Но экономический фон последнего месяца стал хуже: в США скорость нормализации рынка труда замедлилась, а новый пакет мер поддержки так и не был согласован; вторая волна эпидемии ухудшает перспективы выхода из кризиса, хотя МВФ и улучшил прогноз мирового спада с предыдущей оценки 4,9% до 4,4%.

Американские рынки растут, ожидая победу Байдена; разрыв в рейтингах Трампа и Байдена выходит на первый план: Американские рынки восстановились в последние недели на фоне растущей вероятности победы Байдена, политика, который может снизить градус торговой войны и улучшить отношения между США и ЕС. Главным риском в глазах инвесторов сейчас является сценарий непризнания результатов выборов. Хотя американская законодательная система предусматривает все процедуры, необходимые для опротестования результатов, зная стилистику президента Трампа, нельзя исключать, что он может поддерживать напряженность на рынках до 20 января 2021 г., когда Белый дом формально должен перейти новому президенту. В итоге, в последние недели сложившийся на рынке консенсус рекомендует уделят повышенное внимание разрыву в рейтингах Трампа и Байдена – значительный разрыв позволит минимизировать риски непризнания результатов. В значительной степени этот взгляд объясняет рост американских индексов, возобновившийся в последние недели – это отразилось в динамике индекса S&P и в динамике высокотехнологичных компаний. Рейтинг Байдена по состоянию на середину октября составлял около 55-60% при рейтинге Трампа в интервале 40-45%, разрыв между двумя соперниками увеличился до 17% в среднем в середине октября против 12% на начало сентября.

Безработица в США перестала снижаться на фоне рисков второй волны и отсутствия одобрения по пакету финансовой помощи: Как бы ни сложились результаты выборов, следует помнить, однако, что движение рынков в последние месяцы существенно опережают изменение фундаментальных показателей. В США, согласно последним данным, число созданных рабочих мест в сентябре сократилось до 661 тыс., что оказалось ниже ожиданий рынка и стало минимальным значением с мая, когда рынок труда начал восстанавливаться Уровень безработицы продемонстрировал очень незначительное улучшение и в сентябре составил 7,9%, что лишь незначительно превзошло ожидания рынка. Иными словами, в условиях неспособности американских законодателей принять новый пакет мер финансовой поддержки экономики и роста рисков второй волны, темпы восстановления экономики могут замедлиться. На данный момент основным фактором поддержки является рост баланса ФРС – но даже в этом аспекте его динамика уступает темпам роста баланса ЕЦБ, который нарастил этот показатель на 200 млрд евро с начала октября. Значительное смягчение монетарной политики является важным фактором, позволившим МВФ выйти с новым, более оптимистичным прогнозом мировой экономики: если раньше фонд прогнозировал спад на 4,9% по итогам этого года, то новый прогноз предусматривает спад всего на 4,4%. Что касается перспектив на 2021 год, по новому прогнозу, крупнейшие развитые страны покажут средний рост ВВП на уровне около 5,0% г/г – прогноз роста по Франции на 2021 год составляет 6% г/г, а по Великобритании – 5,9% г/г, что будет сопоставимо со средним ростом по странам развивающихся рынков. Исключение составят Китай (экономика которого может вырасти на 8,2% г/г) и Индия (где рост может составить 8,8% г/г). По России прогноз фонда на следующий год выставлен на уровне 2,8%, что является минимальным значением среди крупных экономик развивающихся рынков.

COVID-19 – вторая волна ограничений? Рост заболеваемости COVID-19 в последние недели вызвал оживленную дискуссию по поводу того, целесообразен ли жесткий карантин и как дальше будет развиваться ситуация. Во многих странах растут опасения того, что экономические издержки карантина слишком высоки, и повторить опыт жесткого локдауна, который был реализован весной, вряд ли возможно. Те страны, которые весной были в числе сторонников жесткого карантина – как Франция, например, – сейчас вводят гораздо более мягкие ограничения. Тем не менее, ситуация остается в значительной степени неопределенной по следующим причинам. Во-первых, есть политический контекст принятия решений о локдауне. Среди политических аналитиков расхожим считается мнение о том, что ужесточение карантинных мер возможно со стороны европейских стран в случае победы Трампа, и, напротив, победа Байдена с его более дружественной по отношению к ЕС позицией, считается фактором, снижающим риски нового локдауна. Во-вторых, есть медицинские дискуссии по поводу эффективности локдауна. Недавно опубликованное критическое исследование шведского опыта борьбы с COVID-19 (Kelly Bjorklund and Andrew Ewing, The Swedish COVID-19 Response Is a Disaster. It Shouldn’t Be a Model for the Rest of the World) говорит о том, что уровень смертности в Швеции и в странах, вводивших карантин на поздних этапах пандемии, значительно превысил уровни смертности в тех странах, которые были в лидерах по оперативности введения ограничений; с другой стороны, если посмотреть на статистику, то данные по смертности в Швеции несильно отличаются от других стран, при этом экономические издержки оказались явно ниже; по данным МВФ, экономика Швеции по итогам 2020 года покажет очень незначительный спад по меркам развитых стран. Наконец, многое будет зависеть от скорости создания вакцины. Многие медики, в частности, американский врач и предприниматель Джордан Шлейн, считают, что вакцина широкого пользования появится не раньше 2022 года, однако они оптимистично настроены по поводу уровня кооперации в ее разработке и по поводу долгосрочных последствий борьбы с COVID-19; медицинские тесты, разрабатываемые для борьбы с COVID-19, в будущем позволят существенно ограничивать эпидемии различных вирусных инфекций, которые приносили существенные издержки системам здравоохранения разных стран. Короткое резюме из перечисленных факторов следующее: готовность стран к жестким мерам, видимо, окончательно определится в ноябре, при этом каким бы не было их краткосрочное решение, нет худа без добра – наработки по борьбе с COVID-19 могут дать существенную экономию на государственном уровне на долгосрочном горизонте.

Цены на нефть – риски и возможности: Как это ни парадоксально, с темой разработки вакцина напрямую связана динамика цен на нефть, которые с начала лета торгуются в узком коридоре 40-45 долл./барр. Этот интервал определяется соотношением спроса на сырье, который находится под давлением из-за сохраняющихся ограничений на международные поездки, и предложения, которое при усилии стран ОПЕК+ подверглось значительной корректировке. Инвестиции в акции нефтяных компаний, многие из которых сейчас выглядят очень дешево (Exxon торгуется по 0.8 P/B, BP по 0.9, и PetroChina по 0.3), являются, возможно, одним из наилучших способов играть на ожиданиях появления вакцины, в результате чего спрос сможет быстро вернуться на докризисные уровни. При этом, хотя создание вакцины задает однозначно позитивную траекторию рынка, неопределенным является время ее появление. Правда, следует помнить о втором, не менее важном для рынка нефти факторе, время проявления которого более определенно, но эффект которого может быть неоднозначен – это отношения США и Ирана. С приходом к власти Д. Трампа отношения США и Ирана развернулись на 180 градусов и на смену ядерной сделки, которая была заключена при Б. Обаме и позволяла Ирану вернуться на мировой рынок нефти, пришел период возврата к ограничениям. При этом экономическая ситуация в Иране в последние годы ухудшается, темпы инфляции там превышают уровень 20% уже на протяжении более двух лет, и возврат на рынок был бы крайне желательным вариантом развития событий для иранского правящего режима – это, в свою очередь, может стать фактором, нейтрализующим позитивный эффект разработки вакцины. В случае победы Трампа этот сценарий не обсуждается, но вот победа Байдена потенциально открывает возможность для этого риска. Правда, американские политологи считают, что для нового президента США тема Ирана будет не в ряду первоочередных, так как взгляд на нефтяной рынок через призму разработки вакцины пока выглядит более реалистичным. Позитивный взгляд на нефть подтверждается и сильной статистикой из Китая: в сентябре рост розничной торговли составил в Китае составил 3,3% г/г, а рост промышленного производства ускорился до 6,9% г/г, обе цифры оказались выше ожиданий рынка.