"Согласно данным статистики, запасы зерна в стране на 1 июля нынешнего года выше прошлогоднего уровня", — заявил глава Росстата Владимир Соколин. По его словам, некоторые участники рынка не только проигнорировали объективные данные, но и организовали публикации, подогревающие инфляционные ожидания. "При этом все почему-то забывают, что с 1992 года в России не было продовольственных кризисов, а ее экспортный потенциал достигает сейчас 10—15 млн тонн зерна", — напомнил глава Росстата. Более того, в случае неурожая внутренний зерновой баланс можно корректировать за счет снижения экспорта, считает Соколин. Что и требовалось доказать.

Напомним, что "Известия" первыми опубликовали информацию о ценовом сговоре, когда коммерсанты и чиновники несколько недель назад вдруг принялись наперебой пугать граждан повышением цен на хлеб. Цены и правда выросли, да только вовсе не из-за плохого урожая, на который ссылались лоббисты.

Теперь, когда в правительстве признали сговор, остается вопрос — что делать дальше? Ведь во многих регионах хлеб подорожал на 30—50%. На днях Законодательное собрание Краснодарского края уже обратилось к главе Минсельхоза Алексею Гордееву с просьбой ввести мораторий на вывоз зерна из России. Министр пока молчит. Ведь он, как известно, противник этого варианта.

Также как и сельхозпроизводители-экспортеры, которые пугают: если Россия перестанет экспортировать пшеницу, мировые цены на нее взлетят еще выше. А значит, и хлеб у нас будет стоить как в Европе. При этом экспортеры стыдливо умалчивают, что наш рынок от этих цен практически не зависит — с каждым годом мы закупаем импортного зерна все меньше и меньше.

Впрочем, производителям выгодно нагнетать истерию. Ведь если экспорт зерновых ограничат, они потеряют существенную часть прибыли. Мнение Гордеева тоже известно: зерно должно дорожать в соответствии с мировой конъюнктурой — как нефть и газ. Губернаторы с ним не согласны.

Глава Красноярского края Александр Хлопонин потребовал от производителей хлеба снизить цены. Хлебопеки пообещали, что со следующей недели их продукция будет стоить столько же, сколько и раньше. То же — в Чувашии. По словам представителя местной службы по тарифам Натальи Борисовой, "были жестко зафиксированы цены на муку, отпускаемую на хлебопечение, и обозначен максимально возможный рост для хлебопекарных предприятий".

Заметим, что торговая наценка — один из основных факторов, влияющих на конечную стоимость буханки. Доля зерна в ней невелика — 20—25%. Зато магазинная и заводская наценки могут достигать половины стоимости хлеба. Поэтому торговцы умеривают свои аппетиты. Например, в Ивановской области некоторые магазины добровольно решили продавать черный хлеб "Дарницкий" и "городскую булку" без надбавки. Теперь дело за хлебозаводами. А они идут на снижение наценки крайне неохотно. И в конечном итоге все-таки отыгрываются на потребителях. Они просто берут и снижают себестоимость продукта, что, разумеется, отражается на его качестве.

Впрочем, на благотворительность хлебопеков у властей надежды немного. Поэтому во многих регионах сейчас создаются собственные резервы зерна — помимо федерального, имеющего большое стратегическое значение. Например, в той же Чувашии уже создан запас пшеницы, позволяющий сдерживать перепады цен на хлебобулочные изделия в течение трех месяцев.

К счастью, после публикаций "Известий" ценами на хлеб заинтересовалась и антимонопольная служба. В некоторых регионах (например в Ивановской области) созданы специальные группы, которые отслеживают всю цепочку ценообразования от производителей муки до розницы. И если выяснится, что цены завышаются искусственно, то в ФАС будут направлены обращения с просьбой провести проверки участников "хлебного" рынка.

Источник: ИЗВЕСТИЯ