На фоне ужесточения требований ЦБ многие банки усложняют схемы вывода активов, включая в цепочку все больше участников финансового рынка. Отчасти решить проблему может консолидированный надзор, обещанный ЦБ уже в конце этого года.

В пятницу ЦБ опубликовал информацию о результатах обследования своей временной администрацией финансового состояния Промсбербанка (лишен лицензии 2 апреля). В ходе обследования был обнаружен вывод активов из банка на 1,3 млрд руб. Само по себе это не редкость, но интерес представляет использовавшаяся схема. В преддверии отзыва лицензии банк переуступил права требования по кредитам на 1,3 млрд руб. с ликвидными залогами дочерней страховой компании "Оранта" (лицензия отозвана 29 апреля), а взамен получил фактически отсутствующие ценные бумаги. "Оранта", в свою очередь, продала кредиты аффилированной с собственниками банка организации-нерезиденту, не ведущей реальной деятельности. Какие депозитарии выдавали банку выписки по учету фиктивных ценных бумаг, в сообщении ЦБ не раскрывается.

Регулятор не раз обращал внимание на использование схем для маскировки проблем банка внутри формальных и неформальных банковских групп (см. "Ъ" от 8 июня), но до сих пор примеров не приводил. В схеме Промсбербанка задействовано целых четыре звена. Она демонстрирует, что использование депозитариев, ранее практиковавшееся банками, теперь перетекло и на страховой рынок.

Проблему фальсификации с помощью депозитариев среди страховщиков подтверждают и источники "Ъ", знакомые с позицией регулятора. По данным "Ъ", ЦБ пристально смотрит на несвязанные компании, специализирующиеся на оказании фальсификационных услуг, и проводит целенаправленную расчистку от таких игроков, по крайней мере в рамках надзора за страховщиками, где подобные услуги оказались востребованными. Напрямую о выявленных случаях фиктивности активов страховщиков ЦБ не сообщает, но одна из наиболее частых формулировок — нарушение порядка инвестирования собственных средств и средств страховых резервов. Именно по этой причине, по подсчетам "Ъ", только в июне-июле ЦБ отозвал семь из тринадцати лицензий у страховщиков и перестраховочных компаний и приостановил десять лицензий.

Компенсация выведенных активов на балансах банков через несуществующие ценные бумаги, наличие которых подтверждено фиктивной выпиской из депозитария, известно на рынке как "схема Матвея Урина". Впервые она была выявлена в 2010 году в группе принадлежавших ему банков. После раскрытия схемы ЦБ сформулировал требования к депозитариям, которым разрешалось хранить ценные бумаги банков. Но полностью решить проблему не удалось, она выявлялась и в других банках — Мультибанке, Востокбизнесбанке, Вэлкомбанке, а осенью 2014 года — в РНКО "Центр межбанковских расчетов". С 1 июля по закону "Об организации страхового дела" компании, имеющие лицензии на обязательные виды страхования и страхование жизни, будут контролироваться спецдепозитариями, которые, в свою очередь, будут отчитываться перед ЦБ о выявленных нарушениях в их инвестиционной политике.

По мнению экспертов, вскрытая ЦБ схема вывода активов в Промсбербанке — далеко не самая изощренная. "Как правило, для сокрытия проблем банки используют более сложные схемы с участием компаний, находящихся за периметром групп, хотя и неформально контролируемых акционерами банка",— говорит замгендиректора АКГ "Финэкспертиза" Наталья Борзова. В случае с Промсбербанком присутствует явный вывод активов внутри группы. На столь отчаянный шаг, по ее мнению, банк пошел, понимая, что до отзыва лицензии осталось недолго. Судя по истории появления "Оранты" у Промсбербанка, она под эту схему и приобреталась, указывают эксперты. До сентября 2014 года СК "Оранта" принадлежала голландскому страховщику Achmea, затем была продана СГ "Компаньон", а в марте 2015 года "Оранту" купил Промсбербанк. "Банки активно включают других участников финрынка в свои схемы с целью удлинить цепочки и усложнить их распутывание,— отмечает гендиректор "Эксперта РА" Павел Самиев.— Этому способствует то, что полноценный кросс-секторальный надзор пока еще не внедрен".

ЦБ уже сообщал о намерении внедрить систему синхронных проверок разных участников финрынка на систематической основе. Начать ее применение он намерен до конца 2015 года (см. "Ъ" от 8 июня). Как пояснял руководитель главной инспекции Банка России Владимир Сафронов, для этого необходимо регламентировать новые процессы взаимодействия между различными подразделениями надзорного блока. То есть при составлении сводного плана проверок выявлять все их объекты, делать по ним предпроверочную подготовку, мониторить проверку, формировать совместные надзорные группы из сотрудников ЦБ по кредитным и некредитным финорганизациям и проч.

Недобросовестные участники рынка играют на опережение. "На фоне ужесточения требований ЦБ мы видим рост операций, которые могут свидетельствовать о выводе средств, в том числе через приобретение акций и векселей компаний, которые неформально контролируются акционерами банка, по существенно завышенной стоимости",— отмечает аудитор из "большой четверки". Распознать схемы в неформальных группах может только ЦБ в рамках консолидированного надзора, соглашается руководитель практики инвестиционного консультирования ФБК Роман Кенигсберг. "Если проверить участников группы аудиторы могут, то отчетность депозитариев, учитывающих права на ценные бумаги, аудиторам банков и страховщиков недоступна,— отмечает он.— Увидеть, реальны ли эти бумаги, можно только по отчетности самого депозитария". "Кроме того, на рынке все еще существуют депозитарии, даже не аффилированные с банками, предлагающие "рисование" несуществующих активов на балансе, в частности высоколиквидных ценных бумаг, да и сами банки все еще могут завышать стоимость своих активов через ипотечные сертификаты участия, ЗПИФы и т. д.",— отмечает господин Самиев.
 

Источник: КоммерсантЪ