В очередной раз на фондовом рынке ведутся разговоры о пузырях. По моему скромному мнению, это показывает отсутствие знаний относительно самого определения пузыря. Акции могут падать, что, скорее всего, является следствием неблагоприятного поворота в экономике (или политической ошибки со стороны политиков/центральных банков). Рынку не свойственно падение из-за растущего пузыря.

Пузырь и его эволюция

Мое мнение о том, что такое пузырь и каковы причины его образования, основывается на теории двух экономистов – Чарльза Киндлбергера и Хаймана Мински, в частности на книге Кинлбергера «Мании, паники и крахи, которую многие настоятельно рекомендуют для прочтения.

Согласно Киндлбергеру, пузырь начинается со смещения. Это смещение, как правило, положительное; по своей природе оно бывает технологическим, политическим, экономическим или представляет собой сочетание всех трёх и приводит к росту изменений в инвесторском поведении. Через некоторое время оно превращается в бум. Бум привлекает новых инвесторов, которые обычно не активны на рынке, и наступает период, который экономисты называют сверхактивностью. Следующий уровень представляет собой манию или пузырь.

При пузыре обычно наблюдается всплеск спекулятивных позиций с привлечением долгового финансирования. Вы покупаете с целью продать с прибылью, и от инвестирования собственными деньгами происходит сдвиг в сторону инвестиций с привлечением заёмных средств и, наконец, как непосредственное инвестирование, так и дополнительные расходы, связанные с ним (проценты, аренда) осуществляются на заёмные средства. Это явление имеет много названий, в том числе «схема Понци».

На пике бума происходят изменения в инвестиционной базе. Первоначальные инсайдеры отказываются от участия в торгах, тогда как новые до сих пор присоединяются к торгам. В конечном итоге обе инвестиционные базы и их стоимость становятся неустойчивыми, что может привести к финансовому стрессу, где наиболее уязвимые инвесторы выводятся из игры (банком). Таким образом, настроение на рынке может резко измениться и активы потеряют свою былую привлекательность, ранее столь желанную (инвестиции в тюльпаны, акции IT-компаний, жильё на вторичном рынке). Просадка рынка в этом случае происходит довольно быстро, и кредитные линии переходят  в так называемую фазу дискредитации. И пирамида под названием «схема Понци» заканчивается. Хаос, который обычно следует за этим, также известен как «Момент Мински» (понятие было введено Полом Маккалли, финансовым менеджером PIMCO, и назван в честь экономиста Хаймана Мински). Банкротство банка Lehman Brothers в 2008 как раз и было примером такого «Момента».

Во время «Момента Мински», стабильности добивались за счёт приостановки торговли и интервенций кредитора в качестве последней возможности. Покидающий свой пост председатель Федеральной резервной системы Бен Бернанке заявил о действиях Центрального банка после финансового кризиса: «Мы были единственной силой в городе». В конечном счёте, цены должны упасть, чтобы выровнять ситуацию на рынке. Это может занять много времени, особенно если существует «пузырь» на рынке жилья.

Фондовый рынок сегодня

С ростом американского индекса S&P 500 на 25,0 процентов в этом году, наверное, будет справедливо сказать о буме. Смещение, которое произошло из-за бума, возможно, является сочетанием экспансионистской денежно-кредитной политикой (в частности, «количественного смягчения») и повышения темпов глобального роста. Увеличение цен на акции в значительной степени определяется ростом отношения цены акции к прибыли (т.е. сколько инвесторы готовы заплатить за прибыль), а не ростом корпоративной прибыли, но это обычное явление в периоды увеличения экономического роста.

Оценка фондовых рынков – это не точная наука, тем не менее, на мой взгляд, сейчас мы находимся на разумных уровнях. Ничто не указывает на сверхактивность, а также на то, что розничные инвесторы в действительности перешли на сторону большинства после кризиса 2008 года. Нет каких-либо сообщений СМИ о мании в отношении акций или о финансовом стрессе, когда проще всего заметить сохранение высокой задолженности частного сектора по отношению к рынку жилья вкупе со слабой капитализацией банковского сектора. Мы далеки от «Момента Мински», и даже Пол Кругман не считает, что Греция собирается выйти из Еврозоны.

Я думаю, что фондовый рынок в этом году должен вырасти. Мы можем обсудить степень этого роста, но вряд ли – направление. Мы также можем сказать, продолжится он или нет. Если восстановление сохранится и капитальные расходы вновь станут движущей силой роста, то 2014 год, вероятно, станет неплохим для фондовых рынков. Если экономическая активность будет подвергаться колебаниям, если бюджетная проблема США выльется в дефолт или если центральные банки промедлят с программой сокращения, то мы можем ожидать более негативное развитие.

Но не «пузырь».

Источник: Saxo Bank A/S Россия