Для России это плохие новости: банковская система Кипра не будет функционировать еще как минимум день, растет и вероятность длительного замораживания корпоративных средств, а масштаб списания с крупных депозитов в банках Кипра может вырасти с предполагаемых 9,9% до 12,5-13%. Все более очевидно, что происходящее — следствие провалов на неофициальных переговорах РФ с ЕС и Кипром в 2012 году.

Несмотря на то что накануне ни президент России, ни премьер-министр не собирались комментировать кипрский раунд финансового кризиса, вчера утром Владимир Путин собрал оперативное совещание с помощниками, советниками и руководством администрации президента, посвященное намерению Кипра ввести экстренный налог на депозиты в банках Кипра. План Еврогруппы президент России назвал "несправедливым, непрофессиональным и опасным", к нему чуть позже присоединился Дмитрий Медведев, назвав идею "странной, спорной" и близкой к "конфискации". Заместитель главы Минфина Сергей Шаталов стал едва ли не единственным в России чиновником, готовым понять логику ЕС: выступая в ходе Недели российского бизнеса в Москве, он пояснил, что налог на депозиты на Кипре, видимо, был неизбежен и был бы даже справедливым, если бы облагались налогом не депозиты, а проценты по нему. Господин Шаталов даже раскрыл альтернативу, которую Еврогруппа выставляла Кипру: заморозка части банковских счетов на 30 лет. Наконец, министр финансов РФ Антон Силуанов, который сегодня или завтра в Москве будет встречаться со своим кипрским коллегой Михалисом Саррисом, вчера официально подтвердил: Россия о переговорах Кипра с Еврогруппой по поводу "налога" на депозиты в известность не ставилась.

Формально никаких новых решений на Кипре не принималось — голосование в парламенте страны по законопроекту, вводящему разовый сбор в 6,75% от суммы депозита менее €100 тыс. и 9,9% — более, отложено на вторник. Впрочем, это скорее плохая новость: из неофициальных источников в Еврокомиссии известно, что парламенту Кипра с подачи правительства предстоит 19 марта неофициально обсудить возможность дополнительной дифференциации "налога на депозиты" для снижения или обнуления его для сумм депозитов в размере менее €20-25 тыс. Еврогруппа неофициально подтвердила эту идею, пояснив, что распределение "налога" ей неважно — важно лишь, чтобы на €10 млрд предоставляемой Кипру Евросоюзом и МВФ внешней помощи сам Кипр собрал экстренным обложением банковских вкладчиков €5,8 млрд. На практике это может означать, что для крупных депозитов ставка должна увеличиться, предположительно до 12,5-13% (при снижении ставки по депозитам менее €100 тыс. до 3%) или даже больше.

По косвенным данным, это должно дополнительно увеличить объемы "русских" выплат в экономику Кипра — некрупные депозиты чаще принадлежат в кипрских банках физлицам с кипрским, греческим и британским гражданством, нежели с российским, тогда как среди юрлиц с большими суммами депозитов статистически больше структур российского происхождения. Во многом это и отражает тот факт, что на мировых площадках в связи с "кипрским кризисом" вчера активнее других дешевели именно российские, а не британские активы (см. материал на этой странице), хотя доля британских денег в банках Кипра выше, чем доля средств российского происхождения.

Дополнительный риск для РФ — возможность обложения "налогом" на Кипре средств на счетах до востребования и расчетных счетах. Пока власти Кипра не отвечают на вопрос о том, предполагается ли брать "налог" с этих сумм,— если да, то оценки российских потерь будут еще выше. Наконец, решительно непонятной вчера оставалась стратегия кипрского правительства после снятия "банковских каникул" и открытия банков (формально банки должны открыться в среду, но ЦБ Кипра не опровергает слухи о возможном продлении "каникул" до пятницы, 22 марта). Очевидно, что, даже если банковская система Кипра до пятницы получит €17 млрд экстренной помощи, этого будет недостаточно, чтобы предотвратить крайне вероятный "набег" вкладчиков банков и вывод оттуда денег,— объем ликвидности, требующийся, чтобы удовлетворить запросы трети вкладчиков (в том числе и российских), составляет десятки миллиардов евро. Очевидно, что во избежание bank run Кипр будет вынужден ограничивать возможность закрытия депозитов в течение месяцев — причем и в случае принятия "налога", и теперь уже тем более — если Кипр откажется его вводить. Потенциальные потери российских компаний на Кипре могут заключаться, таким образом, не только в потерях денег от "налога", но и в убытках от осложнения расчетов с партнерами по операционной деятельности через Кипр: эта юрисдикция часто используется для подобных целей российскими металлургами и ненефтяными экспортерами.

Парадоксально, но на сегодняшний день практически нет информации о том, кто именно является автором и инициатором идеи. Вчера министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле заявил, что идея "не является немецкой", как это принято считать, осторожную критику идея вызвала в Италии и Нидерландах, довольно резкую (но более умеренную, чем в России) — в Великобритании. Не появилось в публичном поле и предположений о том, что спровоцировало экстренное решение Еврогруппы,— никакой информации о каких-либо крупных экстренных проблемах кипрских банков с начала марта не появлялось, информации об изъятии из местной банковской системы крупных депозитов (вывод нескольких миллиардов евро мог бы обострить ситуацию) в феврале не было, аналитики ожидали обострения "кипрского кризиса" в июне 2013 года.

Но второй день неожиданно грянувшего "кипрского кризиса" неожиданно вызвал обсуждение интереса к кипрским нефтегазовым активам российских компаний — местная телекомпания Sigma TV сообщила о якобы имевшихся предложениях "Газпрома" (по другой версии — структур Газпромбанка) в 2013 году вложить в экономику страны средства для спасения местной банковской системы в обмен на шельфовые лицензии. По данным "Ъ", ранее схожий интерес к инфраструктурным проектам на Кипре проявляли в группе ВТБ, переговоры не вышли за рамки предварительных.

Отметим, переговоры о выдаче правительству Кипра российского госкредита или пролонгации существующего кредита в €2,5 млрд до 2021 года Россия и Кипр ведут с осени 2012 года. Однако и Минфин России, и правительство практически всегда отвергали серьезность развития ситуации с банковской системой Кипра — в то время как число переговоров правительства России и близкого к ней бизнеса с Кипром резко увеличилось. Ситуация своей конструкцией, принципиальной непрозрачностью и запутанностью интересов частного бизнеса и государства крайне напоминает историю с переговорами РФ по предоставлению кредита в $4 млрд Исландии — ввязавшись в эти переговоры и обсуждая несколько месяцев то инвестиции в местную энергетику, то продажу земли под строительство авиабазы, страна попала в ситуацию дефолта и обвала местной кроны. В случае с Кипром ситуация с большой вероятностью повторится — но с поправкой на еврозону и уже с более серьезными последствиями в первую очередь для российских компаний: сейчас никто не может сказать, какие суммы и на какой срок будут заморожены на Кипре или потеряны там.

Источник: Коммерсантъ