5-го апреля в Москве, в Колонном зале Дома союзов открылся 23-й съезд Ассоциации российских банков.

В работе съезда помимо ключевых персон российского банковского рынка приняли участие и иностранные делегаты. Работу съезда освещают свыше 200 журналистов

В адрес съезда поступили приветствия от президента России Дмитрия Медведева, председателя правительства Владимира Путина, мэра Москвы Сергея Собянина и других высших должностных лиц.

Открывая съезд, глава Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян начал с освещения макроэкономических проблем. Мы находимся на важном этапе развития российской экономики и определения ее роли в мире. От стратегических решений, которые принимаются сегодня, зависят темпы развития – либо вялые, 3–4%, либо возвращение в более динамичное развитие.

Каждый год мы задаем себе вопрос, в какой фазе мы находимся, преодолели ли мы кризис. На 21-м съезде делегаты высказали мнение, что кризис носит перманентный характер. С 2008 года по всем ключевым показателям – инвестиции в основной капитал, оборот розничной торговли – наблюдается отрицательная динамика. Хрупкий рост после кризиса 2008 года простимулирован ростом цены на нефть, возникающий из-за геополитических факторов. Нефть позволяет России держаться на плаву и не набирать суверенные долги. Но внятной индустриальной политики нет. Хотя сама жизнь дает нам такой шанс.

Как вести себя банкам в такой макроэкономической ситуации? Проблема ликвидности затронула все банки, даже крупнейшие. Ставки по межбанковскому кредитованию растут на фоне инъекций ликвидности со стороны Банка России. Внешние рынки закрыты, остается только внутренний рынок и государство. Поэтому банки занимают агрессивную позицию на рынке депозитов физлиц и юрлиц. Банкам следует готовиться к голоду ликвидности. В таком случае уже в ближайшее время мы увидим только консервативное кредитование и вялый рост экономики.

К началу 2012 года ситуация со вкладами улучшилась по сравнению с 2008-2009 годами. Оттока депозитов не видно, несмотря на проблемы в Европе и опасения колебаний курса рубля. Но длинных денег у банков нет. Лишь 11% вкладов размещены на срок свыше трех лет, да и они по факту являются депозитами до востребования. Нужны долгосрочные депозиты, но в России законодательно такой банковский продукт не закреплен. А альтернатив для поиска долгосрочных ресурсов нет. И эта идея полностью поддерживается ЦБ и Минфином. Вопрос только в наличии политической воли. Но, к сожалению, воз и ныне там.

Достаточно ли у монетарных властей инструментария для стимулирования экономического роста? Анализ проводился авторитетными международными институтами по шести основным показателям. Сделан вывод, что Россия не исчерпала свой ресурс по активным действиям. Но непонятно, почему монетарные власти не используют эти меры, не удлиняют сроки рефинансирования и не расширяют адресатов ее рефинансирования при том, что инфляция находится на рекордно низких уровнях. Это загадка российской экономики.

Дать больший объем ликвидности банкам помогло бы ограничение сумм наличных платежей. Сократив теневой сегмент экономики, оно даст банкам дополнительные ресурсы в виде 2-3 трлн. рублей в виде депозитов до востребования.

Ведутся постоянные разговоры о повышении капитализации отрасли. Однако повышение минимального размера собственных средств до 1 млрд. рублей, тем более в условиях сокращающегося показателя достаточности капитала, недопустимо. И непонятно, откуда взят тезис, что маленькие банки более криминальны и что России нужно определенное количество банков, причем значительно меньшее, чем сейчас. АРБ предлагает ввести институт регионального банка и закончить разговоры о планке в 1 млрд. рублей. За последние 5 лет из 124 банков, потерявших лицензию, лишь у 23 причиной отзыва лицензии стали нарушения в сфере ПОД/ФТ. За 2011 год капитал банков вырос лишь на 11%. В середине 2000-х годов он рос значительно быстрее.

Следующая проблема заключается в том, что доля топ-5 в экономике очень велика. Но конкуренция не повышается путем административного сокращения количества банков.

В России идет естественный рыночный процесс консолидации банков. Отмена «дедушкиной» оговорки – акт недобросовестной конкуренции. При таких подходах странно ждать иностранных инвесторов и говорить о создании МФЦ в Москве. Надо прекратить навязывать обсуждение темы минимального капитала.

Далее Гарегин Тосунян осветил тему активов банковской системы и ее рисков в краткосрочной перспективе. В 2011 году на 35% выросло потребительское кредитование. Это происходило на фоне балансирующих возле нуля темпов роста реальных доходов населения. Понятно, что банки в условиях стагнирующего производства, предъявляющего слабый спрос на кредиты, переключились на кредитование физлиц, к тому же более высокомаржинальное. Но тем самым стимулируется subprime-кредитование. Банкам нужно повышать технологии риск-менеджмента. А государству следует как можно быстрее определиться с индустриальной политикой. Определенные позитивные шаги делаются МСП Банком, АИЖК и АРИЖК по развитию ипотечного рынка, Россельхозбанком в сельском хозяйстве. Но это фрагментарные действия, а нужна целостная политика.

В 2011 году был сделан серьезный шаг в совершенствовании отношений банков и потребителей. 19 банков и других организаций присоединились к институту финансового омбудсмена. Более 4 тыс. жалоб рассмотрено. Такая нагрузка сопоставима с нагрузкой на Роспотребнадзор с его огромной разветвленной структурой. А в офисе ФО работают всего 5 человек. Многие банки проявляют лояльность к клиентам. Около 100 банков неофициально продуктивно взаимодействуют с финансовым омбудсменом - это Банк Москвы, «Русский стандарт», «Возрождение» и многие другие. Несколько регионов создали или создают местные офисы финансового омбудсмена.

Глава АРБ привел контрастные примеры поведения банков, чтобы подчеркнуть, что понимание важности лояльной работы с физлицам сформировалось не у всех банков. Одна кредитная организация начислила на 6 млн. рублей кредита 16 млн. неустойки. Разве это этичное поведение? Еще один уважаемый банк отвечает, что раз нет закона, то нет омбудсмена, хотя жалоба клиента обоснованна. Однако лишь в трети стран, где действует финансовый омбудсмен, есть закон. И такая отговорка не имеет под собой разумной базы.

Есть и позитивные примеры. ДжиИ Мани банк установил внутренние ограничения по размеру неустоек. Райффайзенбанк внедряет принцип – «клиент прав, пока не доказано обратное». ХКФ Банк ввел должность внутреннего финансового омбудсмена. Социально ориентированные примеры поведения банков, этичного поведения банков нужно пропагандировать и приветствовать.

Далее Гарегин Тосунян рассказал о работе АРБ с правительством и Банком России над законами о потребительском кредитовании и о банкротстве физлиц. Все основные проблемы – особенно по взысканию с банков комиссий задним числом – в нем должны быть урегулированы.

Производительность труда в банках в России низкая, на одного сотрудника банка приходится всего 1 млн. евро банковских активов. В Швеции, Нидерландах показатель выше в 12 раз. Почему так происходит? Ведь у нас хорошие показатели по образованию и по уровню зарплат. Причин две. Первая – технологическая отсталость, в том числе по причине несовершенства законодательства. В России до сих пор нельзя открывать счет в банке дистанционно. Второе – большой объем отчетности перед 12 регуляторами. В России на одного сотрудника банка приходится 67 сотрудников регулирующих органов. В то же время ужесточается 283-П и 110-И, банки должны внедрять «Базель-2» за миллионы долларов.

Глава АРБ подвел итоги деятельности Ассоциации за 2011 год. Наконец-то решен вопрос об освобождении банков от контроля за кассовой дисциплиной клиентов. Спасибо за это Банку России (в этот момент зал поддержал докладчика аплодисментами). Переговоры по совершенствованию 110-И привели к успеху, ЦБ учитывает предложения банковского сообщества. АРБ совместно с Банком России продвинулась в разработке стандартов качества работы и информационной безопасности. В Ассоциации созданы два новых комитета – по «Базелю-2» и по вексельному обращению. АРБ участвует в работе Межрегионального банковского совета. Президиум АРБ участвует в рабочих встречах с руководителями Банка России и Минфина. Подробные итоги опубликованы в годовом отчете.

Что стоит на первом плане в 2012 году? Системные проблемы, требующие законодательного решения – закон о потребительском кредитовании, закон о коллекторской деятельности и о банкротстве физлиц. Нужен закон ограничивающий доступ филиалов иностранных банков на наш рынок, причем срочно, в связи со вступлением в ВТО.

Гарегин Тосунян выразил убежденность, что при правильной настройке банковской системы и поддержке со стороны регуляторов мы сможем вывести Россию на более высокие места в мире в рейтинге по возможностям для бизнеса.

Источник: Bankir.Ru