В Московской торгово-промышленной палате на «круглом столе», организованном Связь-Банком и Международным банковским клубом «Аналитика без границ», директор Центра структурных исследований Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара Алексей Ведев рассказал о том, что ждет российскую экономику и банковскую систему.

Предваряя свое выступление, эксперт отметил, что «давать точную оценку на ближайшее время сложно, потому что есть много неопределенностей, связанных с человеческими и политическими факторами». Но уже сейчас понятно, что «бюджет этого года, который верстался под экономический рост, будет очень напряженным».

Новой реальностью станет стагнация, в которой нам предстоит жить еще два-три года.

По прогнозам Минэкономразвития, до 2018 года экономика будет расти как минимум на 3% в год. Этот сценарий предполагает ускорение внутреннего спроса, восстановление роста инвестиций и конкурентоспособности промышленности.

«Мы же считаем, что рост будет умеренным. Я не являюсь пессимистом и не тороплюсь сразу «рисовать» нулевой рост. Но я думаю, что будет замедление роста потребления», – отметил Ведев.

Под вопрос исполнение прогноза Минэкономразвития ставят внешние риски (это возможное снижение цен на сырье, сохранение оттока капитала, низкий спрос на российский экспорт) и внутренние риски (сокращение потребления, падение спроса на банковские кредиты, уменьшение инвестиций, низкая прибыль предприятий).

С середины 2012 года в промышленности наблюдается стагнация, период восстановительного роста закончился, и «мы перешли с темпов роста промышленного выпуска в 5% до нуля». Инвестиции в основной капитал тоже являются практически нулевыми, при этом выпуск продукции инвестиционного спроса даже не достиг уровня кризисного 2008 года. Доля прибыли в российском ВВП остается одной из самых низких среди других стран.

В прошлом году резкое снижение экономической активности предприятий продолжилось. При этом «доля их срочных депозитов в банковской системе составляла 50%, то есть средства были выведены предприятиями из оборота и не обслуживали их текущую деятельность».

Говоря про курс рубля, Алексей Ведев отметил, что «сначала его снижение было объективным, поскольку отражало общее движение капиталов и ожидание сворачивания программы «количественного смягчения», потом все это усилилось паникой и спекулятивными атаками». Сейчас рубль оказался в худшем положении среди валют развивающихся стран.

«Центральный банк хотел сразу решить слишком много задач: расчистить банковскую систему, перейти к свободному плаванию рубля и инфляционному таргетированию. Все это не очень сработало. Не нужно было допускать девальвации в январе. Говорить о том, что слабый рубль хорош для российской экономики, некорректно», – полагает экономист.

Девальвация приведет либо к убыткам предприятий, либо к росту цен. Выиграть от нее могут компании топливно-энергетического комплекса и – формально – бюджет. Население проигрывает, особенно при покупке турпутевок, отдыхе за рубежом.

По мнению Ведева, впоследствии произойдет переход к плавному укреплению рубля. «Усилия ЦБ недостаточны, неплохо было бы побеседовать с ключевыми инвесторами, дать сигналы рынку о том, что происходит с движением портфельных инвестиций, в том числе», – уверен он.

В сфере потребления можно ожидать замедление роста товарооборота, поскольку кредитная модель поведения населения уже не будет доминировать.

«О потребкредитовании нужно говорить не как о стимуле экономического роста, а, скорее, как о потенциальной угрозе плохих долгов», – заявил эксперт.

В дальнейшем возможны два сценария развития банковской системы: сбалансированный рост или форсированное развитие. На их реализацию влияет такой показатель, как соотношение кредитов и депозитов. Как только объем кредитов начинает превышать объем вкладов – наблюдается сценарий форсированного роста. Именно так было в 2007 году, и, вероятно, повторится сейчас.

Компенсироваться финансовый разрыв может за счет внешних заимствований, в роли которых сейчас выступают кредиты Центрального банка.

В целом ситуация выглядит достаточно неустойчивой, и до сих пор непонятно, к какой именно модели банковской системы мы в итоге придем. Эксперт сравнил сегодняшнее положение дел в банковской отрасли с игрой «в десять негритят». «Кажется, это будет банковская система, состоящая из двух банков», – заметил Алексей Ведев.

«Я думаю, что мы убиваем конкуренцию в банковской отрасли, – сказал он. – Если сейчас кажется, что Сбербанк и ВТБ конкурентоспособны, то по прошествии времени мы увидим, что это не совсем так. Я считаю, надо приватизировать эти банки и максимально улучшать корпоративное управление. Хотя, конечно, нужно капитализировать банковскую систему, стимулировать слияния и поглощения в ней».

В долгосрочной перспективе (до 2019 года) возможен ежегодный рост экономики на 1,5–2%, при этом доля России на внешних рынках будет сокращаться.

«Нужна смена модели роста, переход от экономики спроса к экономике предложения. Необходимо стимулировать рост экономики, создавать конкурентную среду для производителей, что позволит эффективно использовать даже тот внутренний спрос, который есть. Конечно, такого роста, как раньше, когда росли как на дрожжах, уже не будет», – уверен Ведев.

Экономист считает, что «после системного кризиса мы не окрепли: доля сырьевого сектора и государства в экономике увеличились, темпы падения выросли».

Возможностями, которые дает кризис, о чем столько говорили многие – как аналитики, так и психологи – никто не воспользовался. Перезагрузка не состоялась.

Москва.