Нужны ли российским банкам в современных условиях кризиса инновации, и спасут ли инновации банки от разорения? На этот вопрос пытались ответить участники и ежегодного форума FinNext, который прошел 25 февраля 2015 года.

Руководитель блока «Электронный бизнес» Альфа-банка Владимир Урбанский отметил, что каждый год, собираясь на этот форум, его участники обсуждают примерно одно и то же – насколько будет окупаема разрабатываемая «фишка» – оно же – удачно приспособленный к жизни «баг», то есть случайно вылезшая на свет Божий ошибка ИТ-программы, пройдет в жизнь и в широкое использование разработка или же не пройдет, и как измерить инновационность новой «фишки».

Есть несколько принципов инновационности в банке – инновация должна работать для клиента, а не для менеджмента или акционеров банка и не для рейтинга, и насколько люди готовы платить за то, что улучшает их жизнь. Так, у Альфа-банка есть своя «стена плача» о том, как улучшить интернет-банк, но клиентов-то у банка – миллионы, и на всех не угодишь, считает Урбанский. Поэтому клиентов надо сегментировать на группы и решать проблемы, характерные для каждой группы. Например, штрафы из ГИБДД – банк может сделать еще одно мобильное приложение, но зачем создавать еще одну программу, которую надо скачивать и куда-то ставить? Для клиента куда лучше, когда ему просто приходит смска о том, что приходит штраф, и подтвердить списание суммы со счета, и удобно, когда сделать это можно даже не выходя в Интернет, не проверяя наличие штрафов и суммы. При этом Альфа-банк – не монолайнер, и у другой части его клиентов есть иная проблема – клиенту с потребительским кредитом неудобно смотреть информацию по кредиту. «И для этой категории клиентов нужно создавать свои удобные инновации», – уверен специалист.

Инновации должны быть прикладными, то есть окупаемыми за конечный отрезок времени, чтобы были средства для того, чтобы банку можно было развиваться дальше, считает Владимир Урбанский. Банк должен видеть весь жизненный цикл клиента в банке. «Да, иногда банк делает инновации для пиара и для красивости, и это тоже нужно. Сами инновации тоже должны быть красивыми, хотя красоту сложно описать словами – ибо для всех людей существуют различные стандарты красоты. Но есть общие универсальные примеры – так, все мы привыкли проверять баланс денег на счете телефона с помощью нажатия комбинации «звездочка-100-решетка». Поэтому Альфа-банк сделал функцию проверки баланса счета клиента так же – «звездочка, 100, решетка», – заявил Урбанский из Альфа-банка.

При этом он отметил, что антифрод-мониторинг банка отслеживает даже не сами операции клиента, а разрыв в его операциях – и оператор банка может позвонить клиенту, обнаружив подозрительную операцию, еще до того, как деньги ушли со счета клиента мошенникам. «Так клиенты чувствуют заботу банка о себе», – заявил Урбанский.

«Но в целом мы делаем все более быстрых и красивых лошадей, мы не изобретаем что-то принципиально новое», - заявил Урбанский обо всем банковском сообществе. А потом он отметил, что у Альфа-лаборатории есть то, что банк и лаборатория считают не новой модификацией коня, а все-таки уже автомобилем. «И на следующем форуме станет ясно, правильный ли это путь, и изобретена ли нами машина, или это у нас снова лошадь», – сказал эксперт.

На рынке пауза

Член совета директоров компании ЦФТ Александр Погудин заявил, что он видит тот редкий момент, когда банковскому сообществу настолько плохо, что дальше уже, кажется, и некуда. По его словам, на банки настолько усилилось действие регулятора, что те банковские сервисы, которые раньше разрабатывались и были по затратам вполне проходимыми, сейчас не внедряются. И сейчас ИТ-сообщество, накопив опыт, может помочь банковскому сообществу выживать, уверен Погудин. Поэтому он дал банкам несколько советов. Первое – это снижение затрат, и в этом нет ничего нового, но лично он бы рекомендовал банкам все возможные сервисы увести в «облако», это снизит стоимость продуктов. Второе – это переосмысление сути банковской инфраструктуры. И третье – это провести анализ клиентской базы, и выделение из нее лучших клиентов, но этот анализ нельзя провести без помощи сторонней ИТ-компании, уверен Погудин.

Основатель проекта Инстабанк Роман Потемкин заявил, что сейчас появилась некая пауза, которая идет на пользу банкирам. Текущая ситуация не допускает на российский рынок мировых лидеров в области как банковского дела, так и ИТ-разработок. В то же время маленькие местные компании больше не получат доступ к деньгам со стороны венчурных капиталистов. Поэтому в банке в текущей ситуации должен быть вдохновляющий лидер, который процесс инноваций и ребанкинга реализует.

Вице-президент МДМ-банка Дмитрий Каштанов отметил, принимая участие в дискуссии, что «просто так» уже зарабатывать не получится. Поэтому всем банкам надо остановиться и подумать – и реализовать то, что нужно будет клиенту завтра и послезавтра. МДМ-банк сейчас смотрит на различные стартапы, чтобы реализовать что-то новое, при этом не меняя серьезно свою ИТ-архитектуру, отметил он.

Управляющий директор Сбербанка Алексей Гиязов заявил, что часто бывает так, что какие-то инновации «не проходили в узкое горлышко ИТ». Поэтому инновации не должны убить бизнес-процессы в банке. «Не надо лететь в космос, не делая до этого полета простых базовых вещей. Проведя 28 фокус-группу с тетеньками среднего возраста, нам становится ясно, что люди могут тратить 40 минут для того, чтобы ехать через всю Москву по социальному проездному, чтобы купить 2 килограмма сахара со скидкой в 20 рублей», – заявил Гиязов.

Не жрите сахар, от этого помирают!

На это Гиязову возразил управляющий директор фонда Life.SREDA VC Владислав Солодкий. Он уверен, что люди рождаются не для того, чтобы экономить, а банки должны с клиентами говорить о том, как больше зарабатывать, а не экономить. «Поэтому банку клиента обязательно надо слушать, но клиент платит деньги банку для того, чтобы банк был умнее его и предложил клиенту то, о чем клиент еще пока не подумал. А то так и будем бесконечно лошадей совершенствовать», – считает Солодкий.

Что будет в будущем? Задал аудитории вопрос Солодкий и сам же на него и ответил так: «все клиентские сервисы будут жениться между собой и передавать друг другу данные о клиентах». По его словам, никто не рождается в мир потребителем кредитов или депозитов, как бы о том банкиры ни мечтали. Все хотят комфорта. Поэтому в данный момент перед банками стоит вопрос о том, как сочетать офлайн и онлайн, потому что многие задумки и сервисы, что «летят и выстреливают» в Европе и США, в России разбиваются об офлайн.

Где больше всего у банков накапано слез? В секторе малого и среднего бизнеса (МСБ), уверен Солодкий. Потому что МСБ – это прослойка между массовым сегментом и крупным бизнесом. «Никто не рождается в этот мир юридическим лицом и не мечтает им стать, проснувшись рано поутру», – снова заявил Владислав Солодкий (Life.SREDA VC). Когда предприниматель создает бизнес, он выбирает, как ему работать – вчерную или вбелую. Ибо черный бизнес экономит много средств, но и создает проблемы. Значит, рано или поздно придется бизнес «обелять» – и придется платить налоги, платить банку деньги за расчетный счет и комиссию за эквайринг. Но сэкономить 2,7% на эквайринге и не принимать в оплату карты – это отпугнуть потенциальных клиентов бизнеса. Поэтому лучше платить 2,7% за эквайринг и получать новую клиентуру, уверен эксперт. «Поэтому банку надо объяснять бабушке, что не надо покупать сахар на 20 рублей дешевле, а объяснять этой бабушке, что сахар вреден, и, поедая его, она быстрее умрет», – резюмировал Солодкий. На это Гиязов возразил, что термин «бабушка» – это домысел спикера, сам-то Гиязов говорил про обычную женщину средних лет – и о том, что часто на улице Москвы мы можем встретить человека средних лет, который просто не готов платить за какой-то дополнительный сервис банку.

Управляющий директор по развитию продуктов и технологий среднего и малого бизнеса Промсвязьбанка Владимир Шаталов заявил, что в ПСБ около 90% платежей в сегменте МСБ проводится через удаленные каналы. При этом качество сервиса и прозрачность тарифов в секторе МСБ в банке раньше формировались по остаточному принципу. Но сейчас ситуация меняется, так как банк получает доходов от транзакционного бизнеса даже больше, чем от кредитования. И объем дохода от транзакционного бизнеса практически сравнялся с суммами комиссионного дохода, который банк получает от розничных клиентов. Поэтому в Промсвязьбанке разделены клиенты корпоративного бизнеса от клиентов МСБ в дистанционных каналах. Внутри сегмента малого бизнеса банк также выделил микробизнес, на который приходится 75% клиентуры, отметил Шаталов. И 25% клиентской базы банка – это классический малый бизнес. В сегменте микробизнеса банк таргетирует привлечение новых клиентов и зарабатывает на том, что предлагает им небанковские услуги, например, использование бухгалтерии компании «Мое дело».

Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

Банки! Оставьте бизнес в покое!

Создатель «Банка 24. Ру», а сегодня – руководитель проекта «Точка» банка «Открытие», Борис Дьяконов сказал, что когда он как банк приходил к предпринимателям, то малый бизнес говорил одно: банк должен давать кредиты бесплатно и не брать денег за обслуживание счета МСБ. А когда у предпринимателей спрашивали что-то про банк посторонние люди, не связанные с банком, то большинство стартаперов даже и не помнят – в каком банке у них счет открыт, и сколько они в месяц за банковское обслуживание платят. «Поэтому банку не надо думать о себе больше, чем банки занимают в жизни обычных людей на самом деле. Станьте для клиента незаметными – и будет вам всем счастье», – уверен Дьяконов.

Тарифы на расчетно-кассовое обслуживание (РКО) для малого бизнеса будут расти, считает Борис Дьяконов. По его словам, банкиры «ломанулись» на рынок МСБ не оттого, что хотят поддержать предпринимательство. «А потому что доходность в других сегментах закончилась». На этот сектор «ломанутся» банки, устроят демпинг, потом потихоньку задерут тарифы на обслуживание, потом позовут на помощь великих маркетологов, которые устроят распродажу. В итоге сервис в секторе МСБ будет говенный – как-то так все и будет, считает Дьяконов.

Владислав Солодкий из фонда Life.SREDA VC отметил, что самый прорывной финансовый стартап в России в 2014 году – это приложение «Антиколлектор». «Я бы сам ему денег насыпал, но ребята и без нас хорошо растут», – заявил Солодкий.

Основатель проекта «Модульбанк» Андрей Петров отметил, что в его проекте у него был выбор того, как строить бухгалтерский сервис – делать свое решение или пользоваться сторонней разработкой. «Мы пошли по другому пути – мы наши финансовый стартап и с его помощью создали платформу, интегрировавшую бухгалтерскую и банковскую платформы. В России работает около 3 млн. бухгалтеров, и наша задача состоит в том, чтобы те клиенты, которые приходят на площадку «Онлайн-Бухгалтерии», учились и снижали свои затраты на бухгалтерию», – заявил Петров. По его словам, в практике проекта были случаи, когда клиент имел своего приходящего бухгалтера, но потом арендовал в банке бухгалтерскую площадку и попросил своего бухгалтера перенести все данные в облако – при этом и не отказываясь от помощи приходящего сотрудника.

Главный исполнительный директор компании «Домашние деньги» Андрей Бахвалов рассказал о проекте компании Digital Cash – IT-системе, посредством которой это МФО управляет сетью агентов по всей России. Интегрированная в смартфон система позволила свести процент мошенничества практически к нулю. Уже в первом квартале 2015 года порядка 80% займов компании будет оформляться при помощи смартфона.

Инноваторы снова побились

25 февраля 2015 года в рамках форума FinNext уже в третий раз прошла так называемая «Битва инноваторов». За победу боролись такие проекты:

Fingooroo – онлайн-сервис P2P-кредитования между физическими и юридическими лицами.

Teddy ID – двухфакторное подтверждение транзакций для интернет-банкинга без кодов и SMS.

Pipe – брендированный под банк/МФО облачный сервис для интернет-платежей и переводов с карт без необходимости иметь лицензию на интернет-эквайринг.

Zaymigo – гибрид традиционной онлайн-МФО и краудлендинговой площадки. Сервис строится вокруг концепции выдачи краткосрочных моментальных микрозаймов от одного физического лица другому без участия посредников.

Credit Sputnik – автоматизация бизнес-процессов МФО, включая прием и учет заявок, онлайн-регистрацию, скоринг, выдачу и погашение займов.

«Бюро» – сервис работы с документами и правовыми вопросами для бухгалтеров, предпринимателей, не имеющих штатного юриста.

«Налогия» – электронный документооборот для физических лиц, включая подачу налоговых деклараций для физических лиц онлайн.

«Город Денег» – Р2Р-кредитование бизнеса. Финансирование малого и среднего бизнеса путем организации прямого заимствования между предпринимателем и частным инвестором.

ART Marketing – сервис, позволяющий банкам предлагать клиентам новые продукты, предугадывая их желания.

Workspad – интегрированное корпоративное мобильное рабочее место для банков и других крупных компаний.

Zaimix – получение кредитных историй через Интернет от ведущих бюро кредитных историй; оценка собственной кредитоспособности частными лицами.

SCORR – big data аналитика для финансовых компаний на данных из социальных сетей.

«Скориста» – сервис, позволяющий микрофинансовым институтам производить оценку платежеспособности заемщика в онлайн-режиме.

Rubbles – платформа, позволяющая предсказывать поведение клиентов банков с использованием методов машинного обучения.

Проекты Rubbles, SCORR и «Скориста» как участники FinNext-2014 выступали вне конкурса

Голоса жюри распределились следующим образом: на первом месте – сервис Fingooroo, на втором – «Бюро», и третья премия досталась проекту «Город денег».

Москва.