Владимир Романов, председатель правления АКБ «Электроника»

Подход Центрального банка объяснить достаточно просто — меньшее количество банков легче контролировать, проще проверять отчетность. Таким образом, риски по банкротству для оставшихся кредитных учреждений будут сведены к минимуму, что укрепит банковскую систему в целом и обезопасит вкладчиков. Фактически, этот процесс уже начался: ЦБ РФ существенно ужесточил требования по различным видам отчетности. Но искусственное сокращение количества банков искажает и тормозит естественное развитие национальной банковской системы, которая и без того находится в зачаточном состоянии. Не успев набрать достаточный «вес», каждый банк начинает нести дополнительные операционные издержки, не связанные с совершенствованием собственных потребительских качеств, а направленные на исполнение нормативов Центробанка, которые становятся все жестче. Такое положение оставляет все меньше пространства для маневрирования мелким и средним банкам, которые, как и крупные, способны и имеют потенциал обслуживать существенную долю экономики. И к вопросу о диверсификации — финансовая система менее стабильна, если несколько банков работают с большим количеством вкладчиков, и более стабильна при работе большего количества банков. Главная цель этого документа сформулирована в его названии: через 10—15 лет мы хотим видеть отечественную банковскую систему именно «национальной». Эта стратегия определит перспективу существования собственной независимой (в определенной степени) банковской системы как части отечественной экономики. В противном случае после вступления в ВТО мы окажемся в ситуации, в которой более двух третей банков, работающих в России, будут иностранными. Такое положение, казалось бы, создает хорошие условия для развития экономики в целом: предприятия получат большой поток дешевых ресурсов. Но это лишь на первый взгляд — при возникновении любых рисков, как экономических, так и политических, иностранные банки постараются вывести собственные средства. К тому же, каждый иностранный капитал глубоко национален, поэтому он будет отстаивать прежде всего интересы своей экономики.

Николай Фетисов, исполнительный вице-президент инвестиционного банка «Траст»

Сокращение количества действующих банков было бы разумным с точки зрения повышения капитализации кредитных организаций, их устойчивости, дифференциации их операций и клиентуры. Однако есть и оборотная сторона проблемы: большая территория РФ, слабость инфраструктуры делают еще более дорогостоящим создание филиальной сети. Поэтому существование ряда относительно небольших банков, территориально приближенных к клиентской базе в различных регионах России, также является оправданным. В стратегии можно было бы уделить большее внимание проблеме взаимоотношений банков и ЦБ РФ. Существует огромная макроэкономическая проблема: российская экономика не управляется с помощью механизма процентных ставок. Его создание — дело будущего, однако нужно понимать, что основным приводом такого механизма может быть только банковская система. Значит, нужно, чтобы уже сейчас создавалась эффективная система рефинансирования банков Центробанком с помощью инструментов, номинированных в национальной валюте, особенно на долгосрочной основе. В целом не только банки должны иметь конкретные обязанности перед Центробанком, но хотелось бы, чтобы и ЦБ РФ обрисовал те правила, по которым он собирается играть на нашем общем поле, чтобы прозрачность его политики была еще выше. Очень важным моментом является также обеспечение справедливой конкурентной среды, при которой государственные банки выступали бы равноправными участниками рынка.

Лариса Ларина, председатель правления Газэнергопромбанка

Заслуживает одобрения декларируемый Банком России и правительством отказ от применения административных мер в вопросах выбора путей развития банковской системы. Актуальными представляются положения, направленные на укрепление залоговых прав кредиторов; развитие корпоративного управления, управления рисками и внутреннего контроля в кредитных организациях; освобождение банков от выполнения несвойственных им функций. Хотелось бы высказать ряд замечаний и предложений по данному документу. Так, Правительство РФ и Банк России декларируют направленность на преобразование структуры банковской системы в пользу ограниченного круга крупных многопрофильных банков. Вновь обозначена поддержка экспансии крупных банков Центральной России в регионы, результатом чего станет подавляющая концентрация ресурсов в Москве. С нашей точки зрения следует уделить больше внимания деятельности региональных банков, выравниванию условий конкуренции, снятию административных барьеров, устанавливаемых в зависимости от размера банка. В интересах развития и укрепления российской банковской системы представляется необходимым также решение таких проблем, как поэтапное снижение ставок отчислений в ФОР до уровня развитых стран (2—3%), уменьшение базы обязательного резервирования для участников системы страхования вкладов населения; введение платности ресурсов, зарезервированных в ФОРе, и освобождение банков от уплаты налога на прибыль в части средств, направляемых на увеличение собственных средств. Необходимо внести изменения в ст. 292 гл. 25 Налогового кодекса РФ в части включения в расходы банков отчислений в резервы на возможные потери по ссудам, сформированные под задолженность, относимую к стандартной. Считаем, что данный фактор позволит банкам, имеющим соответственную ресурсную базу, увеличивать кредитный портфель, исключив диспропорцию между балансовой прибылью и размером налога на прибыль. Нет позиции Правительства РФ и Банка России в отношении участия субъектов Федерации и муниципальных образований в капиталах региональных и муниципальных банков. Факт существования таких банков нельзя игнорировать. Необходимо определить их статус и использовать накопленный ими опыт взаимодействия с региональными и местными властями в интересах регионов. Для развития кредитно-депозитных инструментов российским банкам необходимо создание инструментов с плавающими ставками, аналогами LIBOR для России, с привязкой к которому можно было бы устанавливать плавающие ставки привлечения и размещения. Для пополнения ресурсной базы банков важно в этом процессе участие государства путем размещения в коммерческих банках на депозиты излишков бюджетных средств и финансирования инвестиционных проектов посредством выделения целевых кредитов. Создание рынка производных финансовых инструментов должно сопровождаться принятием отдельного закона, а не только поправками в российское законодательство (пункт 5.1.8.). Новый закон дал бы возможность структурировать и регулировать широкий спектр производных инструментов (фьючерсы, форварды, опционы и т.д.). При этом поправки, обеспечивающие юридическую защиту всех сделок с производными финансовыми инструментами, безусловно, необходимы. Тесно связан с вопросом о рынке производных инструментов и вопрос о секьюритизации активов. Можно было бы предусмотреть возможность разработки единого законопроекта, что способствовало бы расширению потенциала банков при работе на рынке ипотеки и положительно бы сказалось на рентабельности банковского сектора в целом. Потенциальный объем такого рынка мог бы составить до 4—5 млрд долларов.

Ян Лютер, заместитель председателя правления РосЕвроБанка

В тексте стратегии впрямую говорится: Правительство РФ и Банк России полагают, что банковский сектор должен быть представлен ограниченным кругом крупных многофилиальных банков, а удел средних кредитных организаций — это работа в регионах или специализация на отдельных банковских продуктах. Об этом свидетельствует намерение упростить законодательные акты, регулирующие процессы слияний и поглощений кредитных организаций. Кроме того, вышеизложенный тезис подтверждает избирательное требование по достаточности капитала к мелким банкам — для банков с капиталом менее 5 млн евро снижение достаточности капитала ниже 10% будет служить основанием для отзыва лицензии уже с 2005 года, а для остальных с 2007 года. Отдельные положения стратегии, уже реализованные Банком России, — борьба с фиктивным капиталом, введение ежедневных нормативов, ужесточение требований к банкам, претендующим на обслуживание физических лиц, также в большей степени затронут мелкие банки. Конечно, принятие этих мер позволит повысить устойчивость банковской системы в целом и избавить ее от псевдобанков, специализирующихся на «серых» операциях. Между тем борьба за «коллективизацию» может сократить целый сегмент рынка. На сегодняшний день кредитные организации с капиталом менее 5 млн евро составляют более 65% всех российских банков, в большинстве своем они обслуживают мелкий и средний бизнес, т.е. клиентов, которые не слишком интересны крупным банкам. Мировой и отечественный опыт подтверждает, что надежность банка определяется не только величиной его активов и капитала, а качеством управления. А крупные банки весьма инертны и не склонны к быстрым переменам. На мой взгляд, будущее не за многофилиальными банками, а за высокотехнологичными, мобильными, с современной системой корпоративного управления. Два очень важных для российских банков вопроса, к сожалению, остались за рамками стратегии — это обеспечение стабильности банковской системы в условиях расширения деятельности западных банков на российском финансовом рынке и вступления России в ВТО, а также снижение налогового бремени для банков. Западные банки приносят в Россию не только современные банковские технологии, но и дешевые ресурсы, поэтому они могут так демпинговать на кредитном рынке, что даже очень крупным российским банкам конкурировать с ними станет невозможно. К тому же следует учитывать, что иностранные банки в первую очередь заинтересованы в крупных клиентах — юридических лицах и состоятельных частниках. Мелкий и средний бизнес им неинтересен, тогда как эта сфера (а не сырьевые отрасли) — основа для развития российской экономики. Поэтому наше правительство должно определить меры, которые позволят в условиях либерализации финансового рынка и роста присутствия западного капитала сохранить национальную банковскую систему и при этом не ограничивать возможность привлечения западных кредитов российскими банками (введение с 1 июля резервирования средств, привлеченных от банков-нерезидентов, удорожило стоимость привлечения на 0,7—0,8%). Что же касается налогов, то сложно не согласиться с председателем правления Сбербанка Андреем Казьминым, который отметил, что налоговое законодательство носит оттенок «пролетарской ненависти» по отношению к банкам. К сожалению, в стратегии не нашлось места для определения последовательности шагов в этом направлении. Сюда же можно отнести и нормы резервирования в Фонд обязательных резервов (ФОР). Бурная дискуссия вокруг этой проблемы, развернувшаяся в период обсуждения стратегии, также не нашла конкретного отражения в рассматриваемом документе и привела лишь к мерам «косметического» характера (снижение норм резервирования с 10 до 9%).

Екатерина Супрунович, вице-президент Европейского трастового банка

Количество банков будет обязательно снижаться по вполне объективным причинам. Во-первых, снижается рентабельность банковского бизнеса, что понемногу ведет к переливу капитала в другие отрасли. Во-вторых, требования к открытости банковского сектора — ежедневные нормативы, огромный объем отчетности, переход на МСФО, ужесточение системы резервирования — повышают издержки на содержание банка и увеличивают стоимость ресурсов. Как следствие, значительное количество банков «уйдут со сцены» сами — разорятся, будут поглощены или перепрофилируются. Сколько банков нужно для того, чтобы удовлетворить потребности России, сказать трудно. Конечно, банки, как публичный институт, должны быть открытыми и регулируемыми. Административное ограничение количества кредитных организаций приведет к снижению конкуренции и, как следствие, ухудшению обслуживания. Конкурентная борьба в последнее время привела к возникновению новых интересных кредитных продуктов, сильно повысила уровень обслуживания клиентов банка — как юридических, так и физических лиц. Средние и небольшие клиенты впервые почувствовали себя в центре внимания, и это дало толчок развитию малого и среднего бизнеса. Может получиться ситуация, когда средства банков, направленные в малый и средний бизнес, придется замещать бюджетными ассигнованиями. Среди главных проблем развития банковского бизнеса в настоящее время назову следующие: развитие системы рефинансирования, укрепление рубля, ускорение процессов создания клиринговой валюты для расчетов в рамках СНГ, совершенствование правового обеспечения розничного кредитования, прежде всего ипотеки.

Михаил Ершов, старший вице-президент Росбанка

Процесс укрупнения банковской системы в целом логичен. Это сейчас происходит во всем мире — мы наблюдаем слияния, поглощения, в целом рост капитализации. Без этого в современной высококонкурентной среде трудно выжить. При этом не нужно забывать и о том, что отдельные регионы не достаточно охвачены банковскими услугами и здесь могут сыграть свою роль небольшие банки. В целом, однако, нужно очень взвешенно подойти к этому вопросу, чтобы, обеспечивая охват территорий банковскими услугами и новыми продуктами, одновременно поддерживать стабильность банковской системы. Крайне актуальной является проблема капитализации банковской системы. Об этом Президент РФ В. Путин говорил еще в 2002 году. Потом на это же указал премьер-министр М. Фрадков, когда в марте 2004 года заявил о том, что «необходимо на порядок повысить капитализацию банковской системы». Проблема действительно очень важна, особенно с учетом ставящихся задач повышения роли банковского сектора в экономике. Очевидно, без ресурсов кредитование и инвестиции будут ограниченными. Вопрос важен и с точки зрения предстоящей конкуренции с иностранными банками, которые гораздо мощнее российских. В этой связи еще один вопрос, который не нашел отражения в стратегии, касается вступления в ВТО и тех последствий — положительных и отрицательных, которые могут возникнуть для банков. Новые «правила игры», которые возникнут после вступления, очевидно, будут иметь долгосрочный характер, определяющий развитие банковской системы на многие годы. Поэтому таким вопросам стратегия должна уделять большое внимание.