Российские налоги одни из самых низких в Европе, но вот администрирование фискальных сборов таково, что зачастую налоговые инспекции трактуют базу исчисления налогов и сами начисляемые суммы выплат так, как в каждый конкретный момент удобно для российского бюджета. Об этом заявил на пресс-конференции «Малый бизнес уходит в тень: справятся ли коммерсанты с налоговой нагрузкой?» председатель комитета по учету и налоговому администрированию общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Михаил Орлов. По его словам, Минфин ежегодно заверяет правительство, что ставка налога на добавленную стоимость в размере 18% и 20% налога на прибыль – одни из самых низких в Европе. А про величину подоходного налога в 13% даже родились шутки – якобы, именно из-за этого российское гражданство французскому предпочел известный актер Депардье. «Но в чем смысл ставки в 18% НДС, если добиться его возмещения многим компаниям возможно только по решению суда?» – спрашивает Орлов.

По данным опроса «Деловой России», в мае 2011 года 41% предприятий малого и среднего бизнеса признался, что он использует при выплате зарплат своим сотрудникам серые схемы оплаты труда, заявил на пресс-конференции уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Борис Титов. К этому привела так называемая реформа единого социального налога (ЕСН), когда налог назвали страховыми взносами и обязали каждое предприятие платить за работающего человека 34% сверх его оплаты труда (с 1 января этого года эта ставка снижена до 30%). В то время как по данным опроса той же категории предпринимателей в мае 2010 года работодателей, использующих серые схемы, было всего 9%. «Более поздние опросы не проводились, но мы намерены их возродить, чтобы понять, как себя сейчас чувствуют наши предприниматели», – отметил Титов.

По словам Орлова, государству надо собраться с мужеством и признать, что, установив ставку страхового взноса в размере 34%, правительство ошиблось. Даже снижение этого взноса до 30% не повысит собираемость денег в Пенсионный фонд России. «А сегодняшняя реклама ПФР, идущая по телевидению, где в сюжете громогласно заявляется, что «хороший работодатель без пенсии не оставит», вызывает у предпринимателей в лучшем случае лишь улыбку», – констатировал Михаил Орлов.

Повышение ставок страховых взносов в стране обсуждалось давно, и это решение далось правительству непросто, отметил в беседе с Bankir.Ru заслуженный юрист России Иван Соловьев. Однако вполне оправданно, что такой рост ставок стал единым для всех сфер экономики России, как для гигантских компаний, так и для малого бизнеса, добавляет он. «Ведь если бы оставили пониженные ставки для субъектов малого бизнеса или ввели бы льготы для отдельных категорий предприятий, то в кратчайшие сроки мы получили бы значительный рост льготной категории налогоплательщиков: все рванули бы в малые предприниматели, чтобы меньше платить», – заметил юрист.

Вполне прогнозируемо, что повышение ставок обязательных отчислений в сегменте малого предпринимательства действительно на начальном этапе может привести к оттоку людей из официального, то есть зарегистрированного сектора, отмечает Иван Соловьев. Такие действия обуславливаются как эмоциональной, так и экономической составляющей, но сегодняшние реалии таковы, что совсем уйти от налогов не получится. Правда, юрист предполагает, что возможно появление новых способов налоговой минимизации, например, более глубокое изучение возможностей патентного налогообложения.

В последние годы наметилась такая тенденция, что все больше компаний, и чаще всего компаний высокотехнологичных, предпочитает регистрироваться не в офшорах, а в соседнем с Россией Казахстане, благо таможенный союз наших стран позволяет это делать сейчас без проблем. В Казахстане ставка отчислений в Пенсионный фонд для всех компаний любого сектора экономики равняется 11%, отметил Борис Титов. А в России для льготной категории – IT-компаний, работающих в Сколково – 14%. «А ведь IT-бизнес очень мобилен, ведь можно сидя где угодно писать программы, это же не торговля, вот мы и получаем стагнацию в экономике нашей страны», – сетует Титов.

Если говорить именно о Казахстане, то действительно, налоговая нагрузка в данной стране несколько ниже, чем в России, в том числе и по тем отчислениям, которые делают физические лица и предприниматели, отмечает Соловьев. Люди, живущие в приграничных регионах, традиционно используют разницу в цене различных товаров, ставках банковских депозитов для экономии или возможности немного заработать. «И яркий пример этому – наши приграничные территории с Белоруссией, где, кстати, там также налоговые ставки ниже российских», – добавляет юрист.

Михаил Орлов отметил, что для того, чтобы оценить масштабы ухода бизнеса в тень или из страны вообще необходимо сопоставить объемы подоходного налога физлиц, полученного бюджетом в 2012 году, и оборот денежной массы в России. И по расхождению этих цифр и можно будет косвенно понять, сколько людей и какие суммы получают средства где-то вне России. Такие данные «Опора» уже запросила у Федеральной налоговой службы, заявил Орлов.

А Борис Титов добавил, что у ФНС также была запрошена статистика о том, сколько налогов вообще платит в России малый и средний бизнес – эти цифры никогда ранее не доводились до сведения общественности.

Москва.