Сразу после этого в банковскую и околофинансовую среду просочились «черные списки» банков, находящихся под подозрением, усердно распространяемые среди большинства российских банков, СМИ, крупных компаний, что повлекло за собой лавину слухов и домыслов, в геометрической прогрессии захлестнувших банковское сообщество. Поначалу подобная информация, доступная лишь финансовым кругам и ограниченному количеству банковских менеджеров, сыграла на рынке МБК, в связи с чем существенно подскочили ставки по межбанковским кредитам из-за пересмотра лимитов кредитования банков друг на друга.

  Уже на этом этапе, прими ЦБ правильные шаги по стабилизации напряженной обстановки, кризис мог бы и закончиться миром с   некоторой структурной перестройкой банковской системы в сторону мирного ухода со сцены ряда небольших банков. Однако упорное молчание ЦБ послужило серьезным индикатором наличия гораздо более существенных проблем в самой банковской системе России, и было истолковано как молчаливое подтверждение серьезности положения и нацеленности эти проблемы решить самым решительным образом. В результате такой позиции напряженность на рынке МБК вылилась из внутрибанковских границ и явила собой труднопрогнозируемые последствия.

После самоликвидации Кредиттраста, близкого к Содбизнесбанку, слухи о возможном кризисе превратились в массовую волну догадок и «поисков следующей жертвы», что в конечном итоге не могло не повлиять на снижение доверия ко всем российским банкам в целом.

Когда зашатался Диалог-Оптим, сравнительно крупный многофилиальный банк, волнение переросло в панику, вылившуюся в стремительный отток депозитов частных вкладчиков и остановку платежей сразу в нескольких банках. Далее ситуация вышла из-под контроля…

С падением Гута-Банка, одного из системообразующих банков страны, начался новый виток кризиса, грозящий вывести молодую банковскую систему России из строя надолго и всерьез, ведь речь уже шла о 600 000 частных клиентах, 450 000 эмитированных пластиковых карт Visa / Mastercard , 35 млрд. активах.

Ситуацию еще более усугубило последовавшее вслед за этим заявление платежных систем Visa и Mastercard о блокировании авторизации по пластиковым картам, эмитированным Гута-Банком, а последним аккордом стало заявление крупнейшего рейтингового агентства Moody ` s о снижении рейтингов у 18 российских банков.

На фоне этих событий даже самый нелепый слушок про любой из банков мог явиться искоркой, достаточной для пожара, поэтому случившееся с Альфа-банком можно приписать скорее всего именно к последствиям умело и вовремя пущенного недобросовестными конкурентами слуха, тем более недоброжелателей у крупнейшего частного банка страны хоть отбавляй.

Вовремя одумавшись, ЦБ наконец-таки осознал всю нелепость и одновременно серьезность ситуации, когда на ровном месте, без предпосылок, при наличии стабильной макроэкономической среды, развивается неконтролируемый кризис доверия, грозящий обрушить и без того еще молодую и неокрепшую банковскую систему, и бросился на амбразуру - резко снизил требования к резервам, провел массовые публичные выступления в поддержку банков, пообещал помощь и кредиты.

Окончен ли на этом бой – вопрос пока открытый.

 Попробуем проанализировать возможные причины происходящего. Можно выделить несколько возможных причин.

1.            Политика.

Как и любой бизнес в России, банковский рынок тесно связан с политикой и зависит во многом от ситуации на политической сцене. Одной из возможных причин разразившегося кризиса некоторые аналитики называют политический курс на укрупнение российских банков, возможность жесткого контроля со стороны государства основных игроков, дележ сфер влияния с привлечением государства. Не последнюю роль играет ситуация вокруг крупнейших бизнес-структур (НК ЮКОС). Тесную взаимосвязь проследить сложно, однако предположения о коррелированности ситуации вокруг ЮКОСа с фондовым рынком и с банковскими структурами имеют место, что, вероятно, могло явить собой существенный негативный фактор. Кроме того, по-видимому, заинтересованность государства в контроле над нефтяными компаниями постепенно переходит в сторону пристального внимания к банковской сфере, ведь не секрет, что от июльского кризиса выиграли государственные и полугосударственные банки (Сбербанк, Внешторгбанк), получив дополнительные аргументы в свою пользу.

2.            Экономика

По мнению многих, стабильность макроэкономической ситуации на фоне роста цен на нефть никак не предвещала кризисов, тем более в динамично развивающейся банковской системе. Тем не менее, существует версия развития банковского кризиса исходя из недобросовестной конкуренции заинтересованных структур, с целью увеличения сферы влияния и дележа рынка, особенно   учитывая ужесточившуюся в последнее время конкуренцию на рынке предоставления розничных услуг частным клиентам.

3.            Психология.

Августовские ожидания, хорошо знакомые российским гражданам по печальному опыту прошлых лет, сыграли с банками злую шутку: случись подобная ситуация к примеру в феврале или марте – глядишь, и реакция была бы не столь плачевной. Ко всему прочему прецеденты прошлых лет настолько снизили степень доверия к банкам и банковской системе вообще, что малейшие колебания или признаки неустойчивости влекут за собой волну изъятия средств из банков и перевод их в более привычную и надежную форму сбережений – иностранную валюту, ликвидные товары и т.п. А что есть банк без денег частных клиентов и доверия на МБК?

 Что дальше?

На сегодняшний день ситуация из откровенно кризисной перешла в стадию промежуточную с тенденцией к угасанию напряженности. Во многом благодаря активной позиции ЦБ РФ, а также за счет целого ряда предпринятых ведущими банками мер. Продолжится ли эта тенденция - покажет время, но уже сейчас очевидно, что система, способная при благоприятных внешних условиях давать сбои “на ровном месте” нестабильна, а нестабильная банковская система – прямая угроза для всей российской экономики.

 Кто виноват?

Многие винят руководство ЦБ за необдуманность слов и действий, однако стоит ли все произошедшее валить только лишь на зампреда ЦБ А.Козлова? Бесспорно, руководитель подобного ранга не имеет морального права на подобного рода ошибки, влекущие за собой миллионы убытков, но только ли неосторожное заявление могло вызвать такой резонанс? Думается, что нет. Неспособность банковской системы устойчиво реагировать на подобного рода заявления при благоприятной внешней среде и положительной динамике, свидетельствует о глубинной природе имеющихся проблем и чрезмерной зависимости банков от субъективных факторов, недостаточности контроля со стороны ЦБ и т.п. Трудно себе представить подобного рода кризис, к примеру, в Швейцарии…

 Что делать?

Прежде всего - не паниковать. На мой взгляд, основная причина российских бед – неспособность грамотного принятия решений с учетом возможных последствий – касается всех и каждого, и если руководствоваться известным принципом “про авось”, с надеждой на то, что “уж меня то это не касается”, то подобных кризисов не избежать. Применительно к банкам, это относится прежде всего к тем, кто в тяжелую минуту возрадовался беде соседской. Как говорится, “от тюрьмы и от сумы не зарекайся”.