Принимая во внимание тот факт, что на долю этих банков приходится в общей сложности более трех четвертей совокупных активов банковской системы, мы полагаем, что эта мера Банка России будет оказывать влияние на регулятивную среду банковского сектора в целом. Тем не менее  мы не ожидаем, что публикация списка приведет к немедленному изменению рейтингов российских банков.

Банк России будет принимать решения об отнесении конкретных банков к категории системно значимых в соответствии с размером их активов, объемом средств, привлеченных и размещенных на российском межбанковском рынке, а также объемом вкладов физических лиц. Даже если окончательный список Банка России окажется более коротким,  мы, тем не менее, считаем, что он будет включать банки, контролирующие более 60% активов банковского сектора, поскольку на долю пяти крупнейших игроков приходится около 57% общего объема активов банковской системы. Мы также считаем, что опосредованное влияние, вероятнее всего, будет оказано и на банки, которые не будут включены в список, поскольку режим регулирования и конкурентная среда для них также изменятся (в зависимости от того, как именно будет восприниматься их клиентами список системно значимых кредитных организаций и какие   шаги предпримет Банк России в отношении системно значимых банков).

Резюме

  • Недавно Банк России опубликовал предварительный проект критериев, определяющих  системно значимые банки в высокофрагментированном российском банковском секторе.
  • Мы считаем, что на долю этих системно значимых банков будет приходиться в общей сложности около 80% активов банковской системы, что, таким образом,  может оказать влияние на регулятивную и конкурентную среду банковского сектора в целом.
  • На данном этапе публикация Банком России окончательного списка системно значимых банков вряд ли приведет к немедленному изменению рейтингов российских финансовых организаций.

Банк России может внести дополнительные изменения в методику определения банков, входящих  в список системно значимых финансовых организаций, причем точные сроки ее реализации пока не определены. Кроме того, мы полагаем, что в окончательной  редакции  этого документа будет предусмотрена возможность использования Банком России собственного аналитического суждения в отношении принадлежности того или иного банка к категории системно значимых.

В соответствии с  нашими критериями присвоения рейтингов банкам мы определяем, что некоторые банки (как государственные, так и частные) имеют высокую или умеренную значимость для банковской системы своей страны. Если мы оцениваем системную значимость того или иного банка как «высокую» или «умеренную», то добавляем к оценке характеристик его собственной кредитоспособности (stand-alone credit profile — SACP) дополнительные ступени, что отражает наше мнение о вероятной помощи государства в стрессовой финансовой ситуации — в целях предотвращения банкротства этого банка в связи с сильным негативным влиянием банкротства на экономику и финансовую систему той или иной страны. Мы не добавляем дополнительных ступеней к SACP банков, имеющих низкую системную значимость. Мы также не прогнозируем, что  публикация  Банком России списка системно значимых банков тотчас же повлияет на наши рейтинги российских банков.

В отношении «системно значимых» банков может применяться более строгий режим регулирования

Мы полагаем, что Банк России может последовать примеру регулирующих органов других стран, которые стараются определить «ядро» национальных банковских систем, составляя списки системно значимых финансовых организаций. В частности, Совет по финансовой стабильности — консультативный орган G20 — опубликовал список системно значимых банков разных стран мира (G-SIBs), включающий 29 крупнейших международных организаций. Регулирующие органы некоторых стран, в том числе США, Японии и Дании, опубликовали собственные списки банков, являющихся объектами специального регулирования; активы таких банков обычно составляют  60-80% общего объема активов банковской системы страны. В настоящее время в разных странах действуют разные системы регулирования системно значимых банков и задействованы разные инструменты, обеспечивающие упорядоченные режимы ликвидации проблемных финансовых институтов и возмещения долга. При этом необходимо отметить, что единого международного подхода к регулированию системно значимых институтов пока не существует. Кроме того, прогресс в отношении разработки особого регулирования системно значимых банков в разных странах неоднороден. Каждая страна демонстрирует разные темпы продвижения в реализации эффективной системы регулируемой ликвидации проблемных банков (см. статью «Планы регулируемой ликвидации международных банков в некоторых случаях могут привести к сокращению государственной поддержки финансовым  организациям, однако  успехи реализации этих планов разнятся», опубликованную 4 декабря 2013 г.).

Пока неясно, будет ли Банк России вводить значительно более жесткие правила регулирования в отношении системно значимых банков. Однако, судя по опыту других стран, банки, которые можно определить как «достаточно крупные для того, чтобы допустить банкротство», обычно обязаны иметь более значительный объем капитала, соблюдать более высокие стандарты риск-менеджмента, демонстрировать большую способность агрегирования данных и использовать более совершенные механизмы внутреннего контроля. Если российские регулирующие органы в конечном счете введут более жесткие правила игры для более крупных игроков, то это может предотвратить рост их активов в недостаточно проверенных временем бизнес-сегментах с более высоким уровнем рисков, снизить темпы роста бизнеса, создав таким образом ряд преимуществ для менее крупных банков.

По нашему мнению, банки, которые Банк России в конечном счете включит в список системно значимых кредитных организаций, существенно различаются по размерам. В частности, объем активов крупнейшего игрока — Сбербанка России — будет более чем в 100 раз превышать объем активов банка, занимающего 50-е место. Поэтому мы полагаем, что введение единых повышенных регулятивных требований для всех финансовых организаций, включенных в список, будет довольно сложной задачей.

Вместе с тем мы ожидаем, что вне зависимости от нового режима регулирования доминирование крупных игроков в российской банковской системе усилится. Мы считаем это долгосрочным фундаментальным трендом, который обусловлен экономическими факторами —  продолжающимся замедлением темпов экономического роста, ограниченными показателями прибыльности и недостаточными возможностями привлечения капитала для небольших российских финансовых организаций (см. статью «Увеличение числа российских банков, у которых отозваны лицензии, не оказывает непосредственного влияния на рейтинги российских банков», опубликованную 23 декабря 2013 г.). В настоящее время в России действуют более 900 банков, при этом некоторые из них являются очень небольшими региональными финансовыми организациями и демонстрируют лишь минимальный уровень интеграции в финансовую систему страны. Активы 200 крупнейших банков составляют примерно 95% совокупных активов банковского сектора.

По нашему мнению, российское правительство, как и правительства многих европейских стран, будет по-прежнему оказывать поддержку национальному банковскому сектору

Мы полагаем, что российское правительство будет готово предоставить ликвидность и капитал системно значимым государственным и частным банкам, чтобы избежать дестабилизации банковского сектора в целом. Кроме того, в новой методике может быть более четко определена политика Банка России в отношении поддержки банков, что снизит уровень риска их недобросовестного финансового поведения, обусловленного представлением собственников или клиентов банка о подразумеваемой (в случае необходимости) поддержке со стороны Банка России.

В настоящий момент мы оцениваем большинство правительств стран G20, за исключением Аргентины, как правительства, «готовые оказать поддержку национальным банковским системам» или «в высокой степени готовые оказать поддержку национальным банковским системам»  (см. статью «Оценка отраслевых и страновых рисков банковского сектора: январь 2014 г.», опубликованную 8 января 2014 г.). Это означает, что, несмотря на договоренности о режиме регулируемой ликвидации проблемных банков, у правительств этих стран есть относительная свобода в оказании поддержки банкам.

Предсказуемость поддержки финансового сектора со стороны государства увеличилась с начала 2008-2009 гг., однако огромная территория России и очень большое число банков в некоторых случаях обусловливали неоднозначные действия при поддержке частных банков. Мы отмечали случаи, когда российские власти принимали решение о спасении банков, которые имели незначительную рыночную долю в общем объеме активов банковской системы, но были заметными региональными игроками. Мы не можем исключить возможности возникновения таких ситуаций в будущем, особенно принимая во внимание возникновение напряженности и волатильность вкладов физических лиц, которые мы отмечали в нескольких регионах в конце 2013 г. после отзыва лицензий у ряда средних российских банков.

Мы не ожидаем, что режимы регулируемой ликвидации проблемных финансовых организаций и возмещения долга в отношении системно значимых российских банков будут введены уже в ближайшее время. По нашему мнению, основная цель введения особого режима регулирования в отношении крупных финансовых организаций заключается в предотвращении сценария, при котором правительство будет оказывать поддержку неплатежеспособному банку за счет средств налогоплательщиков, а не акционеров. Режим регулируемой ликвидации будет способствовать  решению проблем, возникающих в крупнейших финансовых организациях, путем применения более ясных, последовательных и предсказуемых процедур. Это может предотвратить негативные последствия, обусловленные представлением рынка о том, что некоторые банки не могут допустить банкротство просто в силу того, что они являются  достаточно крупными. Вместе с тем крупнейшие российские банки контролируются государством, и мы полагаем, что российское правительство будет и в дальнейшем оказывать им поддержку и предоставлять необходимые средства из бюджета в целях спасения этих банков в случае необходимости. Мы также считаем приватизацию крупнейших финансовых игроков маловероятной в ближайшем будущем (см. статью «Процесс приватизации российского банковского сектора будет длительным и постепенным», опубликованную 27 мая 2013 г.). Наше мнение отражается в добавлении дополнительных ступеней за счет экстренной государственной поддержки к оценкам собственной кредитоспособности некоторых российских банков, которые мы относим к организациям, связанным с государством (ОСГ).

Вместе с тем мы ожидаем, что Правительство Российской Федерации и Банк России в большей степени сосредоточатся на профилактических мерах, позволяющих избежать стрессовой ситуации в системно значимых банках и неизбежных дорогостоящих мероприятий по их спасению. В целях повышения кредитоспособности системно значимых банков и предотвращения их банкротства регулирующие органы могут использовать такие меры, как повышение требований к коэффициентам достаточности капитала, более строгий регулятивный надзор и требования о проведении регулярных стресс-тестов.

Новый режим регулирования вряд ли повлияет на нашу оценку вероятности получения экстренной поддержки российскими банками

При оценке вероятности получения экстренной поддержки российскими банками мы используем наши собственные критерии для определения того, может или нет конкретный банк быть объектом внешнего вмешательства в чрезвычайной ситуации.
Как правило, мы анализируем уровень взаимосвязей банка с финансовым сектором и платежной системой, его рыночную долю в общем объеме вкладов физических лиц и совокупном объеме депозитов российского банковского сектора. Вместе с тем высокий уровень географической фрагментированности также может означать, что менее крупные банки играют значительную роль в экономике соответствующих регионов. Кроме того, мы анализируем роль финансовой организации в предоставлении банковских продуктов, значимых в политическом или социальном отношении. Чем выше эта роль, тем больше вероятность получения банком оценки высокой системной значимости.

Как правило, мы учитываем в рейтингах фактор государственной поддержки — в тех случаях, когда относим банк к ОСГ (как в случае с государственными банками, такими как ), или полагаем, что утрата доверия рынка к банку (в том числе частному) может привести к утрате доверия к банковской системе в целом и оказать негативное влияние на реальный сектор экономики (см. статью «Методология и допущения, используемые при присвоении рейтингов банкам», опубликованную 9 ноября 2011 г.).

Поэтому мы обычно добавляем дополнительные ступени к оценке SACP  при определении рейтингов частных банков, которые, по нашему мнению, имеют высокую или умеренную значимость, — в соответствии с нашими  критериями. В целом, по нашему мнению, государство оказывает более значительную и, как правило, прямую поддержку государственным банкам, что обусловливает большую надбавку к их рейтингам. В настоящее время мы присваиваем рейтинги 13 российским банкам, которые, по нашему мнению, в экстренных случаях могут получить доступ к внешней поддержке со стороны российского правительства (как ОСГ или системно значимые организации). Наша оценка банков как имеющих «высокую», «умеренную» или «низкую» системную значимость определяется масштабом влияния потенциального дефолта конкретного банка на финансовую систему страны.

Вследствие высокого уровня фрагментированности банковской системы в соответствии с нашей методологией мы полагаем, что лишь немногие частные российские банки могут быть отнесены к числу «системно значимых» финансовых организаций. В числе  российских банков, имеющих рейтинги Standard & Poor’s,  — семь частных банков, в  рейтингах которых мы учитываем дополнительные ступени за счет возможной поддержки со стороны государства.

В дальнейшем могут возникнуть расхождения между нашей оценкой системно значимых российских банков и оценкой Банка России. Публикация окончательного списка системно значимых банков вряд ли обусловит изменение нашего мнения о возможной поддержке со стороны государства, которую мы учитываем в рейтингах банков. Вместе с тем в наших дальнейших рейтинговых действиях в отношении системно значимых российских банков будет учитываться наше мнение о готовности и способности правительства оказывать поддержку банковской системе страны.

Источник: Служба кредитных рейтингов Standard & Poor’s