В Москве завершился 6-й Гайдаровский форум-2015, тема которого в этом году звучала особенно волнующе: «Россия и мир: новый вектор». Мероприятие проходило в столице с 14 по 16 января в залах Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России (РАНХиГС). Помимо упомянутого вуза соорганизаторами события выступили Институт экономической политики имени Егора Гайдара и фонд Егора Гайдара. Благодаря масштабу проведения и высокой квалификации приглашенных российских и зарубежных экспертов, в России Гайдаровский форум некоторые представители прессы называют «самым ожидаемым экономическим событием зимы». В этом году мероприятие также проходило с большим размахом, а в фокусе анализа специалистов оказались последние события российской и мировой экономики. Если в 2013 году эксперты активно обсуждали проблему стагфляции и заявляли о необходимости преодолеть мировую конъюнктуру, в 2012 году полемика шла вокруг вызовов интеграции, то в 2015 году в выступлениях спикеры часто упоминали уже поднадоевшее слово «кризис» и пытались по-новому осмыслить сложившуюся экономическую реальность.

Будьте здоровы, живите богато

Первый день Гайдаровского форума, 14 января 2015 года, открывала утренняя панельная дискуссия «Здоровое будущее экономики», модератором которой был декан факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета и главный научный сотрудник Института экономической политики имени Егора Гайдара Алексей Кудрин. Большое впечатление на аудиторию произвело выступление министра экономического развития России Алексея Улюкаева, который призвал россиян сохранять душевное спокойствие и думать о здоровье и своей семье, а цены на сырье и другие трудности – вещи преходящие. «В кризисной ситуации самое главное — сохранять душевное спокойствие, иметь крепкие тылы дома в семье и больше всего думать о собственном здоровье и здоровье своих близких. Баррели, санкции — это все преходящее», — сказал он присутствующим в зале участникам форума, и те поддержали слова министра своими аплодисментами. Далее эксперт констатировал, что наступает новая экономическая реальность: глобальная экономика никогда не будет такой, как была в периоды между 2000–2007 годами. А ситуация в России будет гораздо более сложной, что уже очевидно в данный момент. Глава Минэкономразвития процитировал высказывание Владимира Ленина: «Эта эпоха благостного развития миновала безвозвратно, она сменилась эпохой гораздо более порывистой, скачкообразной, статичной, конфликтной». Как отметил эксперт, сегодня ситуация во многом похожа на ту, что была сто лет назад, когда и были произнесены эти слова. «Действительно, настал гораздо более скачкообразный, конфликтный, труднопредсказуемый период, поэтому наши меры должны быть адекватны и в ситуации, когда нефть стоит $130, и в ситуации, когда она стоит $30», – пояснил Алексей Улюкаев.

Ярким было и выступление президента Сбербанка Германа Грефа. Он подчеркнул, что санкции против крупных стран неэффективны и не наносят такой же ущерб, как санкции против маленьких государств, как, например, эмбарго, наложенное США на Кубу. В крупных странах эффект наблюдается противоположный. Экономические ограничения крупного государства со стороны даже группы стран приводят к консолидации общества и поиску альтернативных решений. Санкции, по мнению эксперта, это «убаюкивание правительств», такие шаги призваны показать, что «они что-то делают». Герман Греф согласен с мнением, что «санкции не работают против крупных стран».

Глава Сбербанка не верит, что цена на нефть сможет долго оставаться на отметке $40 за баррель, но способна держаться на уровне $60–70 за баррель в течение нескольких лет. Сейчас необходимо ждать дна. «Очень много желающих прогнозировать сейчас, что будет отскок, – сказал Герман Греф. – Хорошо не будет, а так хорошо, как было, не будет точно». Главными факторами, которые привели к сложившейся в российской экономике ситуации, стали структурное замедление, геополитическая ситуация и падение цен на нефть. По мнению эксперта, высказанному в кулуарах форума, России не удастся избежать «масштабнейшего банковского кризиса» в случае длительного сохранения цен на нефть на уровне $43–45 за баррель. При текущей экономической волатильности банки должны будут в 2015 году сформировать порядка 3 трлн. резервов. Но неизвестно, сколько банков выдержат такой объем формирования резервов. Кризис 2008–2009 года был коротким, но стоимость риска составила примерно 5%, а сейчас речь идет приблизительно о 6%.

Экономика должна быть экономной

Министр финансов России Антон Силуанов заявил, что государственные траты должны быть оптимизированы. Задача минимум на 2015 год – это обеспечение выполнения основных обязательств бюджета. По предварительному плану будут сокращены на 10% все расходы, кроме оборонных. Нужно иметь больше ресурсов для оптимизации, в противном случае за 1,5 года можно потратить все резервы. Необходимо расходы бюджета привести в соответствие с новыми экономическими реалиями. Банк России будет вместе с Минфином реализовывать на рынке валюту из Резервного фонда на 500 млрд. рублей, но эта сумма не будет задействована единовременно. «Мы вместе с ЦБ реализуем часть наших резервов правительства, которые хранятся в валюте, выйдем в рубли, разместим эти рубли на депозитах банков», – заявил министр. А чуть позже добавил: «Когда мы говорим, что мы хотим выйти на 500 млрд., это не значит, что 500 млрд. в долларовом эквиваленте выйдут на рынок. Это будет решение ЦБ, исходя из ситуации на валютном рынке».

Алексей Улюкаев добавил, что номинальный ВВП в 2015 году будет приблизительно такой же, как в 2014. Реальное падение составит 4%. Эксперт согласен с любым ужесточением бюджета, если оно оправданно. В соответствии с бюджетным правилом необходимо скорректировать доходы.

Антон Силуанов подчеркнул, что необходимо сконцентрировать усилия, чтобы осуществлять только самые необходимые расходы. «Наш ориентир – сбалансированный бюджет на 2017 год при цене $70 за баррель», – добавил он.

Уже озвучивавший свою точку зрения на экономическую ситуацию в России на пресс-конференции в преддверии форума профессор Гарвардского университета, экс-главный экономист и директор по исследованиям Международного валютного фонда Кеннет Рогофф констатировал, что Россия слишком зависит от природных ресурсов. Экономика нашей страны недостаточно диверсифицирована. Нужно проводить структурные реформы и реформы госуслуг. На дворе 2015 год, а проблемы все те же, что и 5–6 лет назад были. Сейчас можно сказать, что в ближайшее время цена на нефть будет волатильной. С точки зрения макроэкономики Россия действовала достаточно консервативно – создала фонд национального благосостояния (ФНБ), сокращала долги. Но оставшиеся займы в корпоративном секторе номинированы в долларах. В условиях падения курса рубля и необходимости своевременно погашать долг, ситуация в экономике может ухудшиться. Есть основания говорить, что в России зреет полномасштабный финансовый кризис. В известном афоризме сказано: «Финансовые кризисы – они зреют дольше, чем вы думаете, но когда они наступают, то они гораздо хуже, чем вы ожидали». Проблемы сегодня существуют во многих странах. Для того, чтобы ситуация изменилась к лучшему, следует диверсифицировать экономику. На рынках наблюдается волатильность, и этой ситуацией нужно воспользоваться. Эксперт заметил, что России было бы хорошо нормализовать свои отношения с миром. Наша страна живет в открытой и глобальной экономике. «Как другие страны выходят из кризиса? – продолжил Рогофф. – Падает курс обмена, страны становятся более конкурентными и начинают наращивать экономический потенциал».

Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

С верой в лучшее

Заместитель председателя правительства России Ольга Голодец подчеркнула, что правительству удалось достичь результатов, в которые мало кто верил. Так, по прогнозам, население России должно сокращаться, но благодаря предпринятым мерам правительству удалось сократить падение численности населения. Нужно задать вопрос, что важнее – сбалансированный бюджет, или в приоритете должен находиться экономический рост и нужно сделать упор на его стимулирование? К примеру, в 2012 и 2013 годах уже осуществлялось сокращение расходов. Но эффективно вложить сэкономленные деньги не удалось. Сегодня в социальной сфере правительство ставит перед собой две задачи – сохранение покупательной способности и уровня жизни населения. В центре внимания со стороны государства будут находиться молодые семьи с детьми, многодетные семьи и пенсионеры. Следует отметить, что именно эти категории граждан создают качественный спрос на товары отечественного производства, внутренний туризм и т.д., то есть делают существенный вклад в экономику страны. Сегодня социальная сфера в государстве – это продуктивная сфера. Постоянное повышение качества жизни людей – это тот драйвер экономики, который может вывести ее на новый уровень развития.

Финансовый и административный директор компании Danone Эммануэль Фабер рассказал, что 98% продуктов, которые поступают на прилавки отечественных магазинов, компания производит в России. Danone не собирается как-либо менять свой бизнес в нашей стране в связи с последними событиями, однако не исключает закрытия российских заводов, если ситуация будет ухудшаться. Для ведения бизнеса важна стабильность правил игры, говорит Фабер. Осуществлять взаимодействия с фермерскими хозяйствами в условиях, когда ключевая ставка в стране равна 17%, очень сложно. В других странах компания просит правительства рассмотреть возможные меры по содействию бизнесу, чтобы иметь гарантии капитала. «Наша компания хочет работать в России долгие годы», – подытожил свое выступление эксперт.

В заключение заседания Алексей Улюкаев заметил, что доходы государства составляют только 20% ВВП, и при этом у государства положительное сальдо. Остальную часть составляют доходы домохозяйств и компаний. И вот о повышении эффективности их бюджетов стоит задуматься.

И тут вмешалась политика

После перерыва началось второе пленарное задание, модератором которого был ректор РАНХиГС Владимир Мау. Самым ожидаемым выступлением первого дня Гайдаровского форума без преувеличения можно назвать доклад премьер-министра России Дмитрия Медведева. «Мир изменился за последний год, – сказал он. – В экономику вмешалась политика, и результат все видят. Был реанимирован целый ряд мифов о России». На фоне взаимных санкций потери несет не только наша страна, но и ее партнеры. И все это мешает преодолеть последствия мирового кризиса 2008 года, который не прекращался, а приобрел другую форму. Наша страна сегодня находится под воздействием нескольких кризисов. С одной стороны, продолжают оказывать влияние последствия кризиса 2008 года. С другой – идет внешнее негативное воздействие, включающее не только санкции, но и падение цен на нефть и ограничения на капитал. Третий тип кризиса, воздействующего сейчас на Россию, связан с нерешенными внутренними противоречиями в экономике. «Рост количественно и качественно сегодня не соответствует ни нашим возможностям, ни нашим амбициям, – сказал Медведев. – Важно не просто справится с экономическим и политическим давлением извне, речь идет о том, чтобы изменить саму модель развития». Сегодня следует определить факторы, значение которых мало кто мог раньше оценить. Важно помнить уроки наиболее крупных кризисов 20 века. Даже самой качественной политики может быть недостаточно, если назрели внутренние проблемы в экономике, а у нас они перезрели. Важно сохранить доверие между обществом, бизнесом и государством. Но следует понимать, что государство не способно заменить собой бизнес.

Россия даже в нынешних условиях не собирается закрываться от мира и переходить на мобилизационную версию экономики. Власть не пойдет на отказ от свободной конвертации рубля. «Я считаю, что политика ЦБ, которую он проводит в настоящее время, правильная, – подчеркнул премьер. – Мы не собираемся проедать резервы. Даже при плохой конъюнктуре у нас положительный платежный баланс». Несмотря на все трудности, Россия остается надежным заемщиком. Аналогичное поведение хотелось бы видеть и со стороны соседних стран. Россия предоставила Украине заем в 3 млрд. рублей, одним из условий которого было непревышение уровня государственного долга в 60%. Это условие уже нарушено. Вызывает удивление также то, что в принятом Украиной бюджете на 2015 год нет обязательств по погашению долга перед Россией, в то время как погашение задолженности перед другими кредиторами присутствует. «Мы не хотим дефолта Украины, – подчеркнул премьер. – Нам нужен живой партнер». Но сложившаяся ситуация вызывает как минимум ряд вопросов.

Рассказал Дмитрий Медведев и о новых возможностях для бизнеса. Будут сняты внутренние ограничения. «Девальвация слов и обещаний о свободе предпринимательства хуже девальвации рубля», – сказал он. До конца первого полугодия должны быть приняты планы по импортозамещению в ряде отраслей промышленности. Часть мер уже сегодня реализуется в фармацевтике, станкостроении, нефтегазовом оборудовании и некоторых других отраслях. Важно настроить механизм государственных закупок, чтобы он работал в интересах российского производителя, поощрял производство современной качественной продукции. В рамках Федеральной контрактной системы уже введены ограничения для импортных поставок при закупках для нужд обороны и безопасности, а также по отдельным видам продукции машиностроения.

«Мы будем наращивать поддержку несырьевого экспорта, – сказал премьер-министр. – Нам есть, что предложить в сфере информационных технологий, атомной энергетики и промышленности». Сегодня нужно «тиражировать свои истории успеха». Кроме того, существует возможность вырастить некоторые отрасли «с нуля», например, в области биотехнологии, возобновляемых ресурсов, производства композитных материалов.

Россия способна укрепить свои позиции в качестве экспортера зерна. Сегодня в мире спрос на зерно является более устойчивым трендом, чем спрос на энергоносители. Наша страна один из ведущих экспортеров зерна и способна укрепить свои позиции, содействуя инвестициям в производство, переработку и транспортировку сельхозпродукции.

Организован мониторинг ситуации в валютной сфере. Оказывается поддержка моногородам. Сформирован антикризисный фонд правительства России. «Наша цель – раскрепостить предпринимательскую инициативу», – объяснил Дмитрий Медведев. Неразрешимых проблем не бывает. Любой кризис – это всегда совокупный набор задач, которые нужно просто решать, подытожил он свое выступление.

Председатель «Группы тридцати», занимавший пост председателя Европейского центрального банка с 2003 по 2011 годы, Жан-Клод Трише, ведя разговор о разнице в последствиях преодоления кризиса 2008–2009 годов между ЕС и США, отметил ряд недостатков в системе управления. Так, в Европе не было пакта о стабильности и безопасности, не существовало банковского союза, не было необходимого инструментария. В результате то, что США смогли решить моментально, в ЕС пришлось согласовывать с представителями 15 стран в первой части кризиса, и с еще большим числом участников после банкротства Lehman Brothers. Сегодня в Европе уже приняты решения о создании единой банковской системы. Но предстоит сделать еще многое, прежде чем можно будет взять на себя ответственность за развитие всей Еврозоны. Эксперт напомнил, что даже во время кризиса к ЕС присоединились четыре новые страны, что говорит об устойчивости и большом потенциале этого объединения. Трише рекомендовал правительству ЕС действовать решительно и инициативно, а России поддерживать диалог с Европой для поддержания целостности Украины.

Доверие как актив

Во второй день форума, 15 января 2015 года, большое внимание представителей финансового сектора привлекла сессия «Новые вызовы для банковских систем». Первый заместитель председателя Банка России Алексей Симановский заявил, что российская система сегодня достаточно стабильна, хотя ситуация на рынке не самая комфортная. В ЦБ РФ уверены в том, что знают, что нужно делать. Задачи и цели работы определены законом – это финансовая устойчивость банковского сектора и защита интересов кредиторов и вкладчиков. По мере того, как ситуация развивается, применяются соответствующие случаю действия. Регулятор не собирается отказываться от своих планов по дальнейшему оздоровлению банковской системы. Вопрос обеспечения банков ликвидностью решается теми инструментами, которыми располагает ЦБ РФ. В случае необходимости механизмы воздействия будут расширены.

Председатель Национального банка Республики Польша Марек Белька констатировал, что весьма сложно работать в экономике, которая не растет. Переход от экономики, где был отмечен солидный номинальный рост, к той экономике, где рост нулевой – вот это весьма драматичное явление. Передовые экономики оказываются под большим бременем долгов. Когда экономика номинально растет, то долги можно переносить с одного периода на другой, часть долга списать за счет инфляции и т.д. Европа сейчас как раз проходит подобный период. Номинально экономика Еврозоны росла, и сейчас идет переход к стагнирующей стадии. В этих странах усложняется положение банков, кредитные риски возрастают, наблюдаются сложности с капиталом. В таких условиях можно понять поведение главы ЕЦБ Марио Драги и его команды, пытающейся «сотворить чудо», чтобы повысить инфляцию до намеченной планки. Говоря про Россию, эксперт заметил, что в сложившихся условиях можно стабилизировать курс обмена за счет резервов, но это опасно, поскольку запасы можно истратить. Следует найти золотую середину и поискать другие возможности воздействия.

Председатель J.P.Morgan Chase International, занимавший пост председателя Банка Израиля с 1991 по 2000 год Яаков Френкель констатировал, что все сегодня хотят роста. Но следует правильно ставить цели. Главное – это получение стабильного роста. Легко какими-то воздействиями добиться временных всплесков, но цель должна быть в другом. Именно качественный и стабильный рост должен быть в центре внимания. В кризисной ситуации очень важно, чтобы политика регулятора была всем понятна, ожидаема, и чтобы не было сюрпризов. Следует постоянно объяснять, что происходит, и какие меры предпринимаются, как населению страны, так и другим министерствам и ведомствам. Центральный банк – это особенная структура, которая «делает политику», но не является политическим органом. Важно, чтобы правительство поддерживало те цели, которые заявляет регулятор. Если Центральный банк говорит о том, что он хочет добиться стабильности цен, то это дело не только регулятора, но и правительства. «Доверие к тому, что вы делаете – это очень важный актив», – подчеркнул спикер.

Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

Жизнь в период долгой трансформации

Председатель совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин напомнил, что ЦБ РФ долго готовился, чтобы перейти к плавающему курсу рубля. К реальным шагам регулятор перешел в ноябре 2014 года. Одним из серьезных последствий санкций стало то, что интерес к российским активам стал минимальным. Цены на них упали, и наступило время покупать, хотя этого никто не делал вследствие санкций. По мнению эксперта, рынок просто должен пережить сложившуюся ситуацию. В целом же Олег Вьюгин поддерживает политику регулятора и уверен, что в конечном итоге результат будет. Он не согласился со словами Германа Грефа о том, что возможен тяжелейший банковский кризис. Но в ближайшем будущем ухудшится качество заемщиков, банки будут испытывать проблемы с капиталом. Очевидно, что акционерам придется задуматься о том, что им делать с их банками.

Первый вице-президент Газпромбанка Екатерина Трофимова считает, что то, что экономика в данный момент переживает, нельзя называть кризисом, поскольку кризис всегда ограничен во времени. Термин «новая реальность» также не совсем корректен. На самом деле идет большая трансформация, начавшаяся в 2008 году, и в настоящий момент мы и пятой части пути не прошли. Если мы понимаем, что живем в периоде длительной трансформации экономик и политических систем в мире, то призывами ко всему хорошему здесь ограничиться не получится. Начавшуюся перестройку пройдут не все. Нынешний этап обнажает самые слабые и проблемные места. Ситуацию в банковском секторе эксперт охарактеризовала как «стабильную в своей постоянной изменчивости». В целом она вполне управляемая. Отсылки к предыдущим кризисам опасны, потому что «генералы всегда готовятся к прошлой войне», а сегодня необходимо перейти к решению фундаментальных проблем. Если образно представить то, что мы переживаем с 2007 года, то мировую экономику сначала просто залили деньгами, а затем, когда ликвидность отхлынула, обнажились все те проблемы, которые семь лет никто не решал. «Я уверена, что это кризис не финансовый, а фундаментальные системные проблемы в реальном секторе экономики», – сказала Екатерина Трофимова. Для минимизации проблем для населения, предприятий и всего реального сектора очень важна управляемость и централизация проблемных кредитов для банков. Целесообразно введение института совета кредиторов. Сегодня предприятия банкротятся каждый раз по-разному. Процесс работы с проблемой задолженностью должен быть централизован и происходить более цивилизованно. Создание банка проблемных активов здесь может быть весьма полезным шагом, поскольку следует работать на предвосхищение.

Профессор Колумбийского университета Чарльз Каломирис заявил, что сегодня практически каждая крупная страна имеет «нерабочую банковскую систему», несмотря на большой опыт финансовой деятельности. Дело в том, современные банки слишком подвержены не экономическим проблемам, а политическим. Это легко заметить на примерах. В США только что закончился банковский кризис, который был 17-м по счету за всю историю страны. Соседняя Канада, где гораздо более волатильное ВВП, никогда не переживала ни одного банковского кризиса и имеет сегодня гораздо большие кредитные ресурсы. Это отражает глубокие политические различия между странами. Банковские кредиты в США в руках у популистов-политиков. В сентябре 2014 года ЕЦБ провел стресс-тест и доказал, что банковская система Европы достаточно стабильна. Но некоторые профессора в США очень простыми расчетами доказали, что ЕЦБ ошибся в расчетах на 350 млрд. евро. Почему ЕЦБ так себя ведет? Все дело в том, что регулятор должен принимать решение по оздоровлению банков, вмешиваться в естественные процессы. В результате банковский сектор в Европе работает нестабильно, делая вид, что все хорошо. Таким образом, проблема не техническая, а политическая, и решать ее нужно другими инструментами.

Ведущий научный сотрудник РАНХиГС, руководитель дирекции по работе с крупнейшими корпоративными клиентами Банка Санкт-Петербурга Андрей Белых согласился с коллегами в том, что сегодня на отечественную экономику негативно воздействуют сразу несколько факторов, и в этих условиях следует вырабатывать «новый банковский ландшафт». Необходимо использовать ситуацию для того, чтобы создать более либеральную и конкурентную банковскую систему.

Искать вариации для инноваций

В заключительный день Гайдаровского форума, 16 января 2015 года, также состоялось несколько панельных заседаний и экспертных обсуждений. В рамках дискуссии «Барьеры коммерциализаций научных разработок» председатель правления Роснано Анатолий Чубайс подчеркнул, что инновационная экономика России развивается с 90-х годов прошлого века. Но в 2008 году произошел прорыв в этой сфере. Тогда стояла задача возобновления и развития инновационной экономики. Сейчас происходит период спада, что, возможно, связано с кризисной экономической ситуацией и неспособностью интегрировать высокотехнологичные и наукоемкие проекты в устоявшуюся систему российского реального сектора. Инновационная модель финансирования строится так, что деньги должны поступать до того, как проект начинает приносить прибыль. В кризис всегда происходит сокращение инвестиций. Но сегодня ситуация осложнена и другими ограничениями. «Препятствия инновациям – технологические санкции, высокие кредитные ставки и растущий курс доллара. Для поднятия экономики важно развивать не столько импортозамещение, сколько экспорт высокотехнологичной продукции», – сказал эксперт.

А генеральный директор Российской венчурной компании Игорь Агамирзян заявил, что препятствием в развитии инноваций стало неуважение экономики к интеллекту. «Российская индустрия до сих пор строится на материальном стимулировании, а не на использовании интеллекта как основной производительной силы», – пояснил он. Для выхода из сложившейся ситуации необходимо минимизировать регулирование интеллектуального бизнеса, а также проводить массированную пропаганду образа ученого и инженера.

Москва.