ВЕДУЩИЙ: Центробанк России отрицает наличие кризиса в банковской системе, заявляя, что трудности испытывают лишь несколько банков. Однако простые российские граждане обеспокоены ситуацией в банковском секторе, и возникает ряд вопросов. Какова же нынешняя ситуация в российском банковском секторе? Перспективы развития финансового рынка России. Как раз об этом пойдет речь. Имею честь представить нашего гостя, главного участника пресс-конференции, это заместитель Председателя Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Павел Медведев. Павел Алексеевич, Вам слово, прошу Вас.


МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте. Есть кризис или нет, мне кажется не очень важным. Важно - ставить в печку или нет. Вот, в печку, пожалуй, ставить не стоит. И кое-какие действия предприняты в самое последнее время для того, чтобы и не очень хотелось в печку ставить. Как вы знаете, в субботу принят сразу полностью закон совершенно экстраординарный по содержанию. Я думаю, что ни в одной стране такого закона нет. Тем не менее, я его одобряю. Закон, который облегчит переходный период для основного закона о страховании вкладов. По закону, принятому в субботу, даже если банк не вступил в систему страхования, гражданин, который доверил деньги этому банку, в случае банкротства банка может быть уверен, что он до 100 тысяч рублей, по крайней мере, получит назад и относительно быстро. Правда, не так быстро, как по основному закону о страховании вкладов, но все-таки год или даже два года, как было с известными банками, ждать не придется. Так как подавляющее большинство вкладчиков, к сожалению, не такие богатые люди, чтобы иметь больше 100 тысяч рублей, то я очень надеюсь, что ажиотаж на рынке будет снят. Сейчас, конечно же, Центральный банк прав. Сейчас самый страшный враг банковской системы - это ажиотаж. Хотя, конечно, некоторые банки имеют существенные проблемы. И с этими проблемами либо банкам придется бороться, либо Центральному банку. Но если граждане, по крайней мере, граждане, будут уверены в том, что им ничего не грозит, то они не будут к этому относиться подозрительно и настороженно. Это то, что я хотел сказать предварительно.


ВЕДУЩИЙ: Спасибо за такое короткое вступительное сообщение. Давайте приступим к вопросам.


"МОСКОВСКАЯ ПРАВДА": До сих пор никто не сказал, в чем причина. Потому что есть конкретная какая-то причина, что люди знали, что банки прекратили короткие кредиты, взаимные, откуда это идет. Никто не назвал. Может быть, Вы все-таки назовете?


МЕДВЕДЕВ: По моему мнению, есть несколько причин, которые, к сожалению, сошлись во времени. Первая причина - это неудача с Содбизнесбанком. Содбизнесбанк оказался очень шумным. Мне кажется, что лицензия была отозвана правильно, по закону. И опять-таки, мне кажется, что тянуть дальше было невозможно. Если тянуть с отзывом лицензии у банка, который ведет себя, скажем мягко, неправильно, то это очень большие риски для вкладчиков. И Центральный банк всегда между двух огней. Сегодня отозвать лицензию и вызвать напряжение среди вкладчиков банка. Или тянуть дальше, прятать голову под крыло до тех пор пока деньги из банка исчезнут и вкладчики уже ничего не смогут получить. А в панику они впадут все равно, только немножко позже. Содбизнесбанк оказался очень шумным. И он, конечно, произвел большое впечатление на рынок. Далее. Приключения Содбизнесбанка совпали с напряженной частью переходного процесса основного закона о страховании вкладов. Как известно, ни один банк не может быть принят в систему страхования без перепроверки фактически. И ни один банк, не вошедший в систему страхования, не может привлекать деньги физических лиц. Почти очевидно, что если банку будет отказано во вступлении в систему страхования, его конкурентное положение очень существенно ухудшится. Поэтому банки, с одной стороны, стремятся войти в систему страхования, с другой стороны, не очень некоторые из них уверены, что они пройдут эту проверку. И главное, что они не очень уверены, они не знают точно, кто из соседей не пройдет в эту систему. Следовательно, они очень внимательно присматриваются к соседям и отчасти из-за этого в свое время очень резко сократили межбанковское кредитование. Межбанковское кредитование очень важный инструмент банковского рынка, стабилизации положения на банковском рынке. У банков все время меняется возможность платить сию минуту. То есть избыточные деньги и хорошо было бы их быстро кому-то передать для того, чтобы немножко проценты за них получить, то есть и недостаток, тогда хорошо бы у кого-то взять. И пока работал межбанк, деньги перетекали легко. И если кто-то являлся за своими вкладами, то их легко можно было отдать. Как только межбанк закрывается, возникают проблемы. Это, конечно, еще подлило масло в огонь. Центральный банк предпринял некоторые меры для того, чтобы стабилизировать ситуацию. Вполне возможно, что недостаточные. Очень легко задним числом судить. Но теперь, в среду председатель Центрального банка сделал очень смелое предложение, которое в субботу почти полностью реализовано. Еще остается голосование в Совете Федерации и подпись президента.


"СТРАНА. РУ": Разрешите, я Вам задам сразу три вопроса. Они все взаимосвязаны. Павел Алексеевич, скажите, пожалуйста, считаете ли Вы справедливым этот закон о государственных гарантиях. У Вас есть, например, вклад в банке, а у меня нет. Почему я как налогоплательщик должен гарантировать Ваши риски? Это первый вопрос. Второй вопрос. Когда Вы последний раз заходили на сайт Центрального банка, Вы заметили, что ссылка на сведения об остатках на корреспондентских счетах банка не работает уже четыре недели. С чем это связано, на Ваш взгляд? И третий вопрос. Как вы относитесь к мнению Илларионова о том, что сейчас необходимо пустить на российский рынок иностранные банки и что наши банкиры, говоря о том, что они рухнут, ничем не отличаются от производителей автомобилей в таком случае. Когда говорят, что не выдержат конкуренции, если пустить сюда иностранные банки, ничем не отличаются от производителей автомобилей.


МЕДВЕДЕВ: Первый вопрос - справедливо или несправедливо. Это очень трудный вопрос. И надо иметь в виду, что все палки о двух концах. Конечно, можно встать на абсолютно либеральные позиции и не обращать внимания на то, что происходит на банковском рынке. Такая крайняя позиция очень несправедлива по отношению к налогоплательщику. Потому что она приведет к крушению финансов страны, и окажется, что налогоплательщик платил налоги зря. Нельзя перегнуть палку, конечно, и в другую сторону. И Центральный банк максимально деликатно будет действовать в рамках закона, который мы обсуждаем. Он не будет платить раньше предварительных выплат в банке. Предварительные выплаты оказались очень хорошим инструментом. За два с небольшим года, которые действует поправка о предварительных выплатах, по моим представлениям, перепроверьте, на мою память, к сожалению, рассчитывать очень трудно, обанкротилось не меньше 30 банков. Только в двух случаях в процессе предварительных выплат граждане не получили 100% своих денег. Итак, сначала проходят предварительные выплаты. Если кто-то, кто имел больше, кто недополучил свой вклад в процессе предварительных выплат, а банк отказывается, то он обращается к Центральному банку, и Центральный банк ему доплачивает до величины долга, но не больше, чем до 100 тысяч рублей. Как только это происходит, Центральный банк становится в очередь так же как  система страхования по общему закону о страховании вкладов, становится в первую очередь к банку с тем, чтобы те ресурсы, которые выявятся в процессе ликвидации банка, получить наряду с гражданами, перед которыми долг больше 100 тысяч рублей. Как известно, после предварительных выплат граждане теоретически еще могут встать в очередь, если с ними не рассчитались. Так вот, Центральный банк вернет либо полностью, либо частично свои деньги. Я думаю, что это закон рациональный. Второй вопрос. Не знаю, давно не заглядывал. Такая была суета. Это надо у Центрального банка спросить, не знаю. И по поводу иностранных банков. Что имеется в виду? В таком обыденном смысле слова иностранные банки, слава богу, есть, если мне память не изменяет 29 банков, у которых  100 % в капитале иностранные деньги. В просторечье эти банки как раз и называются иностранными. Единственная проблема, которая остается, - допускать или не допускать филиалы иностранных банков, то есть такие подразделения иностранных банков, которые не будут действовать по российскому закону и не будут под контролем Центрального банка России. Центральный банк к этой идее относится очень скептически. И я, надо сказать, тоже. Мне кажется, что вопрос здесь не в том, такие же у нас хорошие банки, как наши автомобили, а вопрос в том, насколько легко контролировать деятельность филиалов. Мне кажется, что они почти не поддаются контролю. И пока страна не стоит очень твердо на финансовых ногах, лучше бы, чтобы таких потенциальных черных дыр в финансовой системе не было.


ГАЗЕТА "РОССИЯ": Как Вы оцениваете введение Альфа-банком 10% комиссии за досрочное снятие вклада, насколько это законно, по-Вашему? Смогут ли другие банки воспользоваться такой схемой? И что Вы можете посоветовать вкладчикам, которые сняли вклады с комиссией уже? А также хотелось бы знать, Вашу оценку действий Центрального банка.


МЕДВЕДЕВ: По поводу комиссий. Кажется, Альфа-банк прекратил пытаться взимать эту комиссию. Отношусь к этому очень плохо. Мне кажется, что Альфа-банк сделал существенную ошибку, так сказать, рыночную ошибку. Буквально за несколько часов до того, как он придумал взимать комиссию, председатель Центрального банка сделал еще одно очень смелое заявление, он сказал, что в Альфа-банке все в порядке. Я бы на месте Альфа-банка опирался бы на это заявление. Мне кажется, что взимание комиссии абсолютно незаконно, оно даже антиконституционно, потому что вклад человека в банк, не проценты, которые ему только пообещали, а еще не начислили, а вклад, правда с уже начисленными процентами, является собственностью гражданина. А собственность, как известно, изъять у гражданина можно только по суду, так написано в Конституции. Это первое возражение. Второе возражение. С каждым гражданином Альфа-банк заключил какой-то договор. Пусть гражданин прочитает этот договор, наверняка, там ничего про 10% не написано. Поэтому на что рассчитывает Альфа-банк пытаясь в прошлом взимать эти 10%, я не понимаю. Я абсолютно уверен, что всякий гражданин, который уже эти 10%  заплатил, может явиться в банк и деньги забрать. И не могу себе такого представить, что ему их не будут выдавать, а побудят его пойти в суд.


ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК "БИЗНЕС ДЛЯ ВСЕХ": Не секрет, что кризис 1998 года очень мощно ударил именно банковский вариант. Ударил по малому предпринимательству. Такой вопрос. Насколько такие как сейчас ажиотажные моменты могут повредить именно малым предприятиям, которые тоже имеют вклады, и если их заблокировать, то по сути дела малое предприятие умрет. И с другой стороны, уже малые банки, небольшие, в регионах, может быть, единственные, которые кредитуют малый бизнес, они уже тоже, прошу прощения за термин, начали несколько мандражировать в связи с этим кризисом.


МЕДВЕДЕВ: Непосредственно, к сожалению, вклады маленьких бизнесменов в банках не защищены так, как защищены вклады физических лиц, как только что мы обсуждали. И это очень жаль. Но что я могу ответить на претензию, кстати говоря, довольно часто мне присылают письма с такой претензией, что же Вы, физических лиц защищаете, а маленьких предпринимателей, которые практически являются физическими лицами, потому что маленькое предприятие это крошечная совокупность, как правило, физических лиц, которые зависят от своего дела в самом буквальном смысле этого слова. То есть, если дело процветает, у них есть деньги на обед. А если нет денег, то нет. К сожалению, надо было с чего-то начать. Если вы знаете, основной закон о страховании вкладов только юридически значимо готовился 10 лет. А реально еще больше. Поэтому, слава богу, что удалось защитить физических лиц. Этим законом о защите физических лиц немножко косвенно защищаются и юридические лица. Я только что говорил о самом страшном враге банковской системы - ажиотаже. Если не будет ажиотажа, очень возможно, что тот банк, в котором маленький бизнесмен держит счет, не обанкротится. И банк его будет обслуживать. Дай бог, чтобы это было так. Повторяю, что непосредственной защиты пока нет. Очень надеюсь, что после того, как система страхования накопит достаточные ресурсы, будет внесена поправка в основной закон, и маленькие предприятия тоже будут защищены. Маленькие банки в регионах не подвергаются специальной атаке с чьей бы то ни было стороны. Более того, некоторые маленькие банки оказались в стороне даже от тех тревог, которые мы здесь в Москве ощущаем. Потому, что круг их клиентов узок и состоит из людей, которые могут друг другу посмотреть в глаза. И нет почвы для возникновения ажиотажа. Так что во многих маленьких банках просто все спокойно. Если вы спрашиваете, нет ли здесь какой-то хитрости, каких-то злобных врагов маленьких банков и не они ли придумали этот несуществующий кризис, я надеюсь, что нет. Более того, как вы знаете, довольно долго обсуждалась концепция развития банковского сектора. Дважды она обсуждалась на заседании Правительства. А когда она обсуждалась первый раз, в этой концепции был такой абзац, который описывал судьбу маленьких банков до 2007 года сначала, а потом до 2009. И после 2009 года маленькие банки должны были бы исчезнуть, потому что с этого момента все банки и вновь создаваемые и старые должны были бы иметь не менее 5 млн. евро в капитале. Это положение снято. То есть, нет такого опасения, что маленький банк доживает если не последние дни, то последние годы. И мы идем ровно по европейскому примеру. В Европе старый банк, который когда-то был создан при очень мягких ограничениях снизу, разумеется, на капитал, и не нарастил свой капитал, может продолжать жить дальше до бесконечности. У нас  сейчас ровно такая позиция.


ТВ-ЦЕНТР, ПРОГРАММА "ДЕЛОВАЯ МОСКВА": В своем предыдущем ответе Вы затронули проблему возможного поглощения маленьких банков большими. И вот, в частности, накануне этого, назовем так, кризиса, премьер Фрадков заявил о том, что Правительство заинтересовано в том, чтобы банки сливались. Как Вы считаете, возможна ли какая-то череда поглощения или слияния. Потому что Внешторгбанк после проблемы с Гута-Банком заявил, что он купит долги его.


МЕДВЕДЕВ: Я интерпретирую Фрадкова, таким образом: к сожалению, наше законодательство устроено таким образом, что если банки хотят слиться, то это сделать безумно трудно, надо преодолеть много бюрократических, абсолютно неоправданных с точки зрения безопасности клиентов банка преград. Именно так я его понимаю потому, что этот вопрос довольно подробно описан в концепции развития банковского сектора. И там не написано, что нужно стремиться к тому, чтобы банки сливались, но там написано, что надо снять преграды перед теми банками, которые хотят слиться.


"ГОЛОС РОССИИ": Во-первых, большое спасибо Вам за Вашу прекрасную работу и то, что этот закон был принят в субботу. Это большая победа гарантий вкладчиков. Но Вы сказали, что Содбизнесбанк был очень громким, но ведь в то же время Центробанк одновременно с этим был очень неуверенным и стеснительным, и вкладчики Содбизнесбанка до сих пор не знают, получат ли назад свои вклады или нет и именно по этому поводу. И пока это так, стабилизация банковской системы, все еще продолжает висеть угроза над этой стабилизацией. Или Вы все-таки какие-то аргументы назовете, которые успокоят вкладчиков Содбизнесбанка, что какие-то средства они все-таки получат.


МЕДВЕДЕВ: Хорошо, что Вы задали этот вопрос, а то я поймал сейчас себя на мысли, что я самого главного не сказал. Этот маленький субботний закон устроен следующим образом. Естественно, он должен пройти через Совет Федерации и быть подписанным Президентом. После этого он должен быть опубликован. И юридически он вступает в силу через месяц после публикации. По-видимому, в середине августа он юридически вступит в силу. Но под его крыло попадают все те люди, у которых неприятности с банками случились после 27 декабря 2003 года. После дня вступления в силу основного закона о страховании вкладов. То есть, вкладчики Содбизнесбанка оказываются защищенными этим законом без всяких сомнений. Теперь по поводу неуверенности Центрального банка. Было такое действительно. И не было бы счастья, да несчастье помогло. То, что произошло с Содбизнесбанком или, лучше сказать, с Центральным банком в связи с Содбизнесбанком, побудило внести некоторые поправки в целый ряд законов. В частности в Уголовный кодекс. К сожалению, эти поправки мы не успели принять в той сессии, которая кончилась в субботу, но 31 июля на очередном заседании Думы мы, безусловно, эти поправки примем. Мы примем также существенно улучшенный закон о банкротстве банков, где тоже неприятности, выявившиеся в связи с историей с Содбизнесбанком, будут исправлены, учтены.


"НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ": Насколько я поняла из этого конфликта, основная проблема банков это не отток вкладчиков. Все началось с того, что банки начали закрывать лимиты друг на друга. Ажиотаж с вкладчиками более-менее стабилизировался. В выходные дни, в понедельник ЦБ меры предпринимаются, Госдума законопроект принял. А вот с недоверием банков друг к другу как бороться? Потому что лимиты закрыты сейчас практически везде.


МЕДВЕДЕВ: Это трудная проблема. И с ней Центральный банк и вот законодатель теперь борется несколькими способами, двумя по крайней мере. Банки закрывают друг на друга лимиты, потому что не уверены, что сосед доживет до следующего дня. А доживет или нет, очень сильно зависит, будут ли вкладчики отзывать свои вклады. Закон о котором мы сегодня говорили немного смягчит ситуацию. А заметно может смягчить ситуацию ЦБ. Известно он снизил фонды обязательных резервов, вернул банкам значительные суммы. По моим оценкам на этой неделе вернется более 100 миллиардов рублей. Это, правда, не всегда компенсирует возможности межбанковского рынка, кто-то эти деньги получит, в достаточном количестве эти деньги окажутся, для другого нет. Межбанк все-таки полезен был бы и в этом случае. Но ЦБ может взять на себя до некоторой степени уже взял нагрузку межбанковского рынка. Краткосрочные кредиты стал выдавать значительней охотнее и легче.


-А проценты те же остаются?


МЕДВЕДЕВ: Я честно говоря не знаю. Отчасти не знаю, отчасти на этот вопрос нет ответа, потому что на межбанке в последнее время проценты были очень разные.


"РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА" Ирина Федотова: А все-таки поддержка с помощью снижения фор это не адресная поддержка. Какие-то банки получают, которым это нужно, а какие-то, которым это не нужно. Что с адресной поддержкой? Надежда на то, что Межбанк быстро придет в себя на самом деле нет. Такие вещи быстро в себя не приходят. Планирует ли Центробанк, по Вашему мнению, все-таки адресную поддержку?


МЕДВЕДЕВ: Кредиты да, по очень частному вопросу правда. Прямой ответ был председателя ЦБ по поводу Гута. ЦБ пообещал в том случае, если Гута будет куплена Внешторгбанком дать кредит Внешторгбанку для того, чтобы спасти ситуацию в Гута-банке. Краткосрочные кредиты чрезвычайно важный вопрос для рынка, они уже сейчас поступают в банки легче и в значительно больших количествах. Вы знаете, нет макропроблемы в банковской системе. Есть проблема действительно быстрого перераспределения ресурсов. Проблема быстрого перераспределения ресурсов, я надеюсь, будет снята в очень короткие сроки, потому что опасность паники станет меньше.


-В какие сроки?


МЕДВЕДЕВ: Я надеюсь, что эта неделя будет решительная. Мне так хочется думать. Очень заметные произошли изменения, происходят изменения на этой неделе. На этой неделе люди узнают, что до 100 тысяч защищено. А по статистике, правда, ужасно неаккуратной 80% вкладов по размеру меньше 100 тысяч рублей. Ну может быть не 80, а 75, но это несущественно. Львиная доля вклада очень маленькая, поэтому львиная доля людей должна перестать волноваться. И, кроме того, ровно на этой неделе в банке получают очень заметные ресурсы за счет форов. И всякий банк получает ресурс. Если банка есть долги, то у него есть и форы.


АНАЛИТИЧЕСКИЙ БАНКОВСКИЙ ЖУРНАЛ: Та схема которая используется или хотят использовать по санации "Гута-банка". Не кажется ли Вам что это передел рынка в пользу государственных банков и что это явление не очень желательное?


МЕДВЕДЕВ: Наверное не очень желательное, вынужденное сейчас. И так же как этот не вполне справедливый Закон о страховании вкладов мне кажется, что эта мера полезная. Вы знаете, что в планах государства стоит приватизация Внешторгбанка. И эта задача не снимается. Ну расширится этот банк за счет покупки "Гута", но тем не менее в конце концов он будет приватизирован. Вопрос только в том, чтобы это сделать достаточно аккуратно, чтобы никаких подозрений ни у кого не возникло, что Внешторгбанк становится хоть немного менее устойчивым, чем сейчас.


ГАЗЕТА "ГАЗЕТА": У меня один вопрос очень конкретный, второй более общий. Вы сказали о том, что будут внесены поправки, которые коснутся малого бизнеса, и они могут быть внесены в Думу тогда, когда система накопит достаточное количество средств. Какой объем средств необходим, по Вашему мнению? Есть уже какие-то прикидки этого закона?


МЕДВЕДЕВ: На этот вопрос принципиально невозможно ответить, потому что нужно какое-то научное исследование чтобы ответить на этот вопрос. Но научные исследования всегда происходят на каком-то материале, на какой-то предыстории. Так как у нас нет никакой предыстории можно только глядя в потолок строить предположение. Система должна начать заработать в некотором таком горьком смысле этого слова. Какие-то банки должны обанкротиться, граждане должны получить не позже чем на 17-й день свои деньги до 100 тысяч рублей. Система страхования должна встать в очередь обанкротившемуся банку за деньгами, их в какой-то срок получить, восстановить свои ресурсы. И когда этот цикл повторится несколько раз, а я надеюсь что это не очень быстро, такой опыт будет накапливаться не очень быстро, мы поймем, что значит много денег в системе страхования. Американцы, слава богу, защищают до 100 тысяч долларов всех кредиторов банка. Правда для корпорации 100 тысяч долларов это очень мало. Но тем не менее в этом смысле есть равноправие. Если бы мы защитили малых предпринимателей сначала так же как физических лиц, это было бы неплохо.


- И когда такая система может заработать? Через два года, через три года по Вашим оценкам? Насколько наша система банковская к этому готова?


МЕДВЕДЕВ: Не очень ответственно я могу на этот вопрос ответить. Мне бы хотелось думать, что в течение двух лет мы уже накопим достаточный опыт, чтобы, не глядя в потолок, а гладя в какие-то статистические данные на Ваш вопрос можно было ответить достаточно основательно.


"ФИНАНСОВЫЙ КОНТРОЛЬ": Снижение фор до 3,5% то есть в 2 раза. Это вынужденная мера. Когда откат ожидается? Будет ли откат на старые позиции?


МЕДВЕДЕВ: Трудно мне на этот вопрос ответить. Не очень я уверен, что и руководители Центрального банка однозначно на этот вопрос могут ответить. Все что могу сказать, что в программе развития банковской сферы предполагается снижать обязательные резервы. Может быть, удастся удержаться на уровне в 3,5%, что было бы неплохо. Если экономика будет развиваться так же быстро как сейчас, порядка 7% в год, то я думаю, что удастся удержаться на таком уровне. Если не будет каких-то специальных потрясений, резкого уменьшения цены нефти, что совершенно не просматривается. Наоборот такое впечатление, что еще долго будет высокая цена на нефть. Есть надежда удержаться на этом уровне.


"СТРАНА РУ": Я не случайно тогда спрашивал про остатки на корсчетах. Если посмотреть эту позицию в динамике, что я делал на протяжении трех месяцев с февраля по май, ликвидность банковской системы, то есть остатки на корсчетах плюс депозиты снизилась с 518 миллиардов рублей до чуть больше 200 на 300 миллиардов рублей. С чем Вы связываете такую картину? И скажите, пожалуйста, Вы много говорили о поправках законодательства. Считаете ли Вы необходимым внести поправку в Закон о Центральном банке пункт, который существует в законах центральных банков практически во всех государствах мира о том, что Центральный банк помимо здоровья национальной валюты финансовой системы должен заботиться об уровне занятости в экономике? Спасибо.


МЕДВЕДЕВ: Почему снизились остатки это более-менее очевидно. Деньги из банковской системы изымались. Мы заботимся о том, что этот процесс прекратился сначала, а потом в обратную сторону пошел. Вы знаете по поводу записи, о которой Вы говорите в Законе о Центральном банке, я очень скептически отношусь к такой записи. И так Центральный банк довольно много функций должен выполнять и периодически возникает вопрос, а не возникает ли конфликт интересов нужно и этого добиться и того, а не противоположное ли это направление деятельности. Если еще добавить занятость, то я думаю, что совершенно не будет понятно, хорошо работает Центральный банк или плохо.


"НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ": Два вопроса. Что будет с банками, которые уже подали заявки в систему страхования вкладов? Их будут так же проверять в связи с новым законом, который был принят в субботу? То есть эта система будет также двигаться дальше? И второй вопрос. И "Альфа-банк", сейчас висит на РИА "Новости" "Мы стали жертвой продуманной махинации", заявляли, что был определенный заказ, и "Гута-банк" заявляя о том, что на лентах информационных агентств о них шла неправильная информация, что у них были обыски. Как Вы считаете, возможно ли, что эти два крупных банка стали жертвой заказа определенного. Потому что логично было бы предположить, что первыми бы стали падать мелкие  и средние банки.


МЕДВЕДЕВ: По поводу включения банка в систему страхования. Здесь не меняется ничего. Субботний закон является некоторой подстраховочной сеткой. И я был бы очень рад, если бы этой сеткой не пришлось воспользоваться в большем количестве случаев, чем сейчас очевидно. Вот по Содбизнесбанкам очевидно, что придется воспользоваться. Еще раз повторяю, если банк хочет работать с вкладчиками, он обязан попытаться войти в систему страхования. Значит он должен пройти перепроверку. Как Вы знаете, подавляющее большинство банков подало заявки и уже значительная часть банков либо подвергается проверке, либо уже проверку прошла и ожидает решения. Так что все здесь будет идти так, как шло раньше и как написано в основном Законе о страховании вкладов граждан в банках. По поводу коварства конкурентов. Невозможно отрицать этого. Более того, можно догадаться, что в мутной воде кто-то пытался рыбку ловить, но я бы сбросив моральные соображения со счета, очень бы не советовал дальше этим заниматься, потому что оказывается вырытая яма в первую очередь подходит для того, кто ее роет.


АГЕНТСТВО "ИРНА": Вы упомянули цены на нефть. По Вашему мнению, какое снижение мировых цен способно отразиться на российской банковской системе?


МЕДВЕДЕВ: Снижение цен в первую очередь отразится на бюджете, но косвенно конечно очень сильное снижение, а косвенно может отразиться и на банковской системе. Положительно не повлияет, если как 98 году до 9 долларов за баррель снизится. Я думаю, что пока нефть стоит выше 20 долларов за баррель беспокоиться совершенно не о чем. Тем более, что правительство накопило огромный резерв. За который его уже упрекают. Ситуация перевернулась ровно наоборот относительно 98 года. В 98 году правительство упрекали за дефицит в бюджете, теперь упрекают за избыточный профицит. Я думаю, что даже, что мне кажется совершенно невероятным, если слишком долгое время цена упадет ниже 20 долларов за баррель, то мы этого не почувствуем, потому что есть запас прочности.


"РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА": Недавно вышел закон о том, что "Арка" агентство по реструктуризации кредитных организаций как бы расформировано и прекратило свое существование. Его обязательства, у него сейчас есть еще какие-то обязательства, переходят к агентству по страхованию вкладов. Первый вопрос, какие обязательства? И второй, насколько агентство по страхованию вкладов по части именно реструктуризации банков и какой-то санации, и скажем, ликвидации в случае необходимости будет похожа на методы работы "Арка"? То есть насколько преемственность в этом смысле?   


МЕДВЕДЕВ: У "Арки" в основном активы, а не обязательства. Есть ли какие-то обязательства, честно говоря, не знаю. Если и есть, то очень небольшие, может быть за свет не заплатили еще, но заплатят. "Арка" получила в свое время 11 миллиардов рублей, которое должно было вложить в те банки, которые "Арка" спасала. Насколько я понимаю, эти деньги живы, они не все еще возвращены. Но тем е менее перспектива возврата есть. Часть денег, кстати говоря, уже передана в Агентство по страхованию вкладов, 3 миллиарда уже передано. Остальные деньги будут переданы. "Арка" не занималась банкротством ликвидации банков, а СВ будет заниматься. Подготовлен новый вариант Закона о банкротстве банков, который 30 июля будет принят, я надеюсь, во втором чтении. А в начале августа еще и в третьем. По этому закону практически все банки банкротящиеся будут ликвидироваться, банкротиться АСВ. Если в банке есть деньги населения, то наверняка АСВ будет банкротить.


-Когда вступит в силу Закон о том, что будет система страховании вкладов?


МЕДВЕДЕВ: Когда вступит, я точно сказать не могу, я думаю, что Дума не позднее 3 августа примет в третьем чтении и дальше закон пройдет обычным путем через Совет Федерации, который договорился с нами будет заседать вскоре после 3 августа. Когда Президент подпишет, не позже чем по Конституции положено, по-моему, 10 дней  ему дается.


- То есть с осени?


МЕДВЕДЕВ: С осени это начнет действовать.


ГАЗЕТА "ГАЗЕТА":  Уже можно говорить о каких-то макроэкономических последствиях того, что упорно не называется банковским кризисом. То есть мы вылезем по показателям за инфляцию, рубль укрепится? Что еще произойдет? 


МЕДВЕДЕВ: Доллар немножко пошел вверх и это последствие того, что не принято называть кризисом, это последствие беспокойства людей без всякого сомнения. Но не катастрофическим образом надо сказать пошел вверх. Если нам удастся справиться с ситуацией, я надеюсь, что в течение этой недели ситуация смягчится очень заметно, то никаких последствий не будет.


ВЕДУЩИЙ: Коллеги, как я понял главное, чтобы не было дефолта. Вопросы исчерпаны. Позвольте поблагодарить Павла Алексеевича за возможность провести встречу с нами. Спасибо всем. На этом пресс-конференция завершена. Благодарю.