Сейчас для банков наступили не самые лучшие времена. В скором времени возможна смена драйверов роста банковской розницы. При этом разговоры о просрочке как огромной проблеме сильно преувеличены. Эти выводы прозвучали на круглом столе «Банковский розничный бизнес: реальность и перспективы». Мероприятие было организовано Связь-Банком и Международным банковским клубом «Аналитика без границ».

Банки на фоне экономики

«Я считаю, что банкам нужно активно действовать, потому что ситуация сейчас изменяется крайне быстро. Экономика сегодня играет не на стороне банковского бизнеса. Финансовое положение клиентов ухудшается, что сказывается на снижении покупательской активности и просрочках. Даже официальные лица, которые по правилам игры должны быть оптимистами, признают наличие кризисной ситуации, ведь не признавать это уже невозможно», – заявил управляющий партнер Frank Research Group Юрий Грибанов.

Темпы ежегодного прироста портфеля розничного кредитования снизятся до 20–25%. Будет наблюдаться стагнация в отдельных кредитных сегментах (в первую очередь в POS-кредитовании и автокредитовании).

«Доступность кредитных средств для клиентов нижнемассового сегмента будет снижаться. Можно ожидать их перетекание в микрофинансовые организации», – предположил спикер. Однако, по его мнению, долго такая ситуация не продлится: «Центральный банк будет закручивать гайки и в сегменте МФО».

«Ситуация, которая сложилась в розничном бизнесе, на самом деле была давно. Кризис просто дал возможность ряду банков заявить о своих проблемах. Раньше проблемы скрывались, потому что надо было повышать рейтинги и т.п., и на многие проблемы просто закрывали глаза», – сказал директор компании «АБМ Партнер» Борис Мошкович.

В отношении политики Центрального банка эксперт отметил, что он «часто не понимает те шаги, которые делаются»: «Я не понимаю, почему в Америке, где дефицитный бюджет, дают длинные и дешевые деньги. А в России – профицит бюджета, но представители ЦБ говорят, что сейчас введены санкции, и наша экономика не может получать длинные и дешевые деньги. Я не понимаю, почему мы не можем дать своей экономике длинные и дешевые деньги!».

Непонятна и политика в отношении малого и среднего бизнеса, который является опорой экономик большинства стран. «У нас такое ощущение, что всё, что делается в экономической политике, делается для поддержки крупного бизнеса и с целью задушить малый и средний бизнес. Если сделать нормативы еще жестче, чтобы банки не могли кредитовать или кредитовали бы очень дорого, то ситуация будет только усугубляться», – уверен Мошкович.

Новые форматы

Юрий Грибанов отметил усиливающуюся роль госбанков в розничном кредитовании. Лидерами по приросту доли рынка по-прежнему остаются Сбербанк и ВТБ 24.

«Доля госбанков растет во всех сегментах, даже в POS-кредитовании, которое традиционно было свободно от государственных игроков. Госбанки за несколько лет с нуля заняли долю в 12%. В автокредитовании и ипотеке они тоже доминируют», – заявил спикер.

По его мнению, у этой тенденции есть несколько причин.

Во-первых, сильный бренд: Сбербанк, ВТБ 24, Россельхозбанк, Банк Москвы входят в число самых известных банков России. Во-вторых, у этих кредитных организаций репутация надежных финансовых институтов, что представляется важным не только для вкладчиков, но и для заемщиков. Также госбанки имеют огромные клиентские базы, сформированные, в том числе, за счет масштабных зарплатных проектов, и очень крупную филиальную сеть. И, наконец, у госбанков есть ресурсы, которые позволяют им удерживать привлекательные ставки на рынке кредитования.

По данным заместителя генерального директора рейтингового агентства «Эксперт Ра» Павла Самиева, темпы роста банковской розницы будут замедляться.

Сейчас большой объем розницы по-прежнему приходится на кредиты без обеспечения. Но все более интересным сегментом для банков и заемщиков становится ипотека.

Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru

«Если темпы прироста розницы окажутся самыми минимальными за последние четыре года, то по ипотеке наблюдается некоторый всплеск активности. Это единственный розничный сегмент, который заметно не потеряет в динамике. Это самый неосвоенный сегмент нашего рынка. Здесь, конечно, есть ограничения, лежащие, например, в плоскости домостроительства. А вот вопрос процентной ставки непринципиален вообще», – сообщил Павел Самиев.

Основным источником фондирования розницы останутся депозиты физических лиц. «Чем быстрее рос портфель кредитов – тем быстрее росли депозиты физлиц; эта зависимость очевидна», – поделился наблюдениями докладчик.

Новым импульсом для бизнеса розничных банков может стать банкострахование. «Оно давно давало хороший доход. В прошлом году стал заметен рост некредитных страховых продуктов, которые продавались через банки – например, страхование жизни», – сказал Павел Самиев. Доля продаж через розничные банки некредитного страхования всего лишь за год выросла с 4 до 14%.

За рубежом есть две основные модели банкострахования. В Южной Европе (и Россия, вероятно, пойдет по этому же пути) его доля очень велика. Это объясняется тем, что доверие к банкам выше, чем к страховым компаниям, филиальная сеть у банков больше, к тому же у них есть некоторая привязка к кредитным продуктам, где страховка является вмененной услугой. Иначе развивается рынок в США, где страховки практически никогда не продаются через банки.

«Кредитное страхование очень жестко завязано на динамику кредитования. На сколько падают темпы роста кредитования – на столько же примерно падают темпы роста страхования. Но мы предполагаем, что рост останется в этом году, и кредитное банкострахование тоже вырастет за этот год», – резюмировал Самиев.

Заместитель директора Национального бюро кредитных историй (НБКИ) Владимир Шикин согласен с тем, что темпы розничного кредитования будут снижаться.

Ситуация 2012 года, когда разница между ростом необеспеченного и залогового кредитования была велика, в настоящее время не наблюдается. Сейчас ипотека заметно растет. «Ипотека остается весьма привлекательной сферой, и мы считаем, что этот сектор будет развиваться динамично и стабильно», – подчеркнул Шикин.

Кредитная мифология

Владимир Шикин считает, что кредитные риски растут. При этом, говоря о рисках, «хотелось бы обращать внимание на управляемость этими рисками, возможности их адекватной оценки». Сейчас есть риски «недостаточно эффективных управленческих решений по формированию текущей кредитной политики, по разработке потенциальной кредитной политики на ближайшую перспективу».

Один из главных рисков – кредитное мошенничество, случаи которого за прошлый год выросли в два раза.

Люди могут не возвращать кредиты по разным причинам. Иногда просто в силу особенностей менталитета.

«Здесь можно говорить о психологии. Европейцы, американцы больше нацелены на то, что если берешь кредит, то его надо возвращать. У нас и ментальность несколько иная, и сам подход банков к потребительскому кредитованию (когда даешь паспорт – и получаешь деньги) привел к мыслям, что брать кредиты можно, а отдавать необязательно. Проблемные розничные кредиты зачастую пестрят некорректными паспортными данными, несуществующими залогами, несуществующими поручителями», – сказал Борис Мошкович («АБМ Партнер»).

«Миф, который последнее время распространяется, – это то, что главным источником банковского кризиса является розничное кредитование, потому что именно здесь якобы наибольшие риски невозврата», – сказал Павел Самиев.

На самом деле розница является единственным сегментом, где резервы реально отражают имеющиеся риски. То, что касается просрочки, то она в рознице наиболее честная. Ведь если посмотреть, например, на кредитование малого и среднего бизнеса, то там часть плохих долгов «скрыта» за счет пролонгации, реструктуризации. По словам Самиева, «качество активов в корпоративе гораздо хуже, чем в рознице».

«Хотя это не значит, что на розничном рынке банкам сейчас будет легко работать. Есть проблемы с фондированием, его стоимостью, доступностью», – предостерег спикер.

Чистая процентная маржа розничных банков по-прежнему остается довольно высокой, но ее уровень сильно отличается в разных кредитных организациях. Это связано в том числе и с разной стоимостью фондирования: она может отличаться на 1–2%, что довольно значимо.

По мнению Павла Самиева, кризис плохих долгов в рознице вряд ли возможен. Его может спровоцировать социальный дефолт, которому подвержены заемщики так называемого нижнемассового сегмента (основные потребители необеспеченных кредитов).

«В России, как показал 2008 год, этот сегмент, в том числе с точки зрения массовых дефолтов, защищен больше, чем средний класс. На это будут потрачены значительные ресурсы. При резком ухудшении экономики сильно может вырасти просрочка по ипотеке и автокредитам. Это показал 2009 год. Масштабного кризиса плохих долгов в необеспеченном розничном кредитовании ожидать не нужно», – подчеркнул спикер.

Кризис как благо

«Я считаю, что ситуация с кризисом – это хорошо, потому что надо, чтобы учились и банки, и заемщики», – заметил Борис Мошкович.

«Рынок изменился до неузнаваемости. Многие частные банки были вынуждены перестраивать свои бизнес-модели. Сейчас рынок требует от менеджмента принятия быстрых и правильных решений. Это вопрос жизни и смерти для компаний. Цена ошибки возрастает до критических размеров. Банкирам пора перестать жить вчерашним днем и обратить внимание на те данные, которые формируются здесь и сейчас», – уверен Юрий Грибанов.

Сейчас, по его мнению, пришла пора превращения банковского бизнеса «из искусства в науку».

Москва