Хотя решение ЦБ имеет объяснение в свете снижения инфляционных рисков на фоне жесткой бюджетной политики, нельзя сказать, что такое решение было ожидаемым еще месяц назад и тем более полгода назад. Это значит, что мы должны будем менять свою стратегию на рынках привлечения чтобы избежать давления на маржу. 

Последний год показывает, что даже в развитых странах, которые традиционно создавали стержень мировой экономической политики, денежные власти вынуждены резко менять свои приоритеты – если еще в конце 2018 года ФРС планировала продолжить повышение процентной ставки, то с середины 2019 года перешла к снижению ставок. ЦБ РФ к концу 2018 года повысил свою ставку до 7,75% и в начале 2019 года ничто не предвещало, что она может быть существенно ниже этого значения, сам регулятор полагал, что инфляция вернется к 4% ориентиру только в 2020, а теперь в базовом сценарии инфляция может составить 3,0-3,5% уже в конце этого года. Ситуация в экономике стала менее предсказуема и Центральные банки, в том числе и ЦБ РФ, гибко подстраиваются под эту реальность.