Несмотря на то что спад промышленности все еще был на пике в июне, мы считаем, что самое худшее уже позади. В то же время реальные располагаемые доходы упали на 8,0% г/г в 2К20 и на 3,7% г/г за 1П20. Эти противоречивые сигналы усиливают неопределенность накануне решения по ставке 24 июля – риторика ЦБ, судя по всему, указывает на то, что регулятор понизит ставку, тогда как июньские макропоказатели говорят о целесообразности взять паузу.

Снижение оборота розничной торговли всего на 7,7% г/г в июне объясняется умеренным уровнем безработицы (6,2%) и ускорением роста кредитования: Российская макроэкономическая картина за июнь в части потребления оказалась лучше ожиданий. Оборот розничной торговли снизился всего на 7,7% г/г в июне, оказавшись менее глубоким в сравнении с консенсус-прогнозом спада (-11% г/г) и нашим прогнозом (-10% г/г). Эта цифра соответствует более позитивной статистике по продажам автомобилей, которые в июне снизились всего на 14,6% г/г в сравнении со спадом на 51% г/г в мае. На наш взгляд, за таким неплохим результатом стоят два фактора. Во-первых, безработица, составившая 6,3% в середине июня, по состоянию на конец июня составила всего 6,2%. Самая свежая статистика по росту реальных зарплат за май указывает на то, что они выросли на 1% г/г, то есть номинальные зарплаты увеличились на 4% г/г. Во-вторых, рост розничных кредитов ускоряется и составил 1,0% г/г в июне, по предварительным данным ЦБ, что является позитивным сюрпризом. В целом, эти цифры соответствуют ускорению годовой инфляции, которое наблюдалось в июне (в продовольственном сегменте рост цен ускорился с 3,3% г/г в мае до 3,9% г/г), и указывают на то, что спрос в июне был не таким уж и слабым.

Промпроизводство показало сильное снижение на 9,4% г/г в июне: В отличие от оборота розничной торговли, который с апреля постепенно восстанавливается, спад российской промышленности в июне был таким же глубоким, как в мае. Выпуск промышленной продукции снизился на 9,4% г/г, что, главным образом, было вызвано более глубоким спадом добычи нефти на 14,2% г/г в июне против снижения на 13,5% г/г в мае. В то же самое время “дно” спада в обрабатывающей промышленности было пройдено в апреле, тогда как в июне второй месяц подряд темпы снижения в этом сегменте постепенно замедлялись. Выпуск продукции в обрабатывающей промышленности снизился на 6,4% г/г в июне против спада на 7,2% г/г в мае и на 10% г/г – в апреле. В целом мы ожидаем, что промпроизводство начнет показывать признаки восстановления уже в ближайшие месяцы,а пик кризиса был пройден в2К20.

Снижение реальных располагаемых доходов на 8,0% в 2К20 вызывает беспокойства. Несмотря на то, что статистику за июнь можно считать в целом позитивной, беспокойства не исчерпаны. Реальные располагаемые доходы населения упали на 8,0% г/г за 2К20 и на 3,7% за 1П20.По данным Фонда “Общественное мнение”, почти треть россиян еще опасаются увольнений; ранее мы уже отмечали, что оптимизация расходов может стать трендом в стратегии крупных компаний и оказывать давление на доходы населения в последующие годы. В свою очередь, слабая динамика доходов населения сохраняет давление на бизнес: по оценкам, примерно 25% торговых центров находятся под угрозой закрытия, если не получат доступ к дополнительной помощи от государства. Кроме того, горизонты 2К20 омрачены и неясностью по поводу бюджетной политики: расходы федерального бюджета выросли на 28% г/г в 1П20, однако за полный год их рост должен замедлиться (мы ожидаем, что рост расходов по итогам этого года составит 13% г/г). В целом, реальные располагаемые доходы идут по траектории снижения на 5% г/г за 2020, которая является нашим прогнозом с апреля.

Непростой выбор для ЦБ на заседании 24 июля – быть или не быть понижению ставки? Макроэкономическая статистика за июнь, несомненно, может служить веским аргументом в пользу сохранения ключевой процентной ставки на прежнем уровне на заседании 24 июля. Российская экономика миновала наихудший период и сейчас встала на траекторию восстановления. Более сильная в сравнении с ожиданиями статистика в части потребления в сочетании с некоторым давлением на курс рубля к доллару на фоне опасений санкций должны, по крайней мере, отчасти нейтрализовать дефляционные риски. В то же время динамика реальных располагаемых доходов может обосновать выбор ЦБ в пользу понижения ставки. Как недавно заявила глава ЦБ, потенциал для понижения ставки сохраняется – ее слова мы считаем вербальной интервенцией, подготавливающей рынок к понижению ставки на 25 б. п. 24 июля.