Тема неопределенности в России в последние месяцы «входит в моду». В мае о неясности экономических перспектив развития государства говорили банковские казначеи, аналитики финансового рынка и даже ИТ-специалисты. В июне список экспертов, которые отмечают «туманность» в жизни сей, пополнился служителями Фемиды. В Москве прошла четвертая банковская юридическая конференция, которая в этом году носила интригующее для представителей профильной гильдии название «Правовая неопределенность и юридические риски в банковской практике». Мероприятие было организовано Ассоциацией региональных банков России при поддержке Юридического института «М-Логос» и Московской юридической академии (МГЮА) имени О.Е. Кутафина и состоялось 30 и 31 мая 2013 года.

Законотворчество как оно есть

Открывал конференцию президент Ассоциации региональных банков России (АРБР), заместитель председателя Комитета по финансовым рынкам Государственной Думы России Анатолий Аксаков. Выступая перед юристами, он с сожалением отметил, что часто законы, которые принимаются Госдумой, впоследствии в реальной жизни функционируют не так, как на это рассчитывали их создатели, и не дают того результата, на который надеялись инициаторы. Эксперт отметил, что именно поэтому Ассоциация региональных банков России достаточно активно работает в области совершенствования законодательства. В частности, в прошлом году был принят закон, внесенный на рассмотрение самим Анатолием Аксаковым, касающийся ипотечных ценных бумаг (281-ФЗ «О внесении изменений в федеральный закон «Об ипотечных ценных бумагах» – прим. ред.): фактически были сняты все ограничения по их выпуску. Кроме того, АРБР имела непосредственное влияние на принятие решения о переносе срока действия ст. 5 федерального закона «О национальной платежной системе». Эта статья касается, во-первых, возврата средств клиентам – владельцам платежных карт в случае проведения несанкционированной транзакции. Во-вторых, речь идет об обязанности банка информировать клиента о всех проведенных транзакциях по его счету. Два этих момента вызывают большую тревогу в банковском сообществе, поскольку информировать клиента даже с помощью смс-оповещения не всегда получается, кроме того, сам сервис – дорогое удовольствие. Банки также опасаются мошенничества со стороны клиентов: уже сегодня до 15% от общего числа случаев несанкционированного списания средств – результат сговора, когда информация по карте специально предоставляется третьему лицу с целью получить в дальнейшем компенсацию от банка. Кредитные организации опасаются, что со вступлением в силу закона в его полной редакции, количество такого рода мошенничества увеличится.

Рассказал Анатолий Аксаков и о горячо обсуждаемом законе о потребительском кредитовании, который готовился в течение 8 лет. Этот документ уже принят в первом чтении: над ним идет дальнейшая работа. При подготовке ко второму чтению было предложено исключить из закона главы об ипотеке, поскольку эта форма кредитования имеет свою специфику. Возможно, отмеченные особенности можно включить в специальный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)», но это повод для дальнейших дискуссий.

Анатолий Аксаков призвал юридическое сообщество к сотрудничеству в области законотворческой деятельности для того, чтобы исключить законодательную неопределенность в вопросах взаимоотношения клиентов – физических лиц и банков. Если закон о потребительском кредитовании будет принят во втором чтении, то, скорее всего, со следующего года он вступит в действие, и это может оказать ощутимое влияние на рынок.

Мега-уровень

Темой, которая сейчас очень серьезно волнует все финансовое сообщество, Анатолий Аксаков назвал закон о мегарегуляторе. Особое беспокойство данный нормативный акт вызывает у представителей страховых компаний и организаций, работающих на фондовом рынке.

В Ассоциации региональных банков России сейчас активно работают над стандартизацией кредитных продуктов. Опираясь на международный опыт, уже практически подготовлены стандарты, касающиеся синдицированного кредитования, которые, очевидно, смогут применяться и при проектном финансировании. Эксперты приступили к работе над стандартами в области кредитования субъектов малого и среднего бизнеса (МСБ). Большой вклад в разработку документов здесь внесли аналитики МСП-банка. А вместе с коллегами из Ассоциации российских банков (АРБ) ведется разработка стандартов потребительского кредитования. Описываемые нормы будут напрямую связаны с законом о потребительском кредитовании. В частности, предусматривается наличие паспорта кредита – четко указанного места в кредитном договоре, где вся информация о кредите будет представлена в унифицированной форме.

Комиссии: pro et contra

Вторым докладчиком на конференции была заведующая кафедрой банковского права МГЮА имени О.Е. Кутафина, доктор юридических наук Людмила Ефимова. Она рассказала о новой судебной практике и соответствующих рисках, касающихся комиссионного вознаграждения в банках. Согласно правовой позиции Высшего арбитражного суда (ВАС), банковская комиссия может быть включена в кредитный договор только в том случае, если она установлена за самостоятельную какую-то услугу, которую банк оказал клиенту наряду с кредитованием. Другими словами, речь идет о том, что в случае, когда кредитный договор является смешанным – объединяет элементы кредитного договора и какого-то еще – только тогда банковская комиссия обоснована. Это первый и основной вывод, который можно сделать из официальной позиции ВАС.

Второй вывод включает такое положение: в остальных случаях, то есть когда это не плата за самостоятельную услугу, банк в принципе может доказать (бремя доказывания возлагается на кредитную организацию), что данная комиссия не выходит за пределы общей стоимости кредитных ресурсов.

Обращаясь к обзору судебной практики за 2012 год, эксперт указала, что суды действуют согласно данной норме ВАС, однако ориентируются, как правило, только на первое следствие из постановлений. Другими словами, хотя у банка и есть возможность представить доказательства, что банковские комиссии в сумме с годовыми процентами не превышают нормальную, необходимую стоимость кредитных ресурсов, они в реальности не могут ее реализовать.

Практически по всей России суды признают незаконными любые комиссии – за выдачу кредита, за рассмотрение кредитной заявки, за ведение ссудного счета – и взыскивают. Другими словами, дабы не получить неприятностей, подобные комиссии в договор лучше не включать.

Однако, по мнению специалиста, комиссия за предоставление кредитной линии является обоснованной, поскольку в этом случае заключается специальный рамочный договор (о предоставлении будущих услуг), который устанавливает обязанность одной стороны (банка) кредит предоставить и право другой стороны (клиента) брать или не брать, то есть выбирать, заключать договор или нет. Другими словами, комиссия за предоставление кредитной линии абсолютно обоснована, поскольку предоставляет одной стороне дополнительное право выбора – льготу, отличную от стандартного кредитного договора. «Будем надеяться, что судебная практика воспримет эту идею – хотя бы эту комиссию – у нас появится возможность ее применять достаточно свободно», – выразила надежду Людмила Ефимова. Однако она предупредила юристов, что, несмотря на ее выводы, практика судебных заседаний свидетельствует о том, что суды занимают позицию заемщиков и взыскивают и эту комиссию. «Суды общей юрисдикции, – уточнила эксперт. – Я думаю, кто сталкивался с их решениями, знают, что как только слово «комиссия» в договоре они увидят, тут же признают ее недействительной, практически не разбираясь в существе этой комиссии».

Возвращаясь к речи Анатолия Аксакова о разрабатываемом законе о потребительском кредитовании, Людмила Ефимова подчеркнула, что в данном документе действительно прописаны нормы, согласно которым потребитель должен быть уведомлен о различного рода дополнительных платежах, которые он должен оплатить наряду с процентами годовых, установленных договором. Делая вывод из всего сказанного, получается, что если закон выйдет в существующей редакции, то у банков появится совершенно законное основание для включения комиссии в свои договоры, и, видимо, судебная практика будет изменена.

Прозрачность для снижения ставок

Заместитель юридического департамента Промсвязьбанка Светлана Дереш рассказала о перспективах доработки законодательства о потребительском кредитовании, акцентировав внимание аудитории на деталях взыскания задолженности и банкротстве. Вопрос о необходимости специального правового регулирования потребительского кредитования назрел уже давно. Какая сейчас ситуация сложилась на рынке? Специального закона нет. Применяются нормы гражданского кодекса о кредитовании, о цессии. Но при этом все участники рынка совершенно очевидно понимают, что потребитель – это особый субъект, и он нуждается в большей правовой защите. На этом фоне особенно активно начинается судебное нормотворчество и нормотворчество регуляторов. С одной стороны, это хорошо, потому что показывает, что рынок динамичен и регулирует себя сам. Но с другой стороны, у кредиторов, у банков возникают совершенно обоснованные тревоги, так как получается, что правила игры заранее неизвестны, и они возникают уже в процессе правоприменения. Особую обеспокоенность вызывают случаи, когда по одному и тому же вопросу складывается абсолютно противоположная позиция у судов. В итоге все это приходит к тому, что банки закладывают свои риски в процентные ставки, увеличивая их, в том числе, для добросовестных потребителей. Обсуждаемый закон о потребительском кредитовании должен разрешить, в первую очередь, именно этот фактор, порождающий юридическую неопределенность на рынке.

Второй фактор, который также необходимо урегулировать законом, продиктован развитием современных технологий. В России уже почти десять лет кредитные организации стараются предоставлять ряд услуг дистанционным способом. Однако и в этой области также возникает юридическая неопределенность. Скажем, требует ответа такой вопрос: какие технологические способы допустимо использовать для уведомления заемщика, а какие нет? Учитывая, что затем нужно будет в суде доказывать, что заемщик получил соответствующую информацию, здесь могут возникнуть сложности. Условия предоставления информации, которые уже сейчас прописаны в законопроекте о потребительском кредитовании, способны существенно облегчить жизнь как банкам, так и их клиентам. Например, предусмотрено, что индивидуальные условия потребительского кредита могут быть отправлены заемщику – физическому лицу по Интернету. В глобальной сети может быть размещена основная информация, которую должен банк предоставить клиентам перед заключением кредитного договора. Использование новейших технологий в банковской сфере существенно удешевляет процесс коммуникации и может в конечном итоге привести к снижению процентных ставок. «Уже на данном этапе можно с уверенностью сказать, что принятие законопроекта окажет положительное влияние на всех участников рынка, – подчеркнула Светлана Дереш. – Почему? Потому что данный законопроект устанавливает четкие правила игры для всех участников: для потребителей, регуляторов, судов и для банков». Вместе с тем, эксперт отметила ряд недостатков законопроекта в существующей редакции, касающихся уступки прав требований, максимального размера неустойки, способа заключения договора и подсудности споров. Все эти недостатки планируется устранить в ближайшее время и представить ко второму чтению в Госдуме уже усовершенствованную редакцию законопроекта о потребительском кредитовании.

Светлана Дереш коснулась еще одного важного для рынка документа – законопроекта о банкротстве физических лиц. Основным вопросом, который есть у банковского сообщества к этому законопроекту, является то, что он не предусматривает механизма реальной защиты кредиторов от недобросовестного банкротства. В частности, данный законопроект устанавливает, что можно обратиться с заявлением о признании банкротом при очень маленькой сумме – 50 тыс. рублей, если долг существует больше трех месяцев. Банкиры опасаются, что это приведет к повальному предъявлению таких заявлений физическими лицами, которые попытаются уйти от ответственности погашения задолженности перед банками. Эксперт выразила надежду, что законопроект будет поправлен и во втором чтении будет принят в более четкой форме, в целом же, инициатива введения в нашей стране такой нормы специалистами оценивается положительно.

Ипотека в поисках баланса

Руководитель юридического департамента АИЖК Анна Волкова рассказала о проблемах применения и неопределенностях, существующих в ипотечном законодательстве. «Нахождение баланса интересов кредитора и должника, наверное, одна из самых основных тем, которая стоит и перед нами, и перед кредиторами, и, наверное, перед законодателем, когда мы участвуем в обсуждении каких-либо поправок», – подчеркнула она в начале своего доклада. Ипотечного кредитора волнует, прежде всего, возможность получения возмещения в случае дефолта, в случае обращения взыскания. Заемщика, в свою очередь, волнует поиск эффективных адекватных механизмов защиты от злоупотребления со стороны недобросовестного кредитора. В данный момент действительно сложно однозначно ответить на вопрос, следует ли включать ипотеку в закон о потребительском кредитовании. Если обратиться к практике Европейского союза, то там идет прямое указание на то, что ипотечное кредитование является слишком специфичным и поэтому не попадает под директивы о потребительском кредитовании, требует специального регулирования. В России законодатель тоже пошел по пути создания специального законодательства об ипотеке. Однако до сих пор вопрос о включении пунктов, касающихся ипотечного кредитования, в закон о потребительском кредитовании остается дискуссионным. И, по мнению Анны Волковой, наиболее приемлемой площадкой для разрешения всех вопросов является Ассоциация региональных банков России.

В последнее время юристы АИЖК сталкиваются с так называемыми обществами по защите прав потребителей, цель которых не столько защитить кого-либо, сколько заработать на судебном разбирательстве. Как правило, представители этих организаций предлагают заемщику оспаривать аннуитетные платежи уже после того, как он погасил ипотечный кредит. Это очень опасная ситуация, поэтому в АИЖК стремятся выезжать на каждое подобное дело, чтобы создать соответствующую судебную практику и чтобы в будущем подобных прецедентов уже не было. Однако работы в этом направлении предстоит еще много.

Регламентируя коллекторов

В целом, поиск баланса интересов различных сторон – участников финансового взаимодействия можно назвать ключевой темой большинства выступлений первого дня юридической конференции, организованной АРБР в этом году. Так, заместитель директора департамента корпоративного управления Министерства экономического развития (МЭР) России Михаил Бештоев, выступавший после перерыва, также говорил о необходимости поиска баланса интересов взыскателей и должников. Его доклад был посвящен проекту закона «О деятельности по взысканию просроченной задолженности». Эксперт отметил, что в правоохранительные органы в регионах поступает много обращений от граждан, которые столкнулись с работой коллекторов. Уже давно назрела необходимость выработки подходов к регулированию деятельности коллекторских агентств с целью защиты прав граждан на всей территории государства. Основные причины существующих проблем в области сбора просроченной задолженности связаны не с самим взысканием как видом деятельности, а с совершением взыскателями определенных действий, которые, с точки зрения общества, нарушают права граждан. Проблема в том, что сегодня отсутствует формализация признаков тех действий, которые можно считать нарушающими права граждан. Кроме того, нет и сравнительного анализа эффективности тех практик, которые применяются в реальности, и действий, которые должны быть применены в отношении граждан взыскателями.

В качестве выхода из сложившейся ситуации специалисты МЭР выделяют два блока задач, которые нужно решить. Во-первых, необходима регламентация и формализация тех действий, которые доставляют особое беспокойство граждан и вызывают возмущение в обществе. Частично эта задача могла бы быть решена в случае конкретизации тех действий, которые нельзя совершать в отношении граждан, и введения определенных типов наказаний за совершение подобных действий. Второй блок задач касается регламентации деятельности взыскателей как таковой. Разрабатываемый министерством законопроект «О деятельности по взысканию просроченной задолженности» сможет решить отмеченную юридическую неопределенность.

Поводы к размышлению

Второй день конференции открывал своим выступлением председатель судебного состава ВАС России Сергей Сарбаш, который рассказал о новых нормах регулирования банковских договоров и операций в рамках Гражданского кодекса. В частности, он отметил, что предлагается ввести так называемый «институт охлаждения» для физических лиц, который позволяет вернуть кредит в тех случаях, когда сделка была заключена гражданином без должной осмотрительности и внимательности. Для потребителей предусматривается право также на досрочный возврат займа, при этом проценты должны уплачиваться на дату фактического возврата денег в банк, а не за весь период несостоявшегося использования денежных средств.

Заведующий кафедрой «Регулирование финансово-кредитной деятельности» Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации профессор Александр Турбанов в своем докладе коснулся новых задач, которые возникнут в банковском праве в связи с появлением мегарегулятора. Статус Банка России с принятием закона о мегарегуляторе претерпит существенные изменения, включая представления о цели его деятельности. Законопроект предлагает дополнить достаточно стройную систему целей, зафиксированных сейчас в законе о Центральном банке, еще одной – развитие финансового рынка России. Первый вопрос, который возникает здесь: почему относительно банковского рынка Банк России будет отвечать за его стабильность, а относительно финансового – за его укрепление? Еще одна проблема возникает тогда, когда специалисты интересуются, какие функции будут теперь относиться к Центральному банку? По мнению эксперта, здесь требуется унификация терминологии, чтобы не возникало состояния правовой неопределенности.

Для финансового рынка большое значение имеет защита прав потребителей. Обсуждаемый законопроект расширяет перечень функций Центрального банка и дополняет его такой, как защита прав и интересов инвесторов на финансовом рынке, страхователей, застрахованных лиц, выгодоприобретателей, то есть за этим перечислением четко вырисовывается фигура потребителя. Однако на вопрос о том, каким инструментарием должен пользоваться Банк России, защищая потребителя, ответа в законе нет, во-первых. Во-вторых, та же функция остается и за Роспотребнадзором. Как эти ведомства будут делить обязанности между собой? Чтобы в будущем не возникало подобных вопросов, необходимо уже сейчас заниматься совершенствованием законопроекта.

Москва.