Тогда, как известно, были учреждены Международный валютный фонд и Всемирный банк.

Вчера г-н Медведев собрал в своей резиденции в Горках совещание по выработке позиции, с которой ему предстоит ехать на чрезвычайный антикризисный саммит «большой двадцатки», который пройдет 15 ноября в Вашингтоне. В совещании, на котором с основным докладом выступил помощник президента Аркадий Дворкович, приняли участие первый вице-премьер Игорь Шувалов, вице-премьер и глава Минфина Алексей Кудрин, министр экономразвития Эльвира Набиуллина, председатель ЦБ Сергей Игнатьев, глава МИДа Сергей Лавров и помощник президента Сергей Приходько.

В окончательном виде предложения президента Медведева, очевидно, будут представлены уже в Вашингтоне, но вчера во вступительном слове он уже дал довольно четкие ориентиры, а также пообещал, что уделит этой теме «какое-то внимание» и в послании Федеральному Собранию 5 ноября.

Направления реформирования мировой финансовой системы, считает г-н Медведев, «достаточно очевидны». Он назвал четыре таких направления: повышение легитимности и эффективности международных финансовых институтов («это должно быть сделано на новой конвенциальной основе, то есть для этого потребуются новые международные соглашения»), укрепление устойчивости мировой системы на основе «множественности мировых финансовых центров и множественности резервных валют», формирование современной системы управления рисками на основе гармонизированной системы международных и национальных стандартов в деятельности участников финансовых рынков, а также формирование системы стимулов к рациональному поведению участников рынка.

Президент признал, что «на формирование облика новой международной финансовой системы уйдут годы», но, добавил он, «приступать к этому необходимо незамедлительно».

Призыв к обновлению Бреттон-Вудской системы международных институтов не оригинален. Такие призывы звучат регулярно, и особенно они участились в последние годы, когда доллар утрачивал свою прежнюю мощь единственной глобальной резервной валюты, а МВФ и ВБ теряли в силу разных причин свой авторитет в мире. Гарвардский профессор Джефф Фрэнкель, бывший член команды экономических советников президента США Билла Клинтона, вспоминает, как в середине 1998 года (не исключено, кстати, что под влиянием событий в России) Клинтон пожелал выступить с речью о необходимости «нового Бреттон-Вудса». Но советники и минфин отговорили его под тем предлогом, что такой призыв должен иметь под собой конкретное содержание. Однако вскоре к «новому Бреттон-Вудсу» призвал британский премьер Тони Блэр, что вызвало у Клинтона законный вопрос: почему Блэру можно, а ему нельзя? На что получил ответ в том духе, что британский министр финансов Гордон Браун не предостерег своего шефа, потому что он не так заботится о Блэре, как заботится о Клинтоне его министр финансов Роберт Рубин. «Ирония в том, что теперь Браун возглавляет движение к «новому Бреттон-Вудсу», -- заключает эту историю Фрэнкель.

Однако помимо иронии в этом эпизоде десятилетней давности есть и большой урок. Он состоит в том, что конкретное содержание международного финансового механизма, который придет на смену Бреттон-Вудским соглашениям, должно созреть. Дмитрий Медведев вчера посетовал, серьезного разговора не получилось даже в июле на саммите «большой восьмерки» в Японии: «Все ограничилось просто общими констатациями, необходимостью заниматься этими проблемами сообща. Отдельные мои коллеги вообще говорили, что у них в экономике все здорово, все хорошо. Что получилось -- все знают».

На вашингтонском саммите может получиться то же самое. Повестку дня формируют хозяева -- администрация Джорджа Буша. С учетом того, что к тому моменту уже будет известно имя нового президента США, не в интересах Белого Дома заводить на саммите дискуссии с прицелом на серьезные решения. Косвенно такой вывод подтверждается тем фактом, что, по словам одного из источников «Времени новостей», в Кремле пока не получили из Вашингтона никакого проекта повестки саммита. Наверняка не получили его и в других столицах.

Вместе с тем заявка Кремля на решение стратегических вопросов экономического мироустройства может оказаться на предстоящей встрече в Вашингтоне не совсем уместной именно в силу стратегического характера. Вряд ли многие окажутся готовы к такому разговору сейчас, когда важны именно детальные и конкретные меры по преодолению кризиса, в том числе и меры, исправляющие недостатки международной финансовой архитектуры. Одну из таких мер предложил на днях британский премьер Браун -- он заявил о необходимости увеличить капитал МВФ, причем за счет серьезных взносов со стороны государств с большими резервами -- Китая и стран Персидского залива. Эти страны, вероятно, могли бы пойти на такой шаг, если бы он сопровождался увеличением их квоты в акционерном капитале МВФ, то есть увеличением возможности влиять на принимаемые решения.

Очевидно, что Москва претендует если не на лидерство, то на весомую роль в новой дискуссии. Чувствуя за своей спиной вероятную поддержку со стороны развивающихся стран, со стороны коллег по группе БРИК, нетрудно ежедневно пенять Америке на то, что она «виновата» в нынешних глобальных трудностях. Желание говорить о «новой конвенциональной основе», безусловно, имеет под собой и объективную основу, состоящую в реальных сдвигах в расстановке сил в глобальной экономике. При этом в Кремле не скрывают, что устали от диктата со стороны США в вопросах регулирования мировой финансовой архитектуры. Однако реальным лидером в процессе ее обновления станет тот, кто сможет предложить на деле продуманный проект новой системы. Не факт, что Кремлю непременно нужно стремиться к этому, будет достаточно и того, если из Москвы будет звучать внятный голос с заявлениями по существу, избегающий лозунгов и политизации в оценках.

Источник: Время новостей