Действительно, по всем основным показателям (90% банков являются прибыльными) ситуация на банковском рынке может считаться стабильной. Тем не менее проведенный ЦБ оптимистический тест имеет и обратную сторону. Так, по его результатам (проверено 200 крупнейших банков, на долю которых приходится 90% совокупных банковских активов), в структуре потенциальных потерь 70% приходятся на кредитный риск, 25% - на риск ликвидности и 5% - на рыночный риск. Столь высокий уклон в сферу кредитования может оказаться новой ахиллесовой пятой российской банковской системы. Политика, основанная на увеличении кредитного портфеля, уже начала давать сбои. Если раньше средние показатели роста кредитной активности банков составляли 30-50% ежегодно, то в прошлом году упали до 20-30%. А в этом году, в соответствии с прогнозами на основании результатов первого полугодия, эти показатели будут еще ниже. Так, по данным Минэкономразвития, доля кредитов реальному сектору экономики в активах банковского сектора осталась на уровне начала года (38,7%).

И дальнейший процесс становится все более рискованным. В частности, по данным правительства, задолженности по кредитам реальному сектору увеличилась за первое полугодие на 26,1%.

Проблема в том, что процентный (кредитный) банковский бизнес в новых рыночных условиях характеризуется быстрым ростом концентрации рисков в капитале банков. В нынешних условиях финансовые институты уже не могут вести прибыльный бизнес без инвестиционной деятельности и диверсификации бизнеса.

Разделение видов деятельности банков идет сразу по нескольким направлениям. В частности, банки пытаются максимально расширить спектр услуг за счет создания универсальных финансовых структур. Заместитель председателя правления КБ "СДМ-Банк" Максим Солнцев: "Процесс объединения банков и компаний из других сфер бизнеса (страховых, пенсионных, консалтинговых и т.д.) характерен для всего мира, и отечественные банкиры не могут оставаться в стороне от общемировых тенденций. Наличие на обслуживании в банке групп клиентов, занимающихся различной деятельностью, диктует потребность участия в иных сферах финансового бизнеса. Кроме того, замкнутая система продаж и обслуживания всех финансовых потоков клиентов способна генерировать дополнительные доходы и контролировать издержки".

Процесс диверсификации идет и внутри банковского сектора. Дело в том, что банковские структуры, чтобы соответствовать современным требованиям рынка, активно развивают новые виды деятельности. Причем крупные структуры предпочитают диверсифицировать свой бизнес не за счет создания новых подразделений, а за счет поглощений и слияний. Один из последних ярких примеров - покупка банком "Кредиттрастом", специализирующимся на работе с юрлицами, Содбизнесбанка, имеющего хороший опыт в розничном бизнесе. Показательна в этом смысле и покупка МДМ-банком, специализирующимся на управлении корпоративными финансами, контрольного пакета акций Петровского народного банка и приобретение Комисоцбанка. Оба финансовых института обладают большим опытом работы по социальным программам, которые считаются одним из наиболее перспективных направлений работы с физлицами. Через их филиальные сети получают пенсии более 80% пенсионеров Санкт-Петербурга и Сыктывкара. Петровский народный банк также обладает запатентованной пенсионной технологией.

Еще одним важнейшим направлением диверсификации является включение в инвестиционную деятельность. Причем ряд банков называют себя инвестиционными (Импексбанк, МДМ, банк "Зенит"), так как ведут активную деятельность на фондовом рынке. Но основная масса финансовых институтов под инвестиционной деятельностью подразумевает долгосрочные программы кредитования или приобретение предприятий непрофильного бизнеса.

Заместитель председателя правления РОСБАНКа Михаил Алексеев: "Рентабельность банковской деятельности в последнее время, как известно, существенно сократилась. Поэтому многие банки для повышения общего уровня доходности активизировали инвестиции в разного рода непрофильные для банков проекты. В том числе связанных с созданием различного рода специализированных дочерних компаний или приобретением пакетов акций существующих предприятий".

На практике зачастую это происходит двумя путями. Или карманный банк, входящий в промышленную группу, кредитует создание и покупку новых предприятий. Второй вариант, когда на долгосрочной и льготной основе кредитуются проекты, запускаемые топ-менеджментом банковской структуры. В любом случае оба варианта - способ льготного кредитования в рамках холдинга или группы. Создание новых направлений в рамках банковских холдингов на данный момент имеет смысл, поскольку позволяет пополнять оборотные активы и минимизировать риски за счет усиления контроля.

Впрочем, не все участники рынка согласны с таким положением вещей. Советник председателя правления банка "Русский стандарт" по информационной политике Маргарита Краковская: "Мировая практика доказывает, что банки должны заниматься банковскими услугами, а не производством "памперсов". Если банк исчерпал свой ресурс в банковском деле - надо менять вывеску".

Но, хотя и с опозданием, процесс идет по стопам мировых тенденций диверсификации банковского бизнеса. В современных условиях крупные и универсальные структуры оказываются более жизнеспособными. Тем не менее в этой связи с еще большей актуальностью чем раньше встает вопрос об управлении рисками. Многие банковские структуры, участвуя в инвестиционных проектах, рискуют перейти грань, когда объем инвестиций может породить реальную, системную угрозу всему бизнесу. Начальник управления экономического анализа КБ "Адмиралтейский" Сергей Спижарский: "Купив предприятие, банк сталкивается с целым рядом специфических рисков. Управлять финансово-промышленной группой намного сложнее, чем кредитным учреждением. Банк становится потенциальным заложником приобретенной компании и будет вынужден в ущерб прочим проектам расходовать свои ресурсы для поддержания предприятия на плаву".