Как показывают данные Центробанка, в 2015 году был выдан 131 ипотечный кредит в валюте на общую сумму почти 5,8 млрд рублей. За первые два месяца этого года — еще 16 на общую сумму 280 млн рублей. Однако общая задолженность по валютной ипотеке продолжает оставаться высокой и сохраняется примерно на одном уровне достаточно длительное время. Так, по итогам 2014 года она составила 140,8 млрд рублей, а по итогам 2015-го —135,3 млрд рублей. Даже с учетом валютной переоценки данные сопоставимые.

Как сообщают «Известия», банки официально отрицают, что выдают такие кредиты. Но источник издания утверждает, что до сих пор многие кредитные организации ипотечные кредиты выдают. Однако, как он выразился, это единичные случаи, рассчитанные на VIP-клиентов. Как правило, говорит он, это экспаты, которые долго живут в России, топ-менеджеры компаний, которые обслуживаются в банке, а также чиновники.

Ставки по ипотеке в валюте выгодней, чем в рублях (на конец прошлого года — 10% против 12,74% соответственно), однако в долгосрочной перспективе такие кредиты могут оказаться невыгодными. 

«Если сопоставить сроки кредитов, то можно предположить, что некоторые заемщики специально брали такие кредиты на фоне обвала рубля на год-два в ожидании отскока. Если мое предположение верно, то им удалось выиграть за счет курса и ставки»,— полагает аналитик компании EXANTE Евгений Славнов.

«Это явно люди, относящиеся к верхнему среднему классу, которые имеют возможность в гораздо большей степени, чем большинство россиян, контролировать свой источник дохода. То есть это либо успешные предприниматели, либо состоявшиеся высокооплачиваемые менеджеры крупных компаний, чиновники высокого ранга, для которых валютный кредит является инструментом управления расходами, позволяющим распределить их во времени и не прибегать к большим единоразовым тратам при совершении крупных покупок»,— размышляет старший аналитик Национального рейтингового агентства Егор Иванов.

«С учетом всех произошедших событий все риски их платежеспособности целиком на них самих. Причем 90% риска — это риск потери или резкого снижения дохода, 10% — риск дальнейшего снижения рыночной стоимости жилья и обесценивание приобретаемого актива. Но он хеджируется, в случае если покупка несет утилитарный (покупка для проживания), а не инвестиционный характер»,— уверен Егор Иванов.

При этом он добавляет, что для банков с учетом мизерного объема выдачи последнего времени риск минимален. Под один кредит можно создать и большие резервы, которые не будут сильно давить на нормативы.