Замминистра финансов России Алексей Моисеев прокомментировал предложение комитета Госдумы по экономической политике ввести валютные ограничения, чтобы снизить степень уязвимости экономики к внешним шокам.

«Что касается курса, ЦБ пытался это делать на протяжении всего периода постсоветской России вплоть до 2014 года. <...> Я считаю, что регулирование валютного курса и попытка номинальный курс удержать привела к тому, что ВВП сократился на 9%. <...> Коллеги, видимо, путают номинальный курс с реальным. Они хотят поддержать промышленность, а промышленности важен реальный курс. Но они, видимо, говорят про номинальный курс, который никакого влияния на производителей не оказывает», — прокомментировал Моисеев.

В проекте об основных направлениях государственной денежно-кредитной политики на 2020—2022 годы комитет обращает внимание на то, что в связи с риском возникновения неопределенных последствий политики протекционизма США и торговых войн для системы международных финансово-экономических отношений, а также с учетом санкционного давления на Россию требуется принять «меры по консолидации валютного регулирования и валютного контроля».

По мнению депутатов, гибкий и прогнозируемый курс рубля, с одной стороны, не приводил бы к удорожанию импортного оборудования для российских производителей, с другой — мог бы обеспечивать достаточную рентабельность и рост доходов от экспорта.