Правительство планирует в мае 2015 года опубликовать форму уведомления о контроле над иностранными компаниями. Об этом 8 апреля в ходе конференции, организованной РБК по теме «Деофшоризация и налоговая амнистия» сообщил руководитель отдела методологии управления трансфертного ценообразования и международного сотрудничества Федеральной налоговой службы (ФНС) России Елисей Балта.

Ранее, с 1 января 2015 года вступил в силу закон о контролируемых иностранных компаниях (КИК). В этом документе указано, что владельцы и контролирующие акционеры таких компаний обязаны подать соответствующее уведомление в ФНС до 1 апреля 2015 года. Но исполнить требование закона к этой дате не удалось и во многом из-за того, что сама форма уведомления до сих пор еще не опубликована. Поэтому на днях вступила в силу поправка в Налоговый кодекс России, согласно которой срок подачи уведомления переносится на 1 июня 2015 года.

При этом подавать уведомление в рамках деофшоризации не потребуется в том случае, если контролируемая иностранная компания ликвидируется в период с 1 января до 15 июня 2015 года. Таким образом, владельцы иностранных компаний, которые их ликвидировали либо продали свою долю в них до 15 июня, освобождаются от обязанности подачи уведомлений.

Ранее с предложением о переносе сроков введения меры по уведомлению налоговых органов России о КИК выступили бизнес-сообщество и Минфин России. В феврале 2015 года бизнес-омбудсмен Борис Титов предложил сдвинуть срок декларирования участия в иностранных компаниях на более поздний срок – с 1 апреля 2015 года на 1 января 2017 года, чтобы собственники успели подать все необходимые документы.

По словам Елисея Балты, форма уведомления будет утверждена и опубликована в мае этого года. Налогообложение по закону о КИК распространяется на прибыль налоговых периодов, начиная с 2015 года. То есть первые декларации по ним должны быть поданы до 30 апреля 2017 года.

В ближайшее время Минфин вместе с ФНС намерен дать разъяснения того, как именно подтверждается фактическое право на доход от контролируемой иностранной компании. Об этом сообщил в ходе конференции заместитель директора департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России Андрей Кизимов.

По его словам, в весеннюю сессию 2015 года Госдума будет рассматривать поправки к закону о КИК. В частности, планируется освободить от налогообложения «активные», то есть ведущие реальную деятельность в других юрисдикциях, зарубежные холдинги и субхолдинги, владельцами которых являются россияне. Но законодателю необходимо установить жесткие критерии для таких структур, сообщил Кизимов.

Среди других поправок, которые предполагается внести в закон о КИК, – право на предоставление аудиторского заключения по иностранной компании по стандартам МСФО даже в том случае, когда компания располагается в такой юрисдикции, в которой не требуется обязательного проведения аудита. Также ожидается освобождение от налогообложения дивидендов, выплачиваемых с прибыли КИК, с которой уже был уплачен налог. Кроме того, будет определено понятие «контроль над структурой без образования юридического лица».

Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

Партнер адвокатского бюро Forward Legal Ольга Карпова рассказала о критериях применения закона о контролируемых иностранных компаниях (КИК). По ее словам, владелец бизнеса, находящегося за рубежом, в адрес которого идут платежи из России, вправе не признавать себя перед Налоговой службой лицом, контролирующим КИК. Но, по словам Ольги Карповой, у налоговой службы много способов открыть реальное положение дел в такой компании. Например, налоговые службы России и ряда стран очень охотно обмениваются информацией. И риск того, что номинальный директор, посаженный в кресло руководителя компании владельцем, ответит на вопросы налоговых служб о том, кто же является бенефициаром компании, очень высок. Кроме того, в столах и шкафах бухгалтеров, как правило, хранится очень много интересной информации, изобличающей внешний контроль в компании и доказывающей, что, например, гендиректор лишь исполняет свою роль, а реальные решения в бизнесе принимает другой человек. Так, например, чаще всего изучается переписка по электронной почте генерального директора и по ней легко вычисляется владелец бизнеса. И если бенефициар находится внутри России, то его легко вычислить по IP-адресу «банк-клиент».

Факт владения гражданином России КИК легко вычислить, если компания, находясь за рубежом, имеет в России одного получателя или поставщика услуг или товаров. Кроме того, владельца легко вычислить, если он выполняет представительские функции в компании, например, ходит от ее лица на переговоры – даже если он формально не имеет к компании никакого отношения. Кроме того, опасным сигналом, по которому можно вычислить наличие в компании внешнего управления, может быть и тот факт, если у компании за рубежом и у компании в России, между которыми идут платежи, один и тот же персонал, отметила Ольга Карпова (Forward Legal).

Принять решение владельцы бизнеса о том, сообщать в Налоговую службу о том, что они контролируют КИК, или нет, должны до 15 июля 2015 года, напомнила Ольга Карпова.

В том случае, если предприниматель не обнародовал сведения о себе как контролирующем лице либо представил недостоверные данные, штраф составит 50 тыс. рублей по каждой компании. При этом сохраняется существующая уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов.

Лишь 6% компаний Кипра решили вернуться в российскую юрисдикцию

Директор департамента международных корпоративных финансов компании IPTgroup Дмитрий Квитко выступил на конференции с докладом о налоговых рисках при выходе капиталов из офшоров. По его наблюдениям, самая главная тенденция последнего периода заключается в том, что 75% компаний, зарегистрированных на Кипре, никак не меняют структуру своих холдингов. 13% компаний предпочли создать траст, в котором нет бенефициарного собственника, что позволяется законодательством Кипра, и этот способ начал активно использоваться с декабря 2014 года. И только 6% компаний начали процесс ликвидации компаний или сменили свое налоговое резидентство на российское, то есть уже подали уведомление в налоговые органы Кипра о том, что они приняли решение стать налоговыми резидентами России.

Вариант продажи активов компании на Кипре применим к продаже ценных бумаг компании или ее имущественных прав, включая паи и доли, имущество по такой схеме продавать нельзя, отметил Дмитрий Квитко. Покупателем может быть российская организация или физическое лицо, и провести такую ликвидацию нужно до 1 января 2017 года. Если покупателем выступает российское физическое лицо, то у него появляется имущественная выгода, поэтому он обязан уплатить налог на доход по ставке 13%. Кроме того, ликвидация может не завершиться до 2017 года – на практике ликвидация компании на Кипре идет больше года. Кроме того, расчистка баланса и прощение долгов могут привести к получению прибыли компании на бумаге, и с нее тоже придется платить налог, хотя денег реально получено не будет, предупредил специалист.

Проект закона об амнистии капитала в России с высокой долей вероятности будет принят в сегодняшней его редакции – следовательно, соглашение о передаче имущества от номинального владельца фактическому может быть как на безвозмездной основе, так и на возмездной. Соглашение о передаче имущества подается в налоговый орган России, и расторгнуть его нельзя, так как иначе будет потеряно право на амнистию.

Кроме того, расторжение договора номинального владения может иметь налоговые последствия в странах континентального права, например, во Франции. Франция, как и Россия, не очень четко трактует понятие о том, что такое номинальное владение акциями компании и не прописывает такие структуры, как трасты, напомнил Дмитрий Квитко (IPTgroup).

В зале возник вопрос о том, как технически происходит процесс передачи долей кипрской компании в юрисдикцию России. Дмитрий Квитко ответил, что решение о ликвидации компании на Кипре нужно заверить у российского нотариуса, но из зала возразили, что нотариусы отказываются заверять такие документы.

Советник компании Dentons Борис Брук рассказал о факторах, сдерживающих процесс деофшоризации. По его словам, по российскому законодательству нераспределенная прибыль облагается налогом по ставке 20%. В то же время распределенная прибыль облагается налогом в 13%. Такое решение в России было принято для того, чтобы компании не удерживали средства на счетах, а платили с них налоги, и для целей повышения собираемости налогов в России это верно, а для бизнеса – вредно. И не так давно российский Минфин заявил, что он не видит в таком решении дискриминации, а вот бизнес – видит. Также Борис Брук отметил, что видит проблему двойного налогообложения прибыли КИК при ее фактическом распределении в пользу резидента. Борис Брук считает, что в законе должно быть четко прописано, что прибыль облагается налогом один раз, и такие предложения вносились в проект Налогового кодекса, но потом были из итогового документа изъяты. По его словам, нельзя же всегда ждать наступления тех славных времен, когда в нашей стране по какому-то вопросу сложится устойчивая судебная практика, законодатели тоже должны внести свою лепту в формирование правоприменения в России.

Также есть вопрос о том, как компании фактически подтвердить право на доход. Иностранная компания может распорядиться своим доходом как угодно, даже может от него и отказаться в пользу третьего лица. Раньше получатель дохода в специальной форме ставил галочку в графе «что я клянусь всеми святыми, что именно я являюсь получателем этого дохода», что автоматически подразумевало, что налог будет заплачен в юрисдикции регистрации иностранной компании, напомнил Борис Брук. Поэтому раньше кроме этой бумаги у налогового агента российские налоговые органы ничего не запрашивали. А сейчас налоговые органы России практически принуждают налоговых агентов проводить глубинный анализ бизнеса иностранной компании. Делается это для того, чтобы налоговые органы России могли понять, платила иностранная компания в своей юрисдикции налоги с дохода или нет. «Можно, конечно, попытаться удержать с иностранной компании налог по российской ставке со словами: «А вот когда вы заплатите налог у себя, то наши налоговые органы вам удержанные суммы на территории России вернут». Но такое дело быстро завершится Лондонским арбитражным судом», – отметил Борис Брук. При этом узнать, что иностранная компания сделает с доходом, можно только после того, как получатель дохода этот доход получит. И – да, он может обмануть, напомнил спикер.

Директор юридического департамента компании «Нанолек» Владислав Попов поддержал Бориса Брукса, сообщил, что в своей работе часто сталкивается с такой практикой, что он просит уважаемые международные компании какие-то подтверждающие документы о том, что с перечисленных сумм за услуги они платят налоги. И при этом никакого четкого перечня документов, которые нужны налоговым органам в России от этих компаний, так и нет. Этого перечня нет даже в рекомендациях Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в которую Россия даже и не входит, но на документы которой часто «кивают» налоговые органы, отметил Попов.

Швейцарию уже нельзя считать закрытой от налоговых запросов страной

Юрист адвокатского бюро Forward Legal Андрей Жильцов рассказал об обмене налоговой информацией между странами. Банки в России сейчас обязаны идентифицировать всех бенефициаров компаний, и правоохранительные органы также могут запрашивать у банков информацию как в рамках проверок, так и вне их. Многие госкомпании стали запрашивать информацию у подрядчиков об их бенефициарах при решении о выборе компании в рамках проводимых тендеров. При этом объем информации о конечных владельцах компаний-подрядчиков у налоговых органов накоплен довольно большой. Так, например, суды кассационных инстанций Дальневосточного округа очень часто оставляют в силе решения судов, принятые на основании документов, полученных из налоговых органов Кореи, даже если они и не заверены апостилем (именно на отсутствие апостиля и ссылаются в кассациях компании, так как незаверенный документ не должен рассматриваться судом).

Основная проблема в том, что у России нет соглашения об обмене информации с налоговыми органами стран, с которыми у нашей страны в то же время есть соглашение об избегании двойного налогообложения, отметил Андрей Жильцов из Forward Legal. Но Россия наконец-то ратифицировала конвенцию ОЭСР о взаимной административной помощи по налоговым делам. Это означает, что налоговые органы России и другой страны в рамках ОЭСР могут проводить параллельные налоговые проверки двух компаний, при этом сотрудники налоговых служб одной страны могут принимать участие в проверке, проходящей на территории другой страны.

Есть ситуации, когда налоговый орган может отказать России в предоставлении информации, но это, скорее, исключение, отметил эксперт. Мы не предоставляем информацию о некоторых региональных налогах, о взносах в социальные фонды и о других мелких платежах, напомнил Жильцов.

По мнению экспертов в 2017 году будет реализован автоматический обмен информации между налоговыми органами стран ОЭСР, и в 2018 году эта база будет доступна и в России. Закон FATCA также позволяет налоговым органам США следить за счетами американских граждан по всему миру. Россия не стала подписывать соглашение по FATCA, но пошла по другому пути – банки и другие финансовые компании, в том числе страховые и инвестиционные, стали требовать согласие у клиента-нерезидента на то, что информацию о нем российская финансовая компания будет сообщать в страну его резидентства. Если клиент не соглашается на раскрытие информации о себе, то финансовая компания вправе не оказывать услуги этому клиенту вплоть до закрытия счета в банке или до отказа в его открытии, напомнил Андрей Жильцов из Forward Legal. Дело в том, что требования FATCA очень жестко поставили вопрос так: у тех банков, кто не сообщает об операциях граждан США (или если эти операции кажутся в налоговых органах США подозрительными), с суммы транзакции взимается принудительный налог в размере 30%.

Дело компании «Автотор» было показательным для России в плане того, что обмен информацией между налоговыми органами России и Голландии проходит успешно. В этом деле голландские налоговые органы запросили информацию о бенефициарах у генерального директора связанной с компанией структуры в Нидерландах, и тот «сдал» всю цепочку вывода активов из России. Итогом этого дела стало доначисление компании налогов на сумму порядка 2 млрд. рублей, напомнил Андрей Жильцов. Такой исход стал возможен потому, что голландские налоговые органы охотно идут на обмен информацией. Но, например, по Швейцарии и Люксембургу такой информации еще никто от налоговых органов этих стран не видел. Но Люксембург принял решение обмениваться информацией только в 2013 году. А по практике известно, что налоговая проверка идет 6–9 месяцев, потом полгода идет суд, и потом нужно еще, чтобы прошло время на опротестовывание решения этого суда, то есть первые данные о том, работает ли Люксембург по обмену информацией, могут появиться в 2016 году, уверен Жильцов (Forward Legal).

По Кипру есть открытые базы данных о компаниях, но о бенефициарах Кипр информацию не выдает, потому что Кипрские налоговые органы просто не требуют у компаний раскрывать своих владельцев, напомнил юрист. Обмен информацией с Кипром проходит по такой схеме: в налоговую службу Кипра приходит запрос от налоговых органов иной страны, и налоговая запрашивает данные у самой компании или ее аудиторов по сути запроса. А компания уже решает, какую информацию она обязана раскрывать, а какую – нет.

Консультант отдела международного налогообложения департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Полина Уловкина отметила, что КИК – это не какая-то прихоть или изобретение российского законодательства, такие проблемы стоят перед всеми членами ОЭСР в рамках борьбы с размыванием налоговой базы. Она отметила, что уже есть компании, которые заявили через прессу о том, что они будут прекращать налоговое резидентство на Кипре и получать налоговое резидентство России. Но уже сейчас, в отсутствие форм уведомлений, юридическим лицам можно подать такое заявление в налоговые службы и определить, они являются налоговыми резидентами России с 1 января 2015 года – или уже с налогового периода 2016 года. Скорее всего, будет создано письмо Минфина в адрес Федеральной налоговой службы, в котором будет содержаться перечень, чем получатель дохода может подтвердить свое право на доход. Этот перечень не будет итоговым, он может пополняться. Также есть правило, что если прибыль КИК уже была один раз обложена налогом, то дивиденды, выплачиваемые с нее, уже не будут облагаться налогом.

С точки зрения Минфина главный документ в деле борьбы с размыванием налоговой базы – конвенция о взаимной административной помощи, согласно которой обмен информацией между налоговыми органами разных стран будет проходить на автоматическом уровне, начиная с 2017 года, а с Россией – с 2018 года. И Швейцария уже подписала соглашение об обмене информацией с ЕС и с США, так что и Швейцарию уже нельзя считать очень закрытой от налоговых запросов страной, уверена Полина Уловкина из Минфина

Москва.