О том, что российские компании сталкиваются с новыми ограничениями и условиями при получении кредита у западных банков из-за введения США и Евросоюзом санкций в отношении России, вчера сообщила газета Financial Times (FT). Иностранные банки настаивают на том, чтобы компании в случае введения санкций в отношении их самих или их бенефициаров сразу погасили заем. Как правило, условия предоставления кредита в действующих договорах и так предусматривают его погашение в случае возникновения неких "неблагоприятных обстоятельств". Однако теперь кредиторы требуют включения в договор более точных формулировок, в том числе и пункт, требующий у заемщика не использовать полученные средства на деятельность, подвергнутую санкциям.

При этом FT отмечает, что американские банки, в отличие от европейских коллег, "заняли более осторожную позицию". Кредитные сделки между российскими компаниями и ими практически перестали совершаться в последние два месяца, с тех пор как Крым присоединился к России. В частности, президент Wells Fargo в Европе, на Ближнем Востоке и Африке Джеймс Джонстон рассказал, что московский офис практически прекратил сотрудничество с российским бизнесом. Citigroup за три месяца 2014 года снизил инвестиции в российские активы на 9%, до $9,4 млрд, JPMorgan Chase — на 13%, до $4,7 млрд, Bank of America Merrill Lynch — на 22%, до $5,7 млрд. Европейские же банки продолжают работать с Россией, пытаясь подстраховаться юридическими оговорками.

Большинство опрошенных "Ъ" дочерних структур иностранных банков в России подтвердили эту тенденцию. Однако нашлись и те, кто ее опроверг. В частности, по словам источника, близкого к Росбанку, никаких подобных изменений в договорах ни в самом банке, ни на уровне корпорации Societe Generale пока не было. Работа с российскими заемщиками продолжается в обычном режиме. По словам главного исполнительного директора группы "Дойче-банк" в России Павла Теплухина, "любой договор предусматривает пункт, где оговариваются условия досрочного погашения при негативных изменениях внешних условий". Так что никакие дополнительные разъяснения по санкциям и не нужны.

В Райффайзенбанке, в свою очередь, заявили, что "не планируют вводить пакет новых санкционных ковенант в одностороннем порядке по своим двусторонним локальным сделкам с клиентами". "Но такое требование начинает появляться в рамках новых международных синдицированных и клубных кредитов",— добавила руководитель дирекции обслуживания и финансирования корпоративных клиентов, член правления Райффайзенбанка Оксана Панченко. Источник, близкий к Credit Suisse, также подтвердил, что практика существует. Представитель другого крупного западного банка отметил, что данные ковенанты сводятся к тому, чтобы у любого банка—участника синдиката была возможность выйти из сделки досрочно. Источники "Ъ" в дочерней структуре одного из американских банков сообщили, что ковенанты о досрочном погашении кредита также теперь прописываются и во всех новых договорах предэкспортного финансирования (PXF).

По словам зампреда правления Нордеа-банка Михаила Полякова, идея введения подобных ковенант сегодня обсуждается буквально всеми иностранными банками со своими заемщиками в той или иной форме, но некой единой формулировки по "sanction clause" пока нет.

"Наш банк участвует в большом количестве синдикатов и клубных сделок, где задействовано большое количество банков, в некоторых случаях до десяти игроков. Документация едина. И если хотя бы одному из них потребовался "sanction clause", нам также приходится решать этот вопрос,— говорит Михаил Поляков.— Это естественный риск в этой ситуации, и никуда от него не деться".

При этом банкиры отмечают, что европейские банки пытаются подойти к данному вопросу максимально гибко. "В целом можно сказать, что американские банки настаивают на более жестких формулировках: попали под санкции, погашай кредит завтра. Европейские банки, напротив, стараются употреблять более обтекаемые формулировки и оговорки",— рассказывает собеседник "Ъ". То есть, например, в договорах уточняется, что в случае распространения санкций, в отношении компании может быть объявлен дефолт, в результате которого компания должна будет либо погасить кредит, либо, например, предпринять некие действия для минимизации рисков (частичное погашение кредитов, усиление сделки, допгарантии, смена участников и т. п.). Однако предполагается, что компания сначала должна обратиться в банк с вопросом, можно ли считать данную ситуацию дефолтом. И банки—участники синдиката должны принять решение. В каждом конкретном случае сейчас обговаривается, как это решение может быть принято: если через голосование банков—участников синдиката, то большинством голосов или единогласно, или же просто отводить на досрочное погашение три месяца и т. д. "Подобные более мягкие формулировки с юридической точки зрения очень важны и для заемщиков, и для кредиторов. Иначе просто никто не будет ни кредитовать, ни брать кредиты",— уверен Михаил Поляков. А пока еще, судя по всему, европейские банки настроены на продолжение работы с нашими заемщиками.

Сами российские заемщики довольно неохотно комментируют свою политику в области заимствований. Например, в "Уралкалии", который также планирует в ближайшее время привлечь кредитные средства, отмечают, что еще не достигли той стадии переговоров с банками, где могли бы обсуждаться подобные условия. В "Русале" ограничились замечанием, что "находятся в конструктивном диалоге с кредиторами". В Evraz сказали, что у компании комфортная структура долгового портфеля (свыше 70% — публичный долг), которая не требует оперативного изменения. При этом основным банком-партнером компании является Газпромбанк, напоминает источник, близкий к компании. А еще один собеседник "Ъ" в металлургической отрасли говорит, что с введением санкций позиции банков "стали полярно расходиться": часть западных банков действительно отказывается от работы с российскими заемщиками, в то время как азиатские банки стали гораздо активнее предлагать свои услуги.

Не комментируют изменение условий по фондированию и в компании СИБУР, которая, как утверждает FT, взяла кредит у Сбербанка на 27 млрд руб. ($780 млн) после того, как переговоры с иностранными банками были приостановлены вслед за попаданием под санкции ее совладельца Геннадия Тимченко. "СИБУР рассматривал возможность привлечения кредитных средств как в российских, так и в иностранных банках для покрытия текущих нужд ликвидности. В результате компания привлекла кредит в Сбербанке в связи с тем, что он предложил более выгодные условия",— заявили в компании.

"Безусловно, в этой ситуации наши компании могут переориентироваться на наш рынок, и в первую очередь на госбанки. Но большинство сейчас пытается предпринять все усилия к тому, чтобы эта дверь на международный рынок не закрывалась,— считает Михаил Поляков.— Никому не хотелось бы сосредотачивать свой портфель в одном банке". Источники "Ъ" в одном из крупнейших госбанков также отметили, что пока еще вала обращений за российскими кредитами со стороны крупных компаний нет. Впрочем, и предпосылок для улучшения ситуации на рынке также не предвидится.

Источник: Коммерсантъ