Через некоторое время большая часть любителей рекламируемой продукции все-таки научилась отделять выдумку от реальности, и сообразила, что далеко не все, что красиво раскрашено, хорошо пахнет.

Мы разлюбили рекламу, научились отделять правду от вымысла, и (по крайней мере, та часть, которая реально попадает под определение Homo sapiens ) сегодня умеет отбиться от гипноза рекламы и не слишком ей доверять. Но - по большей мере в той части, которая касается товаропроизводителей.

Но реклама бывает и другая. Нет-нет, PR и предвыборные баталии мы вообще опустим. Бывает реклама солидных учреждений, таких, которым люди все еще верят и не ждут никакого подвоха. Ан-нет!

Расскажу одну историю про своего близкого приятеля, человека опытного, солидного, неплохо зарабатывающего – в общем, просто образец для подражания. Недостаток у него был один. Собственно, даже и не недостаток, а так, ерунда. Ну, вышел человек на пенсию. Причем - по роду деятельности - в возрасте, ну никак сидение перед камином в домашних тапочках не подразумевающем. Работать привык с азартом и полной отдачей, связи имел не по самым верхам, но зато многочисленные.

В общем, решил этот молодой пенсионер открыть свое дело – энергию надо в дело пустить. Хотя общеизвестно, что каким бы золотым не был человек и его личные качества, для открытия своего дела золото нужно несколько другое свойство. Ну, более реальное, так выразимся.

К сожалению, при всей своей достаточной обеспеченности, нужной суммы для открытия того самого дела, в котором он видел продолжение своей жизни, на руках у него не оказалось. Я не буду афишировать здесь направление, в котором он собирался работать, и вовсе не из соображений конспирации, а в силу типичности момента. Причем, как показало дальнейшее развитие событий, дело оказалось действительно прибыльным, и раскрутиться он все-таки сумел. Суть не в этом.

Сумма для начала требовалась по нынешним меркам для начала бизнеса не такая уж большая – 300 000 рублей. Да простят меня те старики, которых угораздит прочитать эти строки, те самые старики, которые свои скудные копейки растягивают на хлеб и молоко, но для начала собственного серьезного бизнеса «десять штук баксов» -действительно не деньги. Но у нашего друга, напомним себе, их не было.

Случилось так, что с самого начала я была в курсе развития событий, относилась к идее своего знакомого с полнейшим одобрением. Да, кстати, давайте, наконец, дадим ему какое-нибудь имя – скажем, Глеб.

Если отбросить созревание самой идеи, то начинал Глеб со вполне грамотно составленного бизнес-плана, который торжественно вручил мне, как он сам торжественно выразился, «на рецензию». Скромно отмечу, что такое доверие было вызвано тем, что я довольно неплохо разбираюсь в сути той деятельности, которой планировал заняться и Глеб, правда, больше в экономическом плане. Скажу честно – бизнес-план был составлен очень грамотно, можно сказать, профессионально. Предусмотрено и рассчитано было почти все, что можно было учесть в таком документе. Я дала ему пару советов и на время забыла об этой идее, так как знала, что нужной суммы у Глеба на тот момент не было, сама я такими средствами тоже не обладала, поэтому потихоньку занималась своими делами.

Прошло недели полторы, и Глеб возник на моем пороге с бутылкой шампанского, коробкой конфет и букетом цветов, сообщив, что пришел «обмыть» мою «крестницу» - открытую им фирму. Я порадовалась за приятеля, удивившись, как быстро нашел Глеб требуемую сумму, и, подняв первый бокал за «новорожденную», поинтересовалась, каким образом он решил финансовый вопрос с такой скоростью, особенно если учесть, что в учредительных документах новоиспеченного ООО значился он один. Ответ был убийственным. «А я и не находил!» - беспечно заявил Глеб, «Я намерен взять кредит в банке!»

Вероятно, неописуемое выражение моего лица его несколько смутило. Не могу сказать, чего в этот момент на нем было выписано в большей степени – ужас, беспокойство или восхищение, однако, увидев его, Глеб тут же выложил на стол пачку самых разнообразных проспектов, предлагающих нашему населению кредиты всяких-разных направлений, и все исключительно на выгодных условиях.

Честно говоря, сама я кредитами никогда не пользовалась исключительно из принципиальных соображений типа «берешь чужие на время – отдаешь свои и навсегда», поэтому мотивированно возразить не смогла, хотя интуитивно чувствовала, что что-то тут не так. Что – другой вопрос, узнать было интересно, поэтому тут же напросилась к Глебу в сопровождающие – посмотреть, как именно он собрался этот самый кредит получать. Тот согласился, хотя недоверие к его идее почувствовал и стал доказывать, что все проспекты уже перечитал и ничего сомнительного не увидел.

И правда – написано все было грамотно, банки доступно и понятно перечисляли и описывали свои предложения, но ощущение недосказанности оставалось.

В общем, договорились мы познакомиться с нашей системой кредитования вместе, и вот что из этого вышло.

Мы отсортировали банки «по степени убывания надежности» - по моему выражению, хотя Глеб уверен был в абсолютной бесполезности процедуры сортировки – зачем так усложнять, ведь в проспектах все четко и ясно сказано и нам вполне достаточно одного-единственного банка.

Выбранный мной «первенец» действительно выглядел солидно и надежно, да, по сути,   и является таковым. Тем не менее, когда вышколенный юноша-клерк выслушал суть дела, довольно толково изложенную Глебом, даже на его натренированно-вежливом лице сквозь профессиональную маску проскользнуло чувство удивления. Тем не менее, нас вежливо проводили в кредитный отдел, начальником которого была женщина лет тридцати пяти. Будучи лицом более высокопоставленным и оттого более мимически раскрепощенным, она более ярко выразила свое удивление посетителем, попросившим кредит на «раскрутку» не имеющей оборотов только что созданной фирмы.

«Извините, но мы не даем кредиты под бизнес-планы!» - ответ был вежлив, но категоричен. Глеба это совсем не обескуражило. Он достал из своей представительной кожаной папки пачку рекламных проспектов этого самого банка, быстро нашел нужный и, раскрыв его, чуть ли не со стихотворным выражением зачитал выдержку, суть которой сводилась к тому, что банк предлагает кредиты для развития бизнеса.

«Но только для уже работающих предприятий», - возразила женщина. – «И то, если у них открыт счет в нашем банке, через который проходят приличные денежные суммы. В этом случае мы можем дать вам кредит сроком на 2-3 месяца в размере …» Она назвала процент, исходя из которого получалось, что для того, чтобы получить нужную сумму, фирма Глеба должна была с ходу выдавать миллионные обороты.

«А зачем мне понадобится кредит при таких оборотах?» - наивно удивился Глеб. Начальница пожала плечами: «Например, Вам будет не хватать на закупку товара. В этом случае мы Вас охотно кредитуем». «Но   я же не собираюсь заниматься торговлей! - несколько растерянно ответил мой приятель, - у меня совсем другое направление!» - «И напрасно, - заявила женщина, - торговля – дело выгодное и прибыльное.»

Глеб попытался возразить, что в условиях нынешней конкуренции на раскрутку торговой фирмы понадобится совсем другой стартовый капитал, но несостоявшуюся кредиторшу совсем не убедил: «Ну, а это уже не мои проблемы. Мы тоже предприятие коммерческое и не вкладываем деньги в сомнительные мероприятия!» - «Но в бизнес-плане…» - робко начал Глеб, - «Ваш бизнес-план, юноша, - жестко ответила «дама», которая явно была лет на семь этого «юноши» моложе, - без финансовых вливаний - всего-навсего складно написанная бумажка!»

«А если, - еще раз оживился Глеб, доставая из папки очередной «фантик»-проспект, - я попрошу кредит как физическое лицо?..»

«А вот это уже не к нам! - радостно вставая со своего упоительно-шикарного кресла, сообщила дама. - Это в отдел по работе с населением, дверь напротив!»

В «двери напротив» Глеб бизнес-план доставать уже не стал, решил использовать в атаке только банковские проспекты. «Хочу получить кредит на неотложные нужды!» - уверенно заявил он. Мужчина «по работе с населением» удивления никакого не выразил. «Пожалуйста! - придвинул он к Глебу увесистую стопку бумаги. - Вам нужно заполнить вот это». И, увидев легкое недоумение на лице Глеба, положил сверху еще одну бумажку: «Здесь общий список документов и требования к их заполнению. Возьмите, ознакомьтесь внимательно и подходите ко мне, когда все будет оформлено».

Из банка Глеб летел как на крыльях: «Вот видишь, все оказалось совсем несложно!» Я его мальчишеского энтузиазма не разделяла: если в одной двери нам жестко заявили, что банк не делает рискованных вложений в бизнес, то что такое содержится в этих самых бумажках, если после их заполнения вроде бы обещают дать денег в том же самом банке?

В общем и целом я оказались правы мы оба. Деньги на «неотложные нужды» получить было можно, но … Требования, изложенные в бумажках и справках, сводились примерно к следующему.

Во-первых, вы должны были работать или, по крайней мере, иметь документально подтвержденный источник дохода. Здесь проблем не было – еще до выхода на пенсию Глеб подрабатывал в паре фирм, причем по официально заключенным договорам. А вот по поводу «во-вторых» уже начали появляться сомнения. Дело в том, что для получения необходимой Глебу суммы этот самый источник дохода даже с первого взгляда должен был быть таким, чтобы за вычетом сумм на «жизнь» самого кредитуемого и сидящих на его шее иждивенцев, остаток должен быть не меньше, чем ежемесячные выплаты по кредиту вместе с процентами. В общем, даже при беглом подсчете получалось, что в месяц Глеб должен был получать что-то около полутора тысяч долларов.

Видно было, что Глеб начинает злиться. «Понимаешь, - он посмотрел на меня неопределенно-подозрительным взглядом, - я, конечно, получаю приличные суммы, но…» Я не дала   ему договорить: «Дальше можешь не объяснять – большая часть из них выплачивается тебе «в конвертике». – «А что ты хочешь, какой идиот в нашей стране будет получать приличную зарплату и полностью демонстрировать ее государству? Да и где найдешь такого щедрого работодателя, который захочет заплатить за тебя такую гору налогов?»

Я тоже, увы, с «конвертированной» системой была знакома, поэтому возразить мне было нечего. Пункт «в-третьих» заставил Глеба вообще скиснуть: помимо самого себя с хорошей и честно продемонстрированной зарплатой нужно было собрать такой же пакет документов на троих поручителей, с таким же уровнем доходов и так же документально подтвержденный. «Ладно-ладно! - предупредила я высказывание Глеба, - ты вовсе не похож на человека, который дружит с идиотами!»

Остальные бумаги мы читать просто не стали.

В общем, первый день «выбивания» кредита закончился разочарованием, но не убавил у Глеба энтузиазма. «Все ясно, - подытожил он. – Этот банк слишком хорош для того, чтобы зарабатывать на рисках, будем искать что-нибудь попроще». Он критически оценил мой список-рейтинг и выбрал два банка, расположенных поближе к середине. «Давай-ка сходим завтра сюда! Может, эти будут не столь принципиальны».

Тем не менее, последовавшая на следующий день процедура общения с банковскими работниками отличалась только менее строгими костюмами сотрудников и большей отдаленностью от центра города. Кредит под развитие нового бизнеса давать не хотел никто.

Всю следующую неделю Глеб оббегал наш «рейтинговый список». Я в этом процессе уже не участвовала – накопились свои рабочие вопросы, да и в затею с получением кредита не верилось совершенно. Правда, я взяла с Глеба честное слово, что никаких экстраординарных шагов он предпринимать не будет, не посоветовавшись со мной. Заходил он каждый день все более и более удрученный, но идею свою бросать не собирался.

К концу недели он меня здорово озадачил, заявив, что нашел решение вопроса. Новая мысль с моей точки зрения была совсем дикой, но Глеба было не остановить. Он решил взять кредит под залог квартиры. Руководствовался он опять-таки каким-то рекламным проспектом, в котором красиво объяснялось, как легко и просто вы можете получить деньги под залог недвижимости.

Ко всякого рода залогам я отношусь еще с большим отвращением, чем к кредитам, а уж если речь идет о залоге жилья, то такая мысль просто вообще кажется мне полным безумием, так как перспектива оказаться на улице меня никогда не прельщала. Бизнес есть бизнес, как бы он хорошо не был просчитан, но никто, тем более в нашей стране не застрахован от всякого рода форс-мажорных обстоятельств, которые за один день могут разрушить то, что создавалось годами. Так что перспектива остаться без такой полезной в обиходе вещи, как квартира, показалась вполне реальной и страшноватой. Тут я отметила, что начинаю рассуждать как женщина из банка, говорившая о том, что их фирма не вкладывает деньги в сомнительные проекты. С моей точки зрения, любой проект, который хоть на один процент допускал возможность остаться без квартиры, явно попадал под определение   «сомнительный».

У Глеба, конечно, ситуация была несколько иная – при любом повороте событий на улице он никак не остался бы, с жильем у его семьи все было в порядке. Да и выглядел он уже как бульдозер, который никакими уговорами не остановить. Поэтому много разговаривать я не стала, но в очередной банк   опять отправилась вместе с ним.

За время своих «путешествий» он уже здорово поднаторел в общении с банковскими работниками, поэтому просьбу свою изложил четко, ясно и коротко, опять, как в прошлый раз, получил пакет документов, и мы отправились в них разбираться.

На первый взгляд по первой части пакета все было теоретически возможно: у Глеба имелась квартира, в которой на тот момент прописан был только ее собственник – он сам. Правда, требовалось выписаться, но это решаемо – собственная квартира была и у его жены, в которой они, собственно и жили, а сама процедура выписки-прописки заняла бы не так уж много времени. Несовершеннолетних детей у него тоже не было, сын женился и жил отдельно.   Собрать дополнительно требуемые выписки и справки тоже можно было по нашей оценке недели за две. Сумма, выдаваемая банком под залог жилья, была, правда в два раза ниже рыночной стоимости квартиры, но нас это уже не удивило. Да и стоимость квартиры Глеба даже при этом раскладе предполагала получение требуемых 300 000 рублей.

Но вот вторая часть пакета нас несколько озадачила. Она включала практически те же требования, что и при получении обычного кредита в той части, которая касалась денежных доходов заемщика (легальных и размером в полторы тысячи долларов). И снова требовался поручитель с такими же деньгами, правда, теперь только один.

«Слушай, - удивился Глеб, - а это еще зачем? Ведь в любом случае они получают квартиру, да еще по такой цене, за которую они ее в один день продадут и закроют и возможный долг, и проценты? Может, они просто ошиблись и выдали лишние бумажки?» Насчет лишних бумажек я сильно сомневалась, но узнать «что бы это значило» очень хотелось. Действительно, ведь в этом случае банк ничем не рискует!

Я уже поняла, что и с залогом квартиры у Глеба вряд ли что получится, но понять логику банкиров все-таки хотелось. Разговор получился странный. На вопрос, зачем нужны справки о доходе заемщика при наличии закладываемой квартиры с полным пакетом документов на нее, клерк невразумительно начал рассказывать о случаях, когда в «чистой» квартире обнаруживались прописанные несовершеннолетние и другие лица, которых невозможно выселить, жаловался на несовершенство законодательства, а под занавес и вовсе заявил, что их банк не любит связываться с недвижимостью.

«Позвольте, - удивилась я, - а не проще ли вообще не предлагать такие услуги?»

Клерк удивился: «Да, знаете ли, конкуренция. Все предлагают, и нам приходится… Но вот если у Вас есть официальный доход   и поручитель…»   «Стал бы я тогда закладывать квартиру!» - усмехнулся Глеб и вышел из кабинета.

«Слушай, - мне было уже просто интересно, - давай позвоним в тот банк, где мы были в первый день и просто узнаем, какие у них требования?» - «Да звонил я им, - отмахнулся Глеб, - они просто заявили, что с недвижимостью связываться в принципе не желают!»

Тут у него в глазах появился нехороший блеск. «Я слышал, что можно взять частный кредит, проценты правда, повыше, но зато бумаг не надо столько оформлять, да и делается все быстро!»

«Глеб! – я чуть ли не завопила от возмущения. – Перестань нести полную чушь! Откуда ты знаешь, у кого будешь этот кредит брать! Тут уж влететь можешь по полной программе: не получится вернуть деньги – могут быть проблемы, посерьезнее, чем с банком. Раскрутишься и вернешь – появятся желающие «поделиться» твоим бизнесом».

Честно сказать, не знаю, чем бы закончилась при Глебовом упрямстве эта история, но тут ему просто повезло. Через пару дней он совершенно случайно встретился со своим бывшим однокурсником, который не только оценил его проект, но и смог его профинансировать. Не задаром, конечно, а став соучредителем, но на очень выгодных для Глеба условиях.

С тех пор прошло больше двух лет. Глеб отлично справился с реализацией проекта, результат превзошел даже самые смелые его ожидания. Словом, в выигрыше оказался и он, и его партнер, и кредиты он теперь берет при необходимости если и не на любые суммы, то, по крайней мере, побольше чем на десять тысяч долларов.

Но если в его присутствии речь заходит об открытии нового бизнеса при помощи банковского кредита и кто-то с нездоровым энтузиазмом в глазах начинает доказывать, что сделать это легко и просто, достаточно лишь выбрать нужный банк, Глеб просто рассказывает вот эту самую историю.

А при чем тут реклама, с которой мы начали наш разговор? Да она, бедолага, тут почти не при чем. Просто в любой ситуации надо помнить замечательную фразу о бесплатном сыре и мышеловке, и, начиная любое дело, опираться на здравый смысл, а не на рекламные проспекты и объявления.  

Елена Ляховская