Вчера Банк России опубликовал в "Вестнике ЦБ" методические рекомендации для банков по реализации продвинутого подхода к оценке кредитных рисков. От используемого сейчас российскими банками упрощенного стандартизированного подхода (также предусмотренного "Базелем 2") его отличает то, что отнесение банковских активов к тому или иному классу риска производится не исходя из жестких критериев, установленных регулятором, а в результате самостоятельной оценки банками кредитных рисков. В основе этой оценки лежит система внутренних рейтингов качества, присваиваемых банками тем или иным классам активов и рассчитанных по сложным математическим моделям на основе имеющейся у банков многолетней статистики обслуживания кредитов.

О такой возможности крупнейшие российские банки ведут диалог с регулятором уже несколько лет. По оценкам самого Банка России, интерес к этому методу проявляет как минимум десятка крупнейших игроков. Их желание использовать продвинутый подход понятно. Основной недостаток использования упрощенного подхода для банков заключается в приблизительности итоговой оценки рисков. А поскольку она в конечном итоге влияет на расчетное значение достаточности капитала банков, то в результате и резервировать капитал для покрытия рисков от банков требуется приблизительно. Причем, учитывая изначально консервативный подход ЦБ к оценке рисков, чаще с запасом. Продвинутый подход позволяет высвободить излишне зарезервированный капитал.

Впрочем, практический эффект от возможности его использования банки получат далеко не сразу. Дело в том, что опубликование рекомендаций ЦБ лишь начало довольно длительного процесса перехода банков на использование более тонких и точных инструментов оценки рисков и достаточности капитала. Для того чтобы разрешить применять продвинутый подход в надзорных целях (при определении достаточности капитала), ЦБ должен удостовериться в адекватности и реалистичности разработанных банками риск-моделей. Как пояснил зампред ЦБ Михаил Сухов, сейчас законодательных полномочий на так называемую валидацию банковских моделей у регулятора нет, соответствующие поправки находятся в стадии разработки и согласования. Поэтому, по словам господина Сухова, первый этап, описанный в рекомендациях, будет и для банков, и для ЦБ этапом наблюдения. На нем банкам предлагается ежеквартально предоставлять в ЦБ специальную форму отчетности, в которой отражать сразу две оценки кредитного риска — рассчитанные в соответствии со стандартизированным и продвинутым подходами. Регулятор будет анализировать эти данные, в том числе на предмет расхождений. Если они будут значительными, то и высвобождать капитал банкам в надзорных целях в будущем разрешат не сразу, а постепенно: в определенной доле каждый год в течение нескольких лет, пояснили в ЦБ.

Впрочем, высвободить капитал в итоге смогут далеко не все банки, которые рассчитывают на это, считают эксперты. "Сэкономить на капитале в случае использования продвинутого подхода смогут только банки с высококачественными активами, консервативной стратегией и хорошей системой риск-менеджмента, а таких немного",— говорит главный бухгалтер Юникредитбанка Ольга Гончарова. Более того, банков, реально готовых к переходу на продвинутый подход, и вовсе единицы, отмечает она. "Для того чтобы эта система прошла валидацию в ЦБ, она должна не просто существовать в банке, а реально снижать его риски, а для этого быть встроенной во все без исключения внутренние процессы банка: ценообразование, бюджетирование, резервирование, казначейские операции, расчет экономического капитала и т. д., для чего их надо практически полностью перестраивать". Учитывая наше отставание от Европы во внедрении "Базеля 2" (там этот процесс начался в 2000 году), российским банкам еще только предстоит грамотно выстроить все эти процессы, заключает она. "Переход банка на "продвинутый подход" "Базеля 2" не всегда означает высвобождение экономического или регуляторного капитала,— говорит и руководитель службы риск-менеджмента банка "Уралсиб" Наталья Тутова.— Возможно, использование продвинутых моделей оценки риска покажет недостаточный уровень капитализации кредитной организации. Тогда у акционеров есть выбор — снижать аппетит к риску либо докапитализировать банк". "Базель 2" — это скорее качественно новый уровень управления кредитной организацией, делающий профиль риска прозрачным и сравнимым, а не инструмент минимизации капитала, продолжает она: "Все разумные затраты на внедрение "Базеля 2", вне сомнений, окупаются, так как у банков улучшается показатель рентабельности экономического капитала".

По разным оценкам, затраты банков на внедрение нового метода оценки рисков могут составлять от $10-20 млн и даже $50 млн и $100 млн для крупных игроков, причем большую их часть, до 60%, составляют затраты на IT. В опрошенных "Ъ" банках не стали обсуждать собственные затраты и перспективы их окупаемости. "Мы приветствуем начатый ЦБ процесс перехода на продвинутые методы оценки рисков, однако на этапе тестирования точно количественно оценить влияние этого перехода пока невозможно,— говорит первый вице-президент Газпромбанка Екатерина Трофимова.— Но учитывая, что ЦБ в своих рекомендациях буквально воспроизвел требования Базельского комитета и не стал их смягчать с целью адаптации к российским реалиям, очень вероятно, что использование продвинутого метода приведет не к снижению, а даже к увеличению требований по капиталу банков. Если, конечно, после анализа полученных результатов российский регулятор не пересмотрит текст рекомендаций".

Источник: Коммерсантъ