Скандал вокруг кредитов, ставших причиной судебного иска Поволжского банка Сбербанка РФ (ПБ СБ), началась еще в 2006 году. В январе 2006 года было начато расследование против нескольких сотрудников отделения Сбербанка № 28. В результате была выявлена организованная группа, которая занимались хищением средств при оформлении потребительских кредитов. В дальнейшем деньги не возвращались, а присваивались участниками группы. Позже аналогичные нарушения были вскрыты в Кировском отделении ПБ СБ. По результатам расследования было уволено несколько сотрудников ПБ СБ, а также возбуждено уголовное дело в отношении инициатора этой схемы Дмитрия Мельникова по статье 159 УК РФ («Мошенничество»).

По словам самарских банкиров и самих потерпевших, схема использовалась достаточно простая – при предоставлении физлацами документов на получении кредитов с них снимались копии. В дальнейшем физлицам отказывали в получении кредита, а копии документов использовались для оформления кредитов и договоров поручительства на подставных лиц.

Как рассказал муж одной из потерпевших в результате это схемы Владимир Старостин, в 2003 году руководитель фирмы, в которой главным бухгалтером работала Ольга Старостина, обратилась в Кировское отделение Поволжского банка Сбербанка РФ за получением кредита на фирму. «В пакете документов были переданы копии паспортов директора и главного бухгалтера, - рассказывает Старостин. - Примерно через 1,5 месяца в предоставлении кредита было отказано. В 2006 году мы неожиданно получили письмо из Сбербанка, в котором указывалось, что она является поручителем по кредиту в 500 тысяч рублей, выданному некой Светлане Галимовой. Я сразу обратился в службу безопасности Сбербанка, где мне заявили, что в Кировском отделении была группа мошенников, но они уже уволены, и вопрос с нашим поручительством банк решит. Также мы обратились в прокуратуру Кировского района г. Самары по месту жительству с соответствующим заявлением. У моей жены были взяты образцы почерка, и мы сочли инцидент исчерпанным.

Однако в конце февраля 2008 года мы получили повестку из Кировского районного суда. Моя жена привлекалась в качестве ответчика по гражданскому делу в отношении гр-ки Галимовой. Также по этому делу в качестве ответчиков были вызваны еще 3 поручителя и один залогодатель, все являющиеся физическими лицами.

Я собрал документы, подтверждающие недостоверность документов, имеющихся в отношении моей жены в кредитном досье Сбербанка, в том числе получил письменное заявление от лица, являвшегося директором фирмы, которая якобы выдала справку о доходах моей жене. В соответствии с данным заявлением он, как директор фирмы, не выдавал подобных справок, и его компании Старостиной О. Е. никогда не работала, о чем свидетельствует оригинал трудовой книжки моей жены.

В случае с другими поручителями в договоре также были указаны неверные данные (паспортные данные, адреса проживания и домашние телефоны). В досье Сбербанка также имеются не соответствующие действительности справки о доходах с мест работы, в которых данные лица никогда не работали.

Сама заемщица на заседания не явилась. Согласно ее показаниям, которые были даны следственному органу, заемщица брала кредит для другого человека за деньги, никаких поручителей не знает и не приводила в банк. Однако Сбербанк, несмотря на явный подлог и возбужденное по этим фактам уголовное дело продолжает требовать с нас возврата средств. А дело это достаточно серьезное, ведь уклонение от уплаты долгов сейчас означает и внесение в черный список в базе кредитных историй, и возможность вскрытия судебными приставами квартиры и продажи имущества для погашения долга».

По словам представителя ответчиков Алены Агапчевой, иски, поданные Сбербанком, уже негативно сказались на «поручителях»: одна из ответчиц по аналогичному делу не смогла получить кредит на приобретение автомобиля в двух банках. Ей было отказано, так как из-за «поручительства» и иска Сбербанка она числится в «стоп-листе». «Мы были вынуждены в защиту своих интересов написать открытое письмо в Роспортебнадзор, ФАС, ГУ ЦБ РФ по Самарской области, а также председателю правления ПБ СБ Виктору Щуренкову и председателю правления Сбербанка РФ Герману Грефу», - заявила Агапчева.

В ПБ СБ запрос проигнорировали. В ГУ ЦБ комментировать ситуацию не стали.

P. $.

Алена Агапчева,

представитель ответчиков:

- В обоснование своих требований Сбербанк представил копии, а не оригиналы договоров поручительства и договоров о залоге, ссылаясь на то, что все оригиналы находятся в уголовном деле. Однако по инструкции Сбербанка по кредитованию физических лиц договор поручительства и договор о залоге, не требующий нотариального заверения и государственной регистрации,  должны быть оформлены в 3 экземплярах каждый. Оригиналы ПТС по автомобилям, переданным в залог, не имеются у Сбербанка, что также является нарушением их инструкций. Причем таких дел в настоящее время, по моей информации, уже по меньшей мере 5. По двум искам сумма претензий к поручителям составляет по 512 тысяч рублей, по третьему - 258 тысяч рублей. По моему мнению, такое количество нарушений при оформлении кредитных договоров и договоров поручительства может наводить на мысли о возможном сговоре бывших сотрудников Сбербанка.

Чтобы доказать свою непричастность к данным сделкам, скорее всего, данным людям, можно сказать потерпевшим, придется ходатайствовать о проведении почерковедческой экспертизы и оплачивать ее за свой счет, так как Сбербанк отказывается оплачивать проведение таких экспертиз.

P. $.

Владимир Сергиевский,

аналитик ИК «Финам»

- Схема мошенничества, использованная сотрудниками ПБ СБ, довольно распространенная. Так же действует схема при работе с физлицами, когда кредит берется на паспорт определенной категории людей (бомжей, наркоманов, украденные паспорта, или паспорта умерших людей), и сотрудники обеспечивают выдачу кредита. Выявить сразу такие мошенничества очень сложно, т.к. формально документы оформлены правильно, и вскрывается мошенничество, когда начинаются неплатежи по кредитам, при этом далеко не всегда сор выносится из избы. Использование схем мошенничества в большинстве случаев идет без ведома руководства и службы безопасности - для этого и необходимо привлечение сотрудника банка, который обеспечивает прикрытие. С мошенничеством по кредиту в той или иной степени сталкивается каждый банк, цифры, разумеется, не озвучиваются. Конечно же, службы безопасности банка стараются принимать меры - вплоть до негласного наблюдения за ответственными сотрудниками, однако, существуют схемы, при которых что-либо доказать и поймать за руку практически невозможно. На топ-менеджменте, если мошенничество не происходит с их участием, подобные скандалы серьезно отражаются редко.

Источник: Saminvestor.ru