Обилие новых кредитных программ для различных субъектов экономики и снижение ставок не помогло банкам нарастить и радикально повысить качество кредитных портфелей. Надежды на малый и средний бизнес не оправдываются, и в целом количество заемщиков уменьшается — такие мнения звучали на конференции «Кредитование в России». Теперь, когда на пороге очередной кризис, настроение участников рынка становится еще более пессимистичным.

Наталия Орлова, главный экономист Альфа-Банка, в своей вдумчивой и четкой манере рассказала о перспективах развития макроэкономической ситуации. Сейчас снижаются темпы роста экономики, а вслед за ними и динамика роста кредитных портфелей. Ликвидности у российских банков достаточно, однако темпы кредитования так не вернулись на докризисный уровень. Резко снизились темпы роста реальных располагаемых доходов — на 10–15% в номинальном выражении по сравнению с 20–30% до кризиса. В то время бизнес большинства компаний был рентабельным даже при использовании кредитного плеча. Теперь инфляция существенно замедлилась, реальные располагаемые доходы растут всего на 2–4%, и компании пересматривают свою стратегию роста и инвестиционные потребности. Есть спрос лишь на короткие кредиты. Долгосрочные кредиты востребованы только в электроэнергетике. Пока темы роста экономики не вернутся на уровень 6–7% в год (а этому мешают структурные ограничения), ничего не поменяется, считает экономист.

Накопленный экономикой долг находится в безопасных лимитах. Объем корпоративных долгов к ВВП составляет 30%, внешний долг российских компаний — около 20%, розничные кредиты находятся на уровне 10% к ВВП. Однако если более подробно проанализировать, что стоит за показателями корпоративной задолженности перед российскими банками, картина оказывается менее радужной. Долги нефтегазового сектора находятся на уровне 40%, а в остальной экономике — около 90%, на пределе возможностей. Многие предприятия (металлургические компании, строительный сектор) накопили высокий уровень долга, на снижение которого нужно еще больше времени.

Конечно, и мировая нестабильность очень сильно влияет на настроения компаний, и они не хотят брать кредиты. Есть опасения по поводу глобальной рецессии как в Европе, так и в США, а затем и в Китае, который обеспечивает спрос на металлы и нефть, что несет риски для нашей экономики. Если в 2011 году события пойдут по тому же сценарию, что и в 2008 году, то реальный сектор оказывается более защищен, так как темпы роста экономики в 2010–2011 годах не свидетельствуют о перегреве. Уровень запасов на складах в 2008 году был очень высоким, а теперь лишь 1–1,5% ВВП. В случае повторения шока, эквивалентного событиям 2008 года, ВВП упадет не на 8, а лишь на 3%.

Банковский сектор теперь лучше готов к негативным новостям по кредитному портфелю, чем в 2008 году. ЦБ, скорее всего запустит механизм беззалоговых кредитов. С другой стороны, именно из-за накопленного долга в отраслях, не относящихся к нефтянке, ряду банков придется создавать дополнительные резервы, что вызовет проблемы. Судя по событиям на европейских рынках, финансовый сектор под ударом, он более уязвим, чем реальная экономика, считает Наталия Орлова.

Анатолий Милюков, исполнительный вице-президент АРБ, напротив, высказал мнение, что масштабы финансовой системы страны не отвечают в полной мере потребностям национальной экономики. Чтобы изменить данную ситуацию, кредитный портфель банков должен расти как минимум на 20% в год, а для этого уже самим банкам нужно становиться более крупными.

Второй причиной недостаточных темпов роста кредитных портфелей становятся сами заемщики, которые работают в «серой» зоне и выпускают низкокачественные товары, не способные заместить импорт. И в этих условиях ЦБ РФ ужесточает требования, прописанные в Инструкции 110-И и Положению 283-П, а также готовит дополнение к Положению 254-П.

В том числе ЦБ теперь стремится проверять качество залогов и будет их оценивать. «Нужно ли ЦБ работать за банки? Если банк дает кредит, оценивает залоги, взвешивает риски, учитывая десятки факторов, в состоянии ли надзиратель все это пересмотреть? Подобные подходы искусственно сдерживают кредитование», — считает Анатолий Милюков. Встревоженные банки через ассоциации просят ЦБ пересмотреть эти требования.

«В ближайшие 12 лет ничего не произойдет, опора на крупный монопольный бизнес будет крепчать. Нужно исходить из этой данности и к ней приспосабливаться», — заявил Владимир Гамза, председатель совета директоров Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов (АКБР). Если опуститься на микроуровень, то проблемы для банков не в том, где взять длинные или дешевые ресурсы, а в том, где найти качественных заемщиков. За многочисленные кризисы в России банковская система накопила слишком много плохих активов, и она физически не в состоянии кредитовать экономику в столь же активном режиме, как раньше. Отчетность российских банков не отражает всех проблем. Никто не поверит, что в европейских и американских банках уровень плохих долгов выше, чем в России.

Что делать в этой ситуации? Создавать фонд проблемных активов в России не захотели, сочтя эту проблему чисто банковской. Поэтому банки остались один на один с проблемой, никто им помогать в разборе завалов не будет. У банков два выхода. Либо начать работать с активами, которые приносят 100–300–500% годовых, но недолго. Либо начать формировать портфель качественных активов, замещая проблемные, списывая их. Именно этот путь выбрало большинство банков, и они столкнулись с отсутствием качественных заемщиков. 40% экономики в тени, малый и средний бизнес конкурирует не за счет себестоимости продукции и производительности труда, а используя налоговую оптимизацию. Качественных заемщиков нет. Государство должно создавать экономические стимулы для выхода предприятий из тени.

Активность банков сдерживается повышенными нормами резервирования, которые предъявляет ЦБ, посетовал Александр Мурычев, первый исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). С другой стороны, значительная часть предприятий не нуждается в кредитах или кредитуется за границей. Малый и средний бизнес исправно получает кредиты, в период за 2005–2010 годы объем кредитования некрупных компаний вырос в 16 раз, но инновационные или перерабатывающие центры так и не созданы. А самих малых предприятий стало намного меньше. МСБ мешают административные препоны. Суды так и не реформированы, рейдерство процветает. Очень мало инвестиций размещается в экономике на долгосрочной основе. Банки также не в состоянии предложить экономике «длинные» деньги. Александр Мурычев выразил сожаление, что банки не включены в госпрограммы развития экономики, а в функции ЦБ не входит развитие банковского сектора.

Если ЦБ вновь будет выдавать банкам беззалоговые кредиты, нужно не допустить повторения той ситуации, когда эти деньги пошли на скупку валюты. По мнению Александра Мурычева, регулятор должен выделять целевые средства, перечислять их на спецсчета, подконтрольные Счетной палате.