российских банков затрагивается довольно редко. По мнению Дмитрия Царева, во многом это объясняется тем, что борьба между жертвой и агрессором идет под ковром. Впрочем, как считает этот эксперт, способы захвата контроля над банками не слишком сильно отличаются от сделок по поглощению других компаний.

Первый путь — давление на банк-жертву путем скупки акций. При этом захватчик пытается договориться с отдельными акционерами. В случае успеха агрессор получает контрольный пакет, а если ему это не удастся, то выкупленные акции используются для создания всяческих помех, блокирования нормальной работы органов управления банка.

Второй путь — приобретение кредитной задолженности на определенную сумму, в том числе и вексельной. Все финансовые претензии концентрируются у одного лица. После чего захватчик приступает к переговорам с банком-задолжником. Если стороны не договорятся, то это грозит банкротством или отзывом лицензии у банка.

Третий путь — идет давление на захватываемый банк через регулирующие органы. Дело в том, что многие показатели в банковской сфере носят оценочный характер. Следовательно, если захватчику удастся добиться соответствующей ангажированности проверяющих, то проблемы у банка-жертвы обязательно появятся.

Четвертый путь — использование компетентных органов для сбора информации о руководителях присоединяемого банка. При этом не исключена публикация части полученных сведений в прессе.

Юридические формы присоединения могут быть различными. Самая распространенная, когда контроль за деятельностью самостоятельно работающего банка осуществляется с помощью контрольного пакета. Возможен также вариант реорганизации захваченного банка путем присоединения к уже существующей кредитной организации и предоставление подконтрольному банку статуса филиала. Кроме того, агрессор может просто перевести клиентуру захваченного банка в однопрофильный филиал, а лицензию продать. Реорганизация в форме слияния у нас пока не получила распространение, поскольку при этом возникает необходимость получать новую лицензию.

Способы защиты

1. Главное — быть начеку. Как считает юрист Вадим Максимов, внезапность — основное преимущество потенциальных поглотителей. Поэтому руководству банка-жертвы необходимо своевременно выявить нависшую над ними опасность. Например, его должно насторожить получение писем с чистыми листами с уведомлением о вручении, что часто применяется поглотителями при созыве собраний акционеров. Другим признаком нависшей угрозы является массовая подача исков в суд, а также начало ничем не спровоцированной кампании по черному «пиару» в прессе.

2. Принять устав, защищающий от поглощений. В частности, в нем можно прописать требование квалифицированного большинства (до 80% голосующих акций) при принятии важнейших вопросов, касающихся деятельности банка.

3. Защита служебной информации. В частности, предотвращение несанкционированного доступа к реестру акционеров. Эта мера имеет смысл, если у банка много мелких и средних акционеров, поскольку информацию о крупных держателях акций можно получить из ежеквартального отчета о ценных бумагах.

4. Включение в трудовые договоры с высшим менеджментом пункта о значительных компенсациях в случае увольнения. Правда, российская практика пока не знает крупных операций по захвату банков с использованием «золотых» и «серебряных парашютов».

5. Объединение разобщенного пакета акций путем скупки их дружественным юридическим лицом. В 90-х годах прошлого века использование такого приема не позволило одному из крупных российских банков приобрести значительный пакет акций Токобанка. Этот способ защиты можно усилить с помощью перекрестного владения контрольными пакетами акций, принадлежащих дружественным юрлицам.

6. Перевод активов в дочерние структуры с последующим их отделением — хорошо известный метод. Например, если бы в свое время была бы предпринята попытка недружественного поглощения банка «СБС-Агро», то многие его активы не достались бы агрессору, так как являлись собственностью формально не зависимых от банка структур.

7. Иногда агрессора интересует только участие в производственной цепочке. В этом случае ему можно предложить совместное использование банковских технологий, сотрудничество в синдицированном кредитовании и т.д. в обмен на продажу скупленных им акций.

8. Защита с использованием PR: организация информационной войны против агрессора, а также формирование положительного имиджа компании.

9. Проведение эмиссии с закрытым размещением возможно, но важно четкое соблюдение законодательства. Для крупных банков с иностранными акционерами подобный метод может оказаться неприемлемым: любое нарушение интересов миноритарных акционеров может отрицательно сказаться на международном имидже банка и осложнить привлечение ресурсов.

10. Компания заключает договоры с приложениями, которые вступают в силу, если кто-то получает контроль над ней, и резко ухудшают общее финансово-экономическое состояние.

11. Искусственное ухудшение ситуации с задолженностью может заставить агрессора отказаться от своих планов. Использовать можно, но в рамках ограничений, связанных с требованиями банковского надзора.

12. В случае если агрессора интересует часть компании, группа оборудования, система продаж, то такой актив можно вывести за пределы предприятия и интерес к поглощению пропадает. В банковском бизнесе это — информационные технологии, различные платежные системы.

13. Скупка долгов — самый распространенный метод поглощения в России. В банковской сфере угроза возникает, если у банка напряженное положение с ликвидностью и при этом высокая концентрация кредитного портфеля. В такой ситуации агрессор может скупить существенный пакет долговых обязательств и спровоцировать крупный невозврат по кредиту, что делает владельцев банка, как правило, «сговорчивее».

С развитием отечественной практики банковских слияний будут совершенствоваться и технологии защиты от «недружественного поглощения», в том числе с учетом возможных изменений в действующем законодательстве.