Умеренное расширение присутствия дочерних иностранных банков в качестве способа регулирования конкуренции может принести пользу российскому финансовому рынку, рекомендуется в  докладе Центробанка РФ «Сопоставление модели российского финансового сектора с моделями финансовых секторов других стран».

Как отмечается в работе, ее задачей является выработка подходов к определению долгосрочных целевых ориентиров развития финансового сектора России. Предполагается, что принадлежность финансового сектора страны к той или иной модели соответствует определенной стадии его развития.

В зависимости от модели финансового сектора фигурирующие в исследовании страны разделены на пять кластеров. Профиль кластера 1, в который входит Россия, объединяет страны с формирующимся рынком «второго эшелона». Этот кластер условно назван «Автономные», в него в общей сложности включены 17 стран, в основном экспортеры сырья: наряду с Россией это Нигерия, Индонезия, Венесуэла, Аргентина, Колумбия, Казахстан, Турция, Перу, Уругвай, Коста-Рика, Македония, Украина, Филиппины, Пакистан, Мексика и Румыния.

Для этого кластера ЦБ дает следующие характеристики: «Опора на собственные финансовые ресурсы, как правило, благодаря доходам от сырьевого экспорта. Приоритетная роль бюджетных и межфирменных каналов перераспределения финансовых ресурсов, ограниченная потребность в перераспределении через посредников».

Данный кластер в большей степени, чем остальные, «определяется субиндексом, отвечающим за степень охвата населения финансовыми услугами, однако значительно проседает по субиндексам глубины рынков и посредников», отмечают финансисты.

Относительно России говорится, что c 2012 года в структуре ее финансового сектора «посредники преобладают над рынками: доля размещенных средств банков (кредиты экономике, МБК, вложения в облигации, средства на корреспондентских счетах) превышает капитализацию рынка акций. Отчасти это соответствует общемировой тенденции после глобального кризиса 2007—2009 годов... однако в случае России это в большей степени результат ослабления внутреннего фондового рынка, что, в частности, выражается в опережающих темпах сокращения его ликвидности: отношение оборота к капитализации сократилось с пикового значения 68,3% в 2009 году до 30,9% по итогам 2014 года. Среди посредников наблюдается тотальное доминирование банков над небанковскими институтами и страховыми компаниями. При этом на долю размещенных средств приходится примерно 90% всех активов банковской системы. Таким образом, российский финансовый сектор — банкоориентированный, с традиционным ссудным профилем операций кредитных организаций».

«По отдельным показателям финансового развития Россия может быть отнесена к лидерам своего кластера, — отмечают авторы доклада. — Ее отличают высокие значения отношения капитализации и оборота рынка акций к ВВП, число банкоматов на 100 тыс. человек взрослого населения. Выше среднего по кластеру ряд показателей глубины финансовых институтов: отношение ликвидных обязательств (денежных средств), активов коммерческих банков, кредита частному сектору к ВВП. Вместе с тем глубина страхового сектора, измеряемая отношением к ВВП собранных премий в страховании жизни и в иных видах страхования, не достигает среднего уровня по кластеру. Аналогичная картина наблюдается в случае отношения активов взаимных и пенсионных фондов к ВВП. Это акцентирует внимание на очень больших диспропорциях между развитием банков и небанковских институтов даже на фоне развивающихся стран. Также Россия отличается от других стран кластера невысоким масштабом рынка  ипотеки».

В числе прочего в исследовании находит подтверждение гипотеза, что высокая зависимость экономики страны от экспорта сырья способствует «замораживанию» ее финансового сектора, отмечают авторы.

Другие выделенные авторами исследования кластеры — это «Перегретые лидеры» (его характеристики — некоторое преобладание рынков над посредниками; чрезвычайно сильная интеграция в мировые рынки капитала, сильные национальные финансовые институты и инфраструктура финансовых рынков; «пузыри» на рынке ипотеки и недвижимости накануне Великой рецессии), «Сбалансированные лидеры» (некоторое преобладание посредников над рынками; гармонично включены в мировые рынки капитала, сильные национальные финансовые институты и инфраструктура финансовых рынков) и «Младшие партнеры»(опора на импорт долгосрочных внешних ресурсов и высокое доверие населения к банкам, что обеспечивает приближение к показателям стран-лидеров). В отдельный кластер выделен Гонконг (модель финансового сектора города-государства, выполняющего функции «финансового хаба» для одной из крупнейших экономик мира — китайской).

«Как показал анализ конкретных случаев, переход стран к другим моделям возможен и, как правило, происходит в направлении более высоких стадий развития. Политика регуляторов может способствовать ускорению такого перехода», — отмечается в докладе.

По мнению исследователей, на среднесрочную перспективу целесообразно определение приоритетов развития отечественного финансового сектора исходя из задачи выхода России на наилучшие позиции внутри своего кластера; на долгосрочную перспективу — исходя из задачи вхождения в другие кластеры: «Сбалансированные лидеры» или, поскольку перескакивание страны через стадию развития является редким событием, «Младшие партнеры». При этом фундаментальным условием перехода в более развитые кластеры является продолжение процессов диверсификации экономики и повышения уровня благосостояния, подчеркивают в ЦБ.

«Для решения среднесрочных задач представляется оправданной рекомендация об активизации политики поддержки конкуренции в банковском секторе. Она должна быть направлена на повышение рыночной дисциплины кредитных организаций и устранение избыточного уровня их операционных издержек. В качестве способа регулирования конкуренции может рассматриваться умеренное расширение присутствия на рынке дочерних иностранных банков», — пишет ЦБ.

Также расширение присутствия иностранных банков может стимулировать удлинение сроков кредитования, отмечают авторы доклада.

Особое значение при выборе приоритетов развития российского финансового сектора должно быть отведено небанковским институтам — стимулированию деятельности страховых компаний, частных пенсионных фондов и фондов взаимных инвестиций. Развитие этих секторов финансового рынка, вероятно, будет взаимодополняющим.

В ЦБ констатируют, что эволюция финансового сектора в сторону модели «Младшие партнеры» может быть сопряжена с ростом уязвимости к колебаниям трансграничных потоков капитала из-за повышения роли привлечения средств с внешних долговых рынков в функционировании национальной экономики. Однако негативные последствия такого перехода для стабильности финансовой системы, по мнению регулятора, не следует преувеличивать. «Несмотря на более высокую чувствительность к колебаниям мировых рынков капитала, страны кластера «Младшие партнеры» в целом характеризуются меньшей частотой банковских кризисов, чем страны кластера «Автономные». Кроме того, в случае сохранения геополитической напряженности слишком интенсивное наращивание внешнего долга маловероятно», — рассуждают в Банке России.

Однако, по мнению финансистов, при прочих равных условиях более предпочтительным (хотя и более сложнореализуемым) вариантом выглядит развитие национального финансового сектора в сторону модели «Сбалансированные лидеры».

«Таким образом, в среднесрочной перспективе, исходя из задачи устранения отставания России от наилучших результатов по своему кластеру, а также с учетом выявленных взаимосвязей между показателями, предлагается сделать акцент на следующих целевых ориентирах совершенствования финансового сектора: развитие конкуренции на рынках банковских услуг с опорой на дозированное расширение присутствия иностранных банков; снижение уровня накладных расходов банков во взаимосвязи с развитием конкуренции и инфраструктуры (в том числе традиционной, связанной с обслуживанием платежных карт), а также каналов дистанционного доступа к финансовым услугам; развитие страхования предпринимательских и финансовых рисков, имущества, гражданской ответственности за неисполнение договорных обязательств и других видов страхования, позволяющих снизить (перераспределить) уровень кредитных рисков в банковской системе и финансовом секторе в целом; развитие института взаимных фондов, что расширит возможности привлечения капиталов, более терпимых к рискам, чем привлекаемые через банковские вклады», — заключают авторы доклада.

В долгосрочной перспективе, исходя из выявленных взаимосвязей между показателями в кластерах «Сбалансированные лидеры» и «Младшие партнеры», предлагается сделать акцент на следующих целевых ориентирах совершенствования финансового сектора: развитие института независимых пенсионных фондов во взаимосвязи с развитием долгосрочного кредитования населения (секьюритизация ипотечных и других долгосрочных кредитов и др.); развитие сферы страхования жизни, что также создаст ресурсную поддержку развитию национального фондового рынка; умеренное расширение присутствия в национальном финансовом секторе и на национальных финансовых рынках иностранных банков и иностранных портфельных инвесторов; сдерживание процессов долларизации кредитов и, возможно, чрезмерного развития рискованных сегментов кредитного рынка, что иногда является следствием притока средств с зарубежных рынков.