Круглый стол «Импортозамещение в условиях санкций: итоги первого года», состоявшийся 8 июля в пресс-центре РБК, показал, как проблематично реализуется у нас замена импортных товаров отечественными – при том, что этой стратегии, казалось бы, дан зеленый свет на самом высоком уровне.

Председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Мария Барт, открывшая заседание, напомнила, что в 2014 году был создан Фонд поддержки отечественных производителей. Он располагает сейчас 20 млрд. рублей, средняя сумма займа – 400 млн. рублей. На сегодня одобрено 12 заявок из 950.

Прозвучало, что ассоциация провела по запросу предпринимательского сообщества мониторинг, который выявил, что особые тяготы сегодня испытывают сельхозпроизводители (как говорится, ничего нового). «Дело в том, что предприятия закредитованы, это основная их проблема», – подчеркнула Барт. Кроме того, представители бизнеса жалуются на нарушение их прав, на сложности с кредитованием, с выходом на рынок – бюрократия не позволяет свободно реализовывать продукцию. Речи о необходимости поддержки фермеров и аграриев звучат с высоких трибун, но реально хорошие условия для работы обеспечивают – парадокс! – зарубежным производителям.

На сельское хозяйство в этом году было выделено более 146 млрд. рублей, сообщила глава ассоциации. Регионы на сегодня получили 66,5 млрд. рублей. В Крым пришло только 4% от той суммы, которая была выделена сельхозпроизводителям.

- Идет недополучение денег, – подчеркнула Барт. – Нет стопроцентного адресного поступления бюджетных средств конкретному производителю.

«Куда деваются деньги?» – этим должны заинтересоваться, по мнению председателя ассоциации, надзорные органы.

Профессор Высшей школы экономики Алексей Портанский заметил, что вопрос импортозамещения в России сейчас стоит несколько иначе, чем в других странах в разные годы. У нас это вариант некоторой изоляции от мирового рынка, возможно, длительной. А вообще, классически, это используется как внешнеэкономическая стратегия на определенный период, не навсегда. Задача при этом такова – осуществить задел на будущее, реализовать затем возросшие экспортные возможности и наиболее выгодно встроиться в систему международного разделения труда.

- Например, в последнее десятилетие страны Восточной Азии – Тайвань, Южная Корея, другие государства – успешно применили эту политику и после определенного периода вышли на мировые рынки с разными товарами, в том числе высокотехнологичными, и довольно успешно стали проводить внешнеторговую экспансию на мировых рынках, – сказал эксперт.

«Иногда с трибун можно услышать слова, вроде: «Мы будем наращивать импортозамещение и добиваться передовых позиций в новейших технологиях!», – заметил Портанский, добавив, что это полный абсурд. Импортозамещение – это очень сложный процесс, имеющий экономический смысл только в случае, если повышает эффективность производства, а не реанимирует старые предприятия, которые дышат на ладан. К тому же, это весьма затратная стратегия.

По словам ученого, он присутствовал на нескольких встречах правительственного уровня, на которых обсуждалась эта тема. И представители легкой промышленности говорили: «Да, мы готовы, но нам нужны кредиты для того, чтобы закупить оборудование и его поставить, – если вы хотите от продукции, которую мы никогда не производили». Конкурентные преимущества для отечественного производителя созданы лишь отчасти и не во всех секторах экономики, подчеркнул Портанский. К тому же сроки нашей изоляции не определены, бизнес ничего не может планировать, что мешает его работе.

Пока, по мнению оратора, реальную эффективность импортозамещения не просчитать.

Доцент РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, кандидат экономических наук Василий Якимкин в первую очередь выделил минусы и плюсы того, что связано со стратегией импортозамещения. К первым отнес, во-первых, закрытие из-за санкций иностранными банками кредитных линий, к чему не была готова наша банковская система. Только сейчас налаживаются связи с, например, азиатскими кредитными учреждениями. Кроме того, при таком раскладе нужно в первую очередь ориентироваться на внутренний спрос, и надо понимать, что себестоимость выпущенной продукции будет заметно выше. А позитив в том, считает ученый, что санкции в отношении России были достаточно мягкими, не такими, как те, что применялись Западом по инициативе США в отношении Китая в 1989 году (меры были ответом на расстрел армией митингующих на площади Тяньаньмэнь).

Нужно, опираясь на внутренний спрос, тем не менее развивать экспорт, потому что таков глобальный тренд, уверен Якимкин.

«Если наша продукция будет конкурентоспособной, то импортозамещение произойдет само собой, но пока этого не происходит, потому что самая главная наша проблема – мы не конкурентоспособны в принципе», – заявил представитель агросектора, директор совхоза имени Ленина Павел Грудинин.

Неконкурентоспособность российских производителей, по его мнению, обусловлена тем, что государство не обеспечивает в полной мере комфортность ведения бизнеса. Нет эффективной финансовой и другой поддержки, зато есть коррупция, административные барьеры. В части помощи малому и среднему бизнесу Россия проигрывает даже соседям по СНГ – белорусам и казахам, считает Грудинин. В Казахстане, например, субсидируется перевозка зерна по стране, так что тарифная ставка по перевозу там – ноль. «Тогда и у нас она должна быть ноль, – резонно заметил оратор. – Иначе казахстанское зерно конкурентоспособно, а наше – нет. В результате в Оренбурге на некоторых территориях аграрии вообще прекращают заниматься зерном».

Много разговоров о том, что сельскому хозяйству выделяют деньги, но их получают банки, потому что основная поддержка заключается в субсидировании процентной ставки, продолжил директор совхоза. Например, возмещение 14% при общей ставке 22%. По его словам, банкиры затягивают крестьян в долговую яму: обещают вернуть 14% после предоставления всех необходимых документов. «Ты деньги отдаешь банку на следующий месяц, а потом ждешь, когда тебе поступят средства от государства, – пояснил Грудинин. – Ты собрал документы, отдал в министерство, оно дальше направило. И потом государственные деньги к тебе приходят через полгода. А ты свои оборотные средства уже отдал банку». Куда лучше было бы, считает хозяйственник, если бы государство рассчитывалось с банками, а не с бизнесом.

Он также усомнился в том, что в бюджете нет средств на поддержку. Они есть, просто их львиная доля уходит на помощь банкам и госкорпорациям. Реальный сектор скромно стоит в сторонке. Без смены экономической модели, без определения приоритетов невозможно говорить об эффективном импортозамещении, отметил директор совхоза.

Игорь Платонов, глава Череповецкого молочного комбината, поддержал Грудинина: предприятия реального сектора практически оставлены один на один со своими проблемами. Например, банки, выдавшие кредиты, сначала предлагают компаниям уйти в управляемое банкротство, а потом передумывают и настаивают на конкурсном производстве и ликвидации. «Для чего ликвидировать предприятия, которые работают?» – этот вопрос Платонова был риторическим. Такое давление, по его словам, происходит под оценивающим взглядом представителей власти: а чем это все закончится? «А закончится это тем, что в газете «Коммерсант» увеличится количество страничек, где мелким шрифтом – объявления о банкротстве предприятий», – заключил предприниматель.

О похожих проблемах говорили и Ольга Косец, глава общественной организации «Деловые люди», объединяющей представителей легпрома, и бывший собственник Смердовского стеклозавода Валентин Варзин. Для того, чтобы ситуация как-то улучшилась, следует уже обращаться не к государству, а к приглашенному на круглый стол протоирею Льву Семенову – эта шутка предпринимателей звучала не слишком весело.

Ноту оптимизма внес первый заместитель директора Международного выставочного центра «Крокус Экспо» Аркадий Злотников. Он рассказал о том, что 15 сентября в МВЦ откроется первая выставка по импортозамещению. «Это тот инструмент, где реально можно не только говорить, но и показать то, что ты делаешь в плане реализации этой программы», – подчеркнул он. Это мероприятие станет для многих производителей хорошей возможностью показать свою продукцию, наладить контакты, что поможет увеличить сбыт. При этом большое внимание будет уделено сельскохозяйственному сектору. Уже более 150 компаний подали заявки на участие в выставке, отметил Злотников.

Мария Барт (Ассоциация адвокатов России за права человека) в завершение мероприятия пообещала, что все прозвучавшие предложения по улучшению ситуации с импортозамещением будут внесены в отчет ассоциации и переданы в правительство России. «Наша задача заключается в том, чтобы от состоявшейся дискуссии был толк», – резюмировала она.

Москва.