Государственные банки «Открытие» и Банк непрофильных активов, созданный на базе «Траста», объяснили появление трех новых ответчиков в своем иске о мошенничестве, поданном в 2019 году в Высокий суд Лондона против владельца O1 Group Бориса Минца и его сыновей Дмитрия, Александра и Игоря, пишет РБК. Ими стали бывшие совладельцы «Открытия» и Бинбанка Вадим Беляев и Микаил Шишханов, а также экс-глава «Открытия» Евгений Данкевич. О том, что в иске к Минцам фигурируют новые ответчики, написал британский юридический портал Law360. Издание сообщило, что судья разрешил «Трасту» включить в иск о мошенничестве новые обвинения против бывших топ-менеджеров банка «Открытие» и Рост Банка. Претензии к Беляеву и Шишханову связаны с покупкой «Открытием» и Рост Банком облигаций группы Бориса Минца на 850 млн долларов.

Облигации «О1 Груп Финанс» банк «Открытие» (на 500 млн долларов) и Рост Банк (на 350 млн долларов) купили в августе 2017 года. O1 Group имела кредиты на сопоставимые суммы в обоих банках: по долгу перед «Открытием» группа заложила акции O1 Group Properties, по долгу перед Рост Банком — акции НПФ «Будущее» и бизнес-центра в Москве. После продажи облигаций специально созданная для реализации схемы компания ссудила деньги материнской структуре, а та погасила кредиты, высвободив залоги. Облигации, по мнению истцов, были выпущены на нерыночных условиях. Внимание госбанков привлекла еще одна сделка группы Бориса Минца: в 2016 году банк «Открытие» заключил серию сделок РЕПО с кипрскими компаниями Rebusia и Adagu, ссудив 70 млн долларов последней. Сделки были обеспечены облигациями компании «Финстандарт», которые были гарантированы O1 Group. Вырученные от продажи облигаций «О1 Груп Финанс» деньги О1 Group направила на закрытие сделок РЕПО.

Как считают истцы, на момент совершения сделок финансовое положение O1 Group было ненадежным. Группа была сильно закредитована, выполнение ее долгосрочных обязательств зависело от рефинансирования. В 2017 году O1 Group вела переговоры о продаже 51% O1 Properties китайской Vanke, залоги компании в «Открытии» блокировали сделку, сообщил «Траст» в иске. По версии истцов, Шишханов, Беляев и Данкевич знали, что бонды O1 Group стоят лишь малую часть от номинала, финансовое положение группы Бориса Минца было сомнительным, а появление у компании свободных денежных средств — маловероятным. Все трое состояли в правлении своих банков и сделали возможным участие «Открытия» и Рост Банка в покупке облигаций, «не действуя в их интересах».

Будущие сделки с облигациями O1 Борис и Дмитрий Минцы обсуждали с Беляевым в Ницце в июле 2017 года, а последний затем поручил Михаилу Назарычеву, члену правления «Открытие Холдинга», обсудить сделку с Александром Минцем. В августе Беляев подписал офер со стороны «Открытие Холдинга», в соответствии с которым тот обязался выкупить бонды с баланса банка по цене, близкой к номиналу. Оба банкира, считают в «Трасте», знали, что офер не имел материальной ценности, потому что «Открытие Холдинг» никогда не смог бы его исполнить. Уже в середине — конце июля 2017 года, как сказано в иске, Беляев обсуждал проблемы банка «Открытие» с представителями Центрального банка, Шишхановым и Данкевичем; 8 августа того же года Беляев в роли главы «Открытие Холдинга», а также Данкевич и Рубен Аганбегян, возглавлявший тогда наблюдательный совет «Открытия», обратились в ЦБ с просьбой предоставить поддержку ликвидностью на 180 млрд рублей.

В споре в Высоком суде Лондона появились и новые претензии к серии сделок с кипрской Stratola, аффилированной с O1 Group. Рост Банк за два дня до начала своей санации перечислил в пользу Stratola облигации Whale Finance Ltd., «Финстандарта» и «Финстоун», оцениваемые в 3,9 млрд рублей, и 70 млн долларов, следует из иска госбанков. Чтобы получить эти бумаги, Stratola могла до 20 декабря 2017 года оплатить их стоимость или перевести в обмен облигации одной из 28 компаний, перечисленных в соглашении сторон, включая «О1 Груп Финанс». За день до своей санации Рост Банк изменил условия по кредиту на 40 млн долларов, кредит был конвертирован в рубли, и Stratola получила право отказаться от уплаты процентов и долга, перечислив в обмен облигации, описывается схема в иске. Ни одно из своих обязательств Stratola не выполнила. По мнению истцов, Шишханов одобрил проведение сделки. Истцы также утверждают, что обнаружили оформленные задним числом письма, которые «должны были ввести в заблуждение тех, кто мог бы заниматься расследованием проведения трансакций со Stratola, включая и Центральный банк».

Теперь юристы истцов пишут, что требуют возмещения не только от Бориса Минца и его сыновей, но также и от Беляева, Шишханова и Данкевича. Возмещение можно рассчитать как сумму, уплаченную банками за облигации O1, за вычетом их реальной стоимости, говорится в иске, но точная сумма там не указана. Дополнительно, считают истцы, Шишханов и Дмитрий и Александр Минцы действовали противозаконно и нанесли ущерб Рост Банку, проводя сделки со Stratola. С них требуют возмещения номинала облигаций и тела кредита, обязательства по которым не исполнила кипрская компания.