Ранее Минэкономразвития (МЭР) опубликовало более оптимистичную оценку падения во втором квартале — на 10,4%. Причиной углубления спада помимо снижения инвестиционной активности и потребительского спроса эксперты называют избавление предприятий от складских запасов, которые вносят весомый вклад в ВВП. Однако надежды на то, что необходимость пополнения складов приведет к сильному отскоку ВВП, неоправданны: при дефиците спроса предприятия будут накапливать запасы осторожнее.

Росстат вчера опубликовал предварительную оценку динамики ВВП: во втором квартале его объем снизился на 10,9% по сравнению с аналогичным периодом 2008 года. Напомним, в первом квартале падение было менее глубоким — на 9,8%. Ранее МЭР озвучивало свои оценки падения ВВП во втором квартале — 10,4%, за первое полугодие — на 10,1%. Продолжение спада в МЭР объясняют падением инвестиционной активности и резким сокращением запасов при сдержанных темпах сокращения конечного потребления. С исключением сезонного фактора в июне темп падения инвестиций снизился, по данным МЭР, до 1,5% против 8% в мае. При этом положительный вклад в динамику ВВП стал вносить чистый экспорт за счет быстрого сокращения импорта.

Остановку спада МЭР зафиксировало еще в июне: ВВП увеличился на 0,1% против снижения в апреле на 0,3% и в мае — на 0,5%. Однако не стоит преувеличивать этот результат. По оценке ЦМАКП, прирост индекса производства на две трети связан с календарным фактором: в июне 2009 года было на один рабочий день больше, чем годом ранее, а в мае — наоборот. «Признаков восстановления спроса по-прежнему нет», — говорит экономист ING Banking Татьяна Орлова. Об этом свидетельствует, в частности, продолжающееся падение продаж автомобилей. Банковское кредитование по-прежнему не работает, хотя внешний рынок, по крайней мере для самых крупных российских заемщиков, уже открывается. Вместе с эффектом низкой базы прошлого года, по оценке Татьяны Орловой, это снизит падение ВВП до 6,2% в третьем квартале, а в четвертом он упадет лишь на 0,4%. «Должны заработать антикризисные меры правительства», — объясняет г-жа Орлова.

Эффект от истощения материальных запасов эксперты призывают не переоценивать. Так, из-за девальвации и приостановки кредитования импорт в России упал сильнее, чем в США: на 34,3% против 18,6%. Но падение российского ВВП оказалось сильнее.

Как отмечается в бюллетене Центра развития «Кризис. Государство. Бизнес», вклад запасов оборотных средств в прирост ВВП США составил минус 0,8 п.п., в России — минус 8,5 п.п. В США предприниматели притормозили рост запасов при первых же признаках кризиса (в конце 2007 года), в России же, недооценивая глубину кризиса, бизнес начал сокращать их лишь в начале 2009 года.

До докризисных норм предприятия наращивать запасы уже не будут, потому и не стоит ждать, что их вклад в рост ВВП будет столь же существенным, как в его падение, отмечает Валерий Миронов из Центра развития. «После кризиса 1998 года запасы еще в течение почти двух с половиной лет после начавшегося промышленного подъема оставались на минимуме, — говорит г-н Миронов. — Самый большой недостаток запасов готовой продукции опросами был зафиксирован спустя год после начала подъема — в конце 1999 года».

Источник: РБК Daily