Для этого в рамках СНГ полезно создать расчетную единицу наподобие ЭКЮ, существовавшей в Евросоюзе с 1979 года до введения евро, или СДР, действующей сегодня среди стран-участниц Международного валютного фонда. Это упростит расчеты между государствами Содружества, сделает их более интенсивными и менее дорогостоящими. Такая расчетная единица (например, составленная из евро, доллара и российского рубля) вполне может стать резервной валютой на территории СНГ. Тогда соседям России потребуются официальные резервы в российских рублях, что будет стимулировать международное использование отечественной валюты. Важно, что создание такой расчетной единицы (без перспективы последующего перехода на единую валюту) с технической точки зрения - дело несложное.

Для России на нынешнем этапе этот вариант был бы оптимальным, поскольку резкое усиление международной роли национальной валюты, как показывает мировой опыт, резко усложняет контроль за денежной массой и, соответственно, инфляцией. Не случайно Германия и Япония в последней четверти XX века всячески препятствовали интернационализации своих валют, хотя спрос на них за рубежом был высок.

Наша главная задача, судя по выступлению на Красноярском экономическом форуме первого вице-премьера Дмитрия Медведева, "стать одним из крупнейших мировых финансовых центров, привлекательность которого была бы основана в том числе и на стабильности российской национальной валюты. Валюты, удобной для обращения на мировом финансовом рынке, когда фактически рубль станет, таким образом, одной из региональных резервных валют". Сегодня в России накоплены огромные валютные резервы - почти полтриллиона долларов. У наших партнеров по СНГ, даже таких крупных, как Казахстан и Украина, эти запасы на порядок меньше. России и странам СНГ есть смысл заключить специальное соглашение о кредитных линиях в иностранных валютах между их центральными банками. Примером здесь может служить система соглашений, возникших в Юго-Восточной Азии после валютно-финансового кризиса 1997 года. Крупные держатели золотовалютных резервов - Япония и Китай - обязались по первой просьбе предоставлять странам Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) средства для проведения валютных интервенций в случае атаки на их денежные единицы. Этот несложный по конструкции страховочный механизм позволил азиатским странам быстро упрочить стабильность своих денежных единиц. И хотя в последнее время национальные валюты этих государств не были подвержены резким колебаниям и спекулятивным атакам, созданная система год от года укрепляется, а число кредитных линий растет.

Если между Россией и странами СНГ появится такое соглашение, то потенциальные спекулянты будут знать: нет смысла играть на понижение против валют государств Содружества. В случае атаки для их защиты будут использованы мощные валютные резервы Банка России. Для создания такого механизма на территории СНГ не понадобится крупных материальных затрат. Зато соглашение имело бы значительный политический эффект и хороший экономический результат. Не менее важно и то, что оно способствовало бы росту престижа России как международного кредитора и улучшало бы международный имидж рубля.

Важно понимать, что выполнение валютой резервных функций - не единственная и не главная задача на пути к ее международному признанию и широкому использованию в мире. Посмотрите на австралийский и канадский доллары. Они не являются резервными валютами, тем не менее на них в совокупности приходится более 10 процентов мирового валютного рынка, и эта доля постоянно растет. За последние шесть лет (с 2001 по 2007 годы) такие валюты, как южнокорейская вона, мексиканский песо, новозеландский и гонконгский доллары, увеличили свое присутствие на мировых валютных рынках в полтора-три раза. С каждым годом в мире ими торгуют все более активно. За этот срок российский рубль расширил свою квоту вдвое. Это хороший показатель, поскольку весь объем мирового валютного рынка увеличился за это время в два с лишним раза. Позиция надежной и широко торгуемой международной валюты - вот реально та ступень, на которую в ближайшее время может подняться российский рубль.

Что касается валют, которые постоянно и в серьезных масштабах выполняют резервную функцию, то их буквально горстка. По данным МВФ, в 2006 году на доллар США приходилось 65 процентов валютных резервов стран-участниц, еще 26 процентов - на евро, по 3-4 процента - на японскую иену и фунт стерлингов. Доля швейцарского франка в резервах стран мира составляет 0,2 процента, а на все остальные валюты приходится не более 1,5 процента. Известно, что в данные МВФ попадает примерно половина валютных "закромов" всех стран мира. Тем не менее и в неучтенных резервах основными являются доллар США, евро, фунт стерлингов и японская иена. Другие валюты выполняют резервные функции крайне редко.

Очень часто в дискуссиях о международной роли рубля ошибочно объединяют два понятия - конвертируемость валюты и степень ее международного использования. Но это вовсе не синонимы.

По правилам МВФ, валюта считается конвертируемой после того, как страна присоединилась к VIII статье Устава фонда (она запрещает ограничения по текущим платежам, дискриминационные валютные режимы и барьеры на пути репатриации средств иностранных инвесторов). Кстати, Россия присоединилась к этой статье еще в 1992 году, с этого момента рубль стал конвертируемым. В настоящее время Россия имеет весьма либеральное валютное законодательство, обязательная продажа экспортерами валютной выручки отменена. Но это не означает, что рубль моментально станет широко использоваться иностранными компаниями, банками и физическими лицами.

Первая причина в том, что достигнутая Россией конвертируемость не полная. В ближайшие 20 лет рубль вряд ли поднимется до уровня конвертируемости евро или доллара. В этом решительно нет ничего опасного или предосудительного. Форсированное наращивание конвертируемости рубля не даст результата, поскольку она создает лишь предпосылки для международного использования валюты, но не обеспечивает его. По последним данным МВФ, конвертируемыми были валюты 166 стран, и только 14 имели долю на международных валютных рынках, превышающую 1 процент.

Вторая и главная причина слабой интернационализации рубля кроется в недостаточном развитии национальной экономики и финансовых рынков. Специалисты МВФ и Европейского центрального банка определили восемь условий, которые позволяют национальной валюте иметь широкое международное применение. Основные из них: размер ВВП, доля в мировой торговле и достаточный размер, ликвидность финансового рынка. В настоящее время на Россию приходится 2,5 процента мирового ВВП (рассчитанного по паритету покупательной способности), а на США - почти 20 процентов.

Ясно, что сократить этот разрыв удастся нескоро. Поэтому для укрепления международных позиций российского рубля необходимо сделать упор на развитии внутреннего фондового рынка. Он должен стать максимально емким, стабильным и ликвидным. Акции и облигации российских компаний и государственных структур должны выпускаться и в иностранных валютах, и в российских рублях. Тогда у иностранцев сформируется постоянный спрос на российские рубли как на средство покупки активов, выпущенных в нашей стране. Это первый путь.

Второй - развитие торговли в российских рублях. И хотя подавляющая часть сырьевых, особенно биржевых товаров (таких как нефть, черные и цветные металлы) котируется на международных рынках в американских долларах, у России есть возможность использовать рубль в качестве средства платежа. Мировая экономическая история знает немало примеров, когда валюта цены в контракте и валюта платежа не совпадали. В нашем случае цена в контракте, например, на российскую нефть, может быть установлена в американских долларах, а платеж происходить в рублях по курсу на день расчета. Тем более что по традициям мировой торговли право выбора валюты контракта принадлежит экспортеру. В торговле углеводородами Россия может начать использовать рубль с газовых контрактов. Газ - не биржевой товар, поэтому на него не существует мировой цены и ежедневных котировок в долларах США, как на нефть или металлы. Сейчас Россия продает газ за доллары и частично за евро. Введение в эту схему рубля представляется вполне реальным. Что касается импорта, то здесь ситуация сложнее - в силу упоминавшейся международной традиции. Россия импортирует в основном готовые изделия, их основным поставщиком являются Евросоюз и другие развитые страны с признанными в мире валютами. Наши поставщики резонно настаивают на заключении контрактов в своих денежных единицах. Единственным и пока небольшим окном возможностей для России здесь является импорт из стран СНГ и некоторых развивающихся государств. Им есть смысл предлагать платеж в рублях.

России предстоит пройти долгий путь к укреплению международных позиций рубля. Сегодня за редким исключением он обслуживает только внутренний оборот. Настало время поднять отечественную валюту на вторую ступень в мировой иерархии - сделать ее международной (наподобие шведской кроны или канадского доллара). Только после этого откроется путь в "высшую лигу" резервных валют.

Источник: Российская газета