Докризисный перегрев российской экономики выразился в том числе и в значительных объемах заимствований российских компаний. За семь лет - с 2002 по 2008 год - долг частных корпораций вырос с 12% до 28% ВВП. Итого - более чем вдвое, и это только относительные цифры, без учета роста самого ВВП.

Абсолютные цифры гораздо выразительнее: долг российского бизнеса вырос с 30 миллиардов - до полутриллиона долларов, т.е. почти в 20 раз. Естественно, на фоне падения спроса эти займы - одновременно большие, срочные и дорогие - являются причиной головной боли наших бизнесменов.

С одной стороны, особенность нынешнего российского финансово-экономического кризиса заключается в огромном неудовлетворенном спросе предприятий реального сектора на денежные ресурсы. С другой - в наличии значительного объема ликвидности и у правительства, и у денежных властей, и у финансовых институтов. Но, к сожалению, как правило, спрос на деньги не находит своего предложения, и судя по всему, эта ситуация не изменится еще долгое время. Российские предприятия вынуждены кредитоваться под запредельные 15-20% годовых, в то время как их западные конкуренты занимают на гораздо более комфортных условиях. Почему это происходит?

На мой взгляд, это последствия нашей высокой и в значительной степени рукотворной инфляции. Именно инфляция отделяет реальный сектор от накопленных в стране и якобы невостребованных солидных финансовых ресурсов. В начале года показатель инфляции составлял 13,5, сейчас он чуть ниже, возможно, по итогам года снизится до 11,5%. Сегодня Россия - единственная страна в "двадцатке" с двузначной инфляцией.

Расширим круг сопоставлений. Из 48 крупнейших экономик всего четыре имеют двузначную инфляцию. Кроме России это Египет, Пакистан и Украина. К этому можно относиться по-разному. Но факт остается фактом.

Сейчас ЦБ постепенно, сперва на словах, а потом и на деле, переходит от контроля валютного курса к контролю инфляции. Это взрослая политика, которой следуют развитые страны. Мы потихонечку движемся тем же путем.

За последние месяцы ЦБ РФ снизил учетную ставку с 13% до 10%, но кредиторы все равно дешевле 17-22% процентов годовых деньги не "продают". Но все равно это многообещающая тенденция. Рано или поздно количество перейдет в качество.

Вместе с тем действия правительства противоречат тактике Центробанка. В рамках программы стабилизации растут государственные расходы. Примечательная статистика: до августа бюджетные расходы составляли 600-650 миллиардов рублей в месяц. Теперь чтобы освоить годовой бюджет полностью, надо до конца года тратить ежемесячно свыше триллиона рублей, или почти на 80% больше.

При таком скачке значительная часть расходов, скорее всего, окажется неэффективной. Реальный сектор не успеет инвестировать эти деньги в строительство, закупку оборудования и т.д. Средства перекочуют на валютный рынок и создадут диспропорции, что повлияет на устойчивость рубля. Не лучше ли тратить ровно столько, сколько в состоянии переварить экономика?

Кризис на финансовых рынках, разумеется, закончится. Но когда и как? С сентября 2008-го по май 2009-го долговой рынок практически не работал. Наконец размещения облигаций начались, и сейчас картина выглядит оптимистично - денежные ресурсы дешевеют, объем привлечения составляет 60-70 миллиардов рублей в месяц и продолжает расти. Однако доступ к этим инструментам открыт только для крупного бизнеса, для компаний первого эшелона. Минимальный размер облигационного займа, который можно разместить по "интересной" цене, никак не меньше миллиарда рублей. Это слишком высокий порог даже для крупных компаний второго-третьего эшелона, не говоря уже о среднем, тем более малом бизнесе.

Рынок капитала, когда компании привлекают средства на фондовом рынке с помощью выпуска акций, пока закрыт. Ожидания желающих продать акции и купить их совершенно не совпадают. Настоящее оживление на этом рынке начнется, будем надеяться, в середине следующего года.

Год назад банковскому сектору катастрофически не хватало ликвидности. Теперь с этим все в порядке, однако появившаяся суперликвидность не доходит до реального сектора экономики.

Правительство пытается стимулировать банки, особенно с госучастием, кредитовать реальный сектор. Это не получается. В среднем по России объем кредитного портфеля снижается. Причина в том, что банки очень высоко оценивают риски предприятий реального сектора, которые в подавляющем большинстве не вышли из кризиса. Это не значит, что они плохо работают. Просто мировой спрос на их продукцию еще не восстановился и пока они не генерируют выручку в том объеме, который позволил бы обслуживать банковский кредит.

Проблема плохих долгов не рассосалась. Напротив, она пусть медленно, но нарастает, и риск пресловутой второй волны кризиса существует. По статистике, в банковской системе России сегодня примерно 5,5% банковских кредитов - это плохие долги, которые не обслуживаются заемщиками. Вроде бы немного, но цифра эта лукавая. Дело в том, что многие кредиты искусственно продлены, и среди них немало безнадежных. Решение проблемы перенесли на завтра.

Всего объем проблемных кредитов составляет 908 миллиардов рублей, и эта цифра растет ежемесячно на 60-70 миллиардов. В результате банки крайне неохотно кредитуют реальный сектор, хотя и отмечают, что по кредитам, выданным во время кризиса, проблем существенно меньше. Обжегшись на молоке, все дуют на воду.

Источник: Российская газета