Доля просроченных (более чем на 30 дней) потребительских кредитов в портфелях российских банков снизилась до 15,7% в мае, что меньше показателей 16% и 16,6% в апреле и марте соответственно, сообщили в пресс-службе Национального бюро кредитных историй (НБКИ). Эксперты связывают снижение доли просроченных долгов с ростом реструктуризации кредитов и популярностью кредитных каникул.

«Наблюдаемый уровень просроченной задолженности не является критическим, а динамика этой задолженности в условиях роста объема реструктуризаций не столь показательна», — отмечает директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Игорь Алексеев.

Статистика ЦБ свидетельствует о снижении темпов прироста обращений за реструктуризацией займов в июне — августе. «Дополнительным буфером для сектора выступает продление мер по поддержке заемщиков до конца года, а также возможности для банков не создавать резервы по реструктурированным кредитам вплоть до середины следующего года», — комментирует директор — руководитель направления банковских рейтингов агентства НКР Михаил Доронкин.

Также, по данным НБКИ, портфель действующих потребкредитов российских банков в мае 2020 года составил 9,06 трлн рублей, превысив январский показатель в 9 трлн рублей, но возвращения к мартовским показателям пока не произошло. Так, в марте портфель потребкредитов составил 9,24 трлн рублей.

По словам директора группы рейтингов финансовых институтов АКРА Ирины Носовой, пока рано говорить об окончании кризиса, связанного с распространением COVID-19. Объемы потребительского кредитования сократились в апреле — июле по сравнению с I кварталом 2020 года как по причине применения банками более консервативного подхода к заемщикам, так и в связи со снижением спроса на кредиты со стороны граждан. Не стоит ожидать бурного роста выдач потребкредитов, несмотря на сделанные 10 августа Банком России послабления, которые должны стать импульсом к восстановлению кредитования, считает Носова. Внедряемые регуляторные меры не нацелены на рост стоимости кредитного риска, банки стали более осторожны в кредитной политике, а кредитоспособных заемщиков за время кризиса стало меньше, пояснила она.