Бывший совладелец Национального Резервного Банка Александр Лебедев решил запустить криптовалютный банк в сфере децентрализованных финансов. Его партнером в проекте является основатель криптобиржи Garantex Сергей Менделеев. Финансирование стартапа, который может быть запущен в ближайшие месяцы, на первом этапе составит 10—15 млн долларов, сообщил РБК сам Лебедев.

Децентрализованные финансы (DeFi) объединяют биржи для торговли криптовалютой, платформы для открытия депозитов или оформления кредитов и другие сервисы, работающие на блокчейне и выступающие в качестве криптоаналога традиционных финансовых инструментов. Правила проведения операций записаны в смарт-контрактах. Объем мирового DeFi-рынка оценивается в 11,1 млрд долларов. Эксперты указывают, что обычно DeFi-сервисы предоставляют своим пользователям более высокую доходность по депозитам, чем обычные банки (проценты плюс токены проекта), при этом DeFi-проекты никак специально не регулируются в России и не подпадают под системы госгарантий.

«С точки зрения разработки DeFi-проект не требует серьезных инвестиций, мы с партнерами готовы профинансировать стартап. В то же время необходимо будет фондирование выпуска стейблкоинов (криптомонет, привязанных к базовому активу. — Прим. РБК), необходимых для работы системы, и здесь придется захолдировать 10—15 миллионов долларов», — рассказал Лебедев.

Проект Лебедева с рабочим названием Independent Decentralized Finance Ecosystem, или InDeFinEco (Независимая децентрализованная финансовая экосистема), должен предоставлять держателям криптовалют несколько услуг, разъяснил РБК экс-банкир:

  • кредитование стейблкоинами под залоги криптовалюты с возможностью заработка на депозитах (стейблкоины, выдаваемые в кредит, являются депозитами других клиентов DeFi-банка, как и в традиционной кредитной организации, уточняет Сергей Менделеев);
  • управление активами пользователей для более эффективного размещения их криптовалюты и получения большей доходности;
  • сложные финансовые продукты на основе токенов и криптовалют (от опционов до деривативов на золото и недвижимость).

Аналогов у такой экосистемы пока нет, считает Лебедев: «Конкуренция (с другими игроками) тут возможна только за пул ликвидности, но мы рассчитываем привлечь провайдеров не столько высокими ставками, сколько надежностью и более широкой линейкой услуг».

В планах создателей проекта войти в топ-десятку мировых DeFi-проектов, продолжает Лебедев: «В абсолютных цифрах это означает около 500 миллионов долларов привлеченных инвестиций в пул ликвидности. Переговоры с потенциальными инвесторами ведутся, но раскрывать их пока рано».

В качестве управляющей компании InDeFinEco предполагается использовать швейцарскую «дочку», которая получит необходимые криптолицензии, говорит Лебедев, не уточняя ее названия. Лебедеву принадлежит несколько компаний в Швейцарии, в том числе инвестиционная Alpstream AG. «Для полноценного функционирования DeFi-проектов не требуется какая-либо юрисдикция, смарт-контракты действуют глобально», — говорит он.

Проект не нацелен специально на российский рынок, хотя стартует именно в России. Вопросы законности приобретения криптовалюты в той или иной стране находятся за пределами работы проекта, предупредил Менделеев.

Это перспективное направление, но с рисками, считают эксперты. У DeFi-проектов не может быть рисков, связанных с незаконным выводом средств вкладчиков, так как все действия с криптоактивами отображаются в смарт-контрактах, однако есть другие угрозы, в частности кража средств хакерами из-за ошибок в коде и отсутствие возможности вернуть их, объясняет сооснователь финтех-стартапа Zerion Вадим Колеошкин. Взломы смарт-контрактов бывают, но, как правило, на первых этапах и у не очень крупных проектов, возражает Менделеев. По мнению Колеошкина, на этом рынке также может появиться пузырь из-за завышенных ожиданий потребителей и повышенного спроса на токены.

С 2021 года в России начнет действовать закон «О цифровых финансовых активах», регулирующий использование в РФ криптовалюты. Впрочем, он не должен помешать россиянам стать частью мировой DeFi-индустрии, так как единственный прямой запрет в документе касается приема криптовалюты в качестве оплаты за товары, работы и услуги, считает партнер юридической компании Taxology Михаил Успенский. Препятствовать развитию отрасли могут блокировки криптовалютных сайтов Роскомнадзором, а также планы Минфина дополнительно ужесточить регулирование криптовалют: ведомство хочет ввести налоговую отчетность для криптокошельков, а в случае отказа — применять меры, вплоть до уголовной ответственности.