И если в развитых странах данные по безработице воспринимаются как главный индикатор динамики спроса, в России изменения в экономике обычно проходят через изменение доходов населения, а не через уровень занятости. В последние месяцы такой подход подтвердился: хотя количество безработных россиян, официально зарегистрированных в службах занятости, увеличивалось на 0,7 млн человек в месяц с апреля (с 0,8 млн человек в марте) и достигло 2,4 млн к середине июня, общий уровень безработицы 6,3% не выглядит информативным. Что касается статистики по доходам, то, к сожалению, она выходит с сильным запозданием. Официальные цифры Росстата указывают на снижение реальных располагаемых доходов на 0,2% г/г по итогам 1К20 и на снижение реальных зарплат на 2% г/г в апреле – и это наиболее свежая статистика, которая доступна. Отсутствие статистики приводит к существенным расхождениям в прогнозах: хотя Минэкономразвития ожидает снижения реальных располагаемых доходов населения на 3,5% г/г в этом году, исследования ГУ-ВШЭ указывают на потенциал сокращения в диапазоне от 8 до 12% г/г.

Важным источником оперативной информации по поводу благополучия населения становятся в таких условиях опросы, которые, как нам представляется, рисуют неплохую картину:

У 50% россиян доходы не изменились, 42% не изменили свои повседневные расходы с начала карантина: Результаты опроса страховой компанией “Росгосстрах Жизнь” указывают на то, что большая часть населения не пострадала от карантина. Такой результат соответствует весьма незначительной доле МСП в структуре российской экономики (примерно 20% российского ВВП против 50-60% ВВП в развитых странах) и тому факту, что значительная доля занятых сосредоточена в госсекторе (25% всех трудовых ресурсов России против 15% в развитых странах). С учетом того, что в России проживает 36 млн пенсионеров по старости, доходы которых вряд ли изменились за последние месяцы, складывается впечатление, что картина, которую передают данные опросов, вполне корректна: примерно половина населения не испытала негативного влияния карантинных мер на свои доходы.

У 20-30% респондентов доходы снизились сильно: По данным Росгосстраха, доходы сократились у пятой части населения, то есть как раз у той группы населения, которая потенциально могла быть занята в МСП. Эта цифра созвучна с опросами, проведенными в мае Центром стратегических разработок: эти опросы зафиксировали изменения в доходах у 33% опрошенных: из этой группы у 52% сократились зарплаты, 25% были отправлены в неоплачиваемый отпуск, и 23% респондентов лишились работы. Наиболее существенно пострадали россияне, занятые в «теневом» секторе экономики – из них с падением доходов столкнулись 74%.

10% респондентов, по данным Росгосстраха, потеряли свою работу: Эта группа россиян, особенно сильно пострадавших от введения карантина, невелика; кроме того, нет ясности и в том, насколько продолжительной будет потеря доходов у этой группы. Эта цифра подтверждает приведенный в начале текста тезис о том, что в среднесрочной перспективе снижение доходов является гораздо более важным индикатором состояния экономики по сравнению с рисками повышения уровня безработицы.

Мы подтверждаем наш прогноз снижения реальных располагаемых доходов населения на 5% г/г; существенным риском нам представляется рост неравенства: Результаты опросов в целом выглядят скорее позитивно, так как они указывают, что большая часть населения не столкнулась с существенным снижением доходов. В то же время доходы тех, чья работа больше связана с физическим трудом, а также тех, кто занят в «теневом» секторе, в наибольшей степени подвержены риску снижения, и рост неравенства населения по доходам выглядит серьезным вызовом на горизонте следующих лет.