Размышления о законности. Ни для кого ни секрет, что экономика проводит свой диктат практически во всех сферах деятельности человека. Именно от тенденций развития экономике зависит политическая линия государства, зависит и также состояние правовой системы. Если в СССР в условиях командно-административной системы правовая система отвечала в первую очередь требованиям этой системы, то с переходом к рыночной экономике возникла необходимость закрепления в первую очередь принципов защиты 'слабых' людей от 'сильного государства-полицейского'. И тенденция возникновения институтов защиты всех и каждого от государства-полицейского не может не радовать. Ведь каждый из нас понимает, что государство как субъект публично-правовых отношений, как лицо имеющее мощный аппарат принуждения может диктовать любые условия обществу и подавлять нежелательные для него интересы. Эта система подавления интересов одних субъектов тоже необходима, ибо с помощью данной системы вкупе с механизмом государственного принуждения государство ограничивает общество от различных негативных последствий, в частности предотвращение преступлений, превентивная функция преступности, включая общую и частную превенцию, карательная функция. Но где мерило того, что в результате действий по пресечению (устранению) негативных общественных последствий государство не преступит ту невидимую грань, при которой его действия уже будут называться 'произволом'? Ни для кого ни секрет, что зачастую государство, прикрываясь 'общественно полезной целью' осуществляло правовой произвол, не соблюдая и даже игнорируя принятые нормы права. Тоталитаризм как политический режим - ярчайший пример этому. Но такие ситуации существует не только при 'неблагоприятном для граждан политическом режиме', но и в государствах, которые искренно уверяют всех в своей 'демократичности'. Далеко за примером ходить не надо. Возьмем 'самое демократичное государство' - Соединенные Штаты Америки'. Всем известен скандал, связанные с именем президента США Билла Клинтона и Моникой Левински. Ведь казалось бы США яро стоят на защите и неприкосновенности личных прав и свобод гражданина, однако, почему то тайна и неприкосновенность частной жизни Президента США (который также является гражданином США) оказалась грубо нарушена, несмотря на принцип невмешательства. Мало того, что право человека было нарушено, это нарушение благополучно было использовано в грязных политических играх. Было бы утопичным считать, что государство сможет обеспечить права и свободы каждого гражданина при осуществлении 'государственного принуждения', так как само государство в интересах всего общества и других людей вынуждено применять к отдельному человеку меры принуждения. Так инспектор ДПС, накладывая на вас административное взыскание обеспечивает защиту интересов иных лиц и Общества путем применения частной превенции, так суд, приговаривая преступника к наказанию ограждает Общество от вредоносных последствий (общая превенция) и, одновременно, указывает человеку не неотвратимость наказания за совершенный деликт (частная превенция). Таким образом, выходит, что зачастую смысл государства состоит именно в том, чтобы посредством законного лишения субъекта определенных прав и свобод обеспечить этим лишением права и свободы неограниченного и неизвестного круга лиц. Как же обеспечить при осуществлении государством своей деятельности, в том числе деятельности по государственному принуждению соблюдения прав и свобод если не каждого отдельного гражданина, то хотя бы максимального большинства субъектов? Именно для этих случаев в теории права выработаны различные правовые концепции и юридические конструкции, с помощью которых осуществляется обеспечение и, если Вы возьмете в руки любой учебник по любой отрасли права, то увидите в каждом из них такое основополагающее положение (принцип) как законность. Этот принцип является так называемым общеправовым принципом, а значит, что он присутствует во всех сферах и отраслях права. Что же означает данный принцип? В первую очередь принцип законности понуждет всех и вся действовать строго в соответствии с законом. Принцип законности нашел свое выражение еще в Древнем Риме. Всем известное высказывание 'Dura lex, sed lex' (Суров закон, но закон) означает ничто иное как руководство в своей деятельности исключительно буквой и духом закона. Этот принцип должен быть распространен на всех субъектов в любой сфере деятельности и тем более данный принцип должен быть аксиомой в деятельности государства как субъекта потенциально сильного, по сравнению с субъектами частного права. Данный принцип является основополагающим и именно из него получили свое развитие такие принципы как разделение властей (контроль за соблюдением законности и независимость государственных органов при осуществлении деятельности по государственному управлению, так называемая 'система сдержек и противовесов'), презумпция невиновности в публично-правовых отношениях, и многие другие. Российская Федерация провозгласила принцип законности как основополагающий принцип в своей деятельности, однако, в некоторых отношениях принцип законности грубо нарушается и нарушается постоянно. Рассмотрим соблюдения законности при уплате налогов. На всех субъектах права лежит обязанность по уплате налогов. В соответствии с ч.2, ст .45 НК РФ обязанность налогоплательщика считается исполненной 'с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика:'. Конституционный Суд РФ в пределах своей компетенции пояснил в постановлении от 12.10.98 г., ? 54-П, что обязанность налогоплательщика по уплате налогов никак не может прекращаться с момента поступления денег в бюджет, а с момента дачи соответствующего поручения в банк при наличии достаточного остатка на счете. Казалось бы есть норма закона, которая устанавливает момент исполнения налогоплательщиком обязанности по уплате налога, есть легальное толкование, выражающее дух закона. Для юрисдикционных органов, которые 'руководствуются принципом законности' и олицетворяют собой государство, не существует иного толкования данной нормы, однако, на практике все происходит с точностью до наоборот. До недавнего времени основными вопросами Арбитражного суда при установлении относительной истины по делу были следующие: 'Почему Вы открыли счет в этом банке?' - хотя всем очевидно, что право лица открывать счет в том или ином банке никем не может быть ограничено и ответ на него очевиден: 'субъект, воспользовался своим правом, которое не может быть ограничено никем'. 'Вы проверяли во время открытия расчетного счета финансовое состояние банка?' на что налогоплательщик резонно отвечает: 'как я обычный субъект частно-правовых отношений могу получить от банка, сведения составляющие коммерческую тайну?'. И суды руководствуясь никому не понятным причинам, а также никому не известным нормам права выносили решения об отказе в иске по мотиву того, что налогоплательщик действовал недобросовестно. Но обязанность проверки финансового состояния банка не входит в обязанность налогоплательщика и не может он осуществить своими силами эту проверку, он не обладает ни властными полномочиями, ни какими то ни было механизмами принуждения. Абсолютно справедливо Конституционный Суд в определении от 25.07.01 г. ? 138-О указал на то, что факты недобросовестности должен устанавливать налоговый орган, как государство, обладающее публично-правовым статусом и способное принудительными мерами оказать воздействие на субъекта. Однако, несмотря на эти указания, Арбитражный суд продолжает 'затевать интересную игру'. Политика арбитражного суда напоминает некое выжидание и выражается она в следующем: Арбитражный суд первой инстанции отказывает в иске налогоплательщику, апелляционная жалоба оставляет решение Арбитражного суда первой инстанции в силе, однако кассационная инстанция решение отменяет и отправляет его на новое рассмотрение. И эта цепочка все повторяется и повторяется до бесконечности. Учитывая то, что судебные разбирательства очень длительны, данные процессы затягиваются на года и судьи арбитражных судов в коридорах, потупя глаза 'извиняются перед налогоплательщиком, но говорят, что не могут удовлетворить иск, поскольку им поступила команда: 'Ни копейки из бюджета', чем окончательно разрушают принцип не только независимости суда, но и сам принцип законности. Обратимся опять к США. Соединенные Штаты известны как государство проводящее одну из самых агрессивных политик по уплате налогов. Уклонение от уплаты налогов считается одним из тяжелейших преступлений и по санкциям приравнивается к государственной измене, однако и они признают, что неуплата налогов, основанное на законе не является ни преступлением, ни иным деликтом, поскольку субъект действует в соответствии с законом и никто не может запретить ему осуществлять данную деятельность. Знаменитое высказывание судьи Верховного Суда США Дж. Сандэрленда должно стать аксиомой в российских юрисдикционных органах, ибо оно непосредственно отражает саму суть принципа законности в налоговом праве: 'Право налогоплательщика избегать налогов:.с использование разрешенных законами средств никем не может быть оспорено'. В связи с вышеизложенным считаю, что 'настоящая' законность еще только становится в РФ и мы находимся еще в периоде ее становления. Пережитки командно-административной системы не дает возможности государству смириться с таким высказыванием и поэтому государство использует незаконные способы в получении налогов. Надеюсь. Что этот период со временем уйдет в небытие и принцип законности получит свое полное развитие. 09/10/2001