Нынешнее законодательство о банкротстве предприятий не гарантирует, что им удастся получить свой залог в собственность или обратить на него взыскание. В делах о банкротстве кредиторы формально имеют право голосовать по вопросу об одобрении планов реструктуризации, и кредиторы с обеспеченными залогом требованиями имеют право удовлетворения своих требований преимущественно перед большинством других требований. Однако на практике права кредиторов, как с обеспеченными, так и с необеспеченными требованиями, в делах о банкротстве защищены недостаточно. «Говорить о полной защите прав кредиторов с обеспеченными требованиями не приходится из-за отсутствия уверенности в том, что таким кредиторам удастся надлежащим образом отстоять свои права залогодержателя в отношении тех или иных активов, своевременно обратить взыскание на предмет залога, а также заранее предусмотреть, какой на практике будет очередность удовлетворения требований кредиторов при ликвидации компании-должника», - говорится в обзоре.

Залог не гарантия, а успокоительное

Как известно, одним из главных способов обеспечения собственных долгов является залог имущества должника. Кредитование под залог призвано обеспечить определенную страховку на случай непредвиденных обстоятельств, если дела у должника кончатся неудачей. Считается, что «обеспеченные» кредиторы находятся в более выгодном положении, чем "необеспеченные». «Однако на практике бывает сложно использовать отдельные категории активов в виде обеспечения», - говорят аналитики Standard & Poor´s. По их словам, всегда существует вероятность, что российский суд не признает обеспечение, созданное, например, по законодательству другой страны. Кроме того, в России нет централизованной системы регистрации залогов движимого имущества. Поэтому весьма проблематично четко определить, не является ли передаваемое в залог имущество уже заложенным, а также установить, в какой очередности удовлетворяются требования за счет такого имущества. По закону залог должен регистрироваться в книге записи залогов, которую ведет должник, однако, по словам специалистов, на практике такие записи делаются далеко не всегда. Наконец, предметом залога не могут быть денежные средства. «Процедура обращения взыскания на предмет залога в России не отличается ни быстротой, ни эффективностью. Изъяны в законодательстве нередко позволяют должнику чинить препятствия при обращении взыскания на заложенное имущество, - делают вывод в Standard & Poor´s. - Например, должник имеет право просить суд об отсрочке продажи предмета залога на срок до одного года. Кроме того, разрешаются частные продажи, если согласие на такую продажу выражают и залогодатель, и залогодержатель».

В очередь!

Согласно российским законам кредиторы, чьи требования обеспечены залогом имущества должника, имеют преимущественное право удовлетворения. Однако и здесь существуют исключения. Дело в том, что отдельные категории обязательств погашаются вообще без всякой очереди. К таковым закон о банкротстве относит судебные расходы должника; расходы, связанные с выплатой вознаграждения арбитражному управляющему; текущие коммунальные и эксплуатационные платежи, необходимые для осуществления деятельности должника; требования кредиторов, возникшие в период после возбуждения дела о банкротстве и до признания должника банкротом; требования кредиторов по денежным обязательствам, возникшие в ходе конкурсного производства; а также задолженность по заработной плате, возникшая после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом. Такие платежи можно назвать «платежами первой очереди». К ним также относятся расчеты по требованиям граждан, связанным с причинением вреда жизни или здоровью и морального вреда. «Платежами второй очереди» считаются расчеты по оплате труда и выплате выходных пособий лицам, работающим по трудовому договору, а также по выплате вознаграждений по авторским договорам. Только после того как произведены расчеты по этим основаниям, удовлетворяются требования, обеспеченные залогом. А если у компании-банкрота не хватает средств для расчетов с кредиторами первой и второй очереди, то эти требования гасятся за счет имущества, в том числе и заложенного. Поэтому своей очереди залогодержатель может и не дождаться.

Не случайно аналитики Standard & Poor´s отмечают, что кредиторы (независимо от того, обеспеченные у них требования или нет) регулярно сталкиваются «со значительными задержками в ходе производства по делам о банкротстве и с наличием моратория на удовлетворение своих требований на протяжении всего производства». При этом акционеры, а также налоговые и государственные органы имеют возможность влиять на ход производства официальными и неофициальными способами, особенно если речь идет о банкротстве стратегически важной компании. А такое влияние способно нанести интересам других кредиторов весьма чувствительный ущерб.

Standard & Poor´s считает, что одним из факторов, наиболее негативно влияющих на существующую систему обеспечения требований, является значительная продолжительность процесса банкротства. Она дает возможность избирательного удовлетворения требований одних кредиторов в ущерб другим еще до начала процедуры банкротства и таким образом ставит одних кредиторов в более выгодное положение. Даже кредитор с необеспеченными залогом требованиями может, не возбуждая дело о банкротстве, получить положительное решение суда по своему иску, а в случае отказа должника добровольно исполнить решение суда потребовать обращения взыскания на его активы. «Хотя по закону любая сделка, совершенная в определенный период времени до возбуждения дела о банкротстве, может быть признана недействительной судом по заявлению внешнего управляющего после введения соответствующей процедуры банкротства (если будет признано, что она препятствует восстановлению платежеспособности компании-должника), на практике эта норма применяется непоследовательно», - отмечают эксперты. Еще одной причиной, по которой кредиторы могут предпочесть добиваться удовлетворения своих требований вне рамок процедуры банкротства, является то, что окончательная сумма требования каждого кредитора утверждается судом, и именно от этого зависит доля каждого кредитора в конкурсной массе и его шансы вернуть долг. А потому на этом этапе не исключена вероятность определенных манипуляций.

Кроме того, важно определить, чьи интересы в действительности будет защищать внешний управляющий или конкурсный управляющий. «В России в 1990-е годы рейдеры часто прибегали к процедуре банкротства, для того чтобы назначить внешним управляющим «своего» человека, и таким образом в значительной степени контролировали процесс. Новый закон минимизировал возможности применения этого механизма, - говорится в обзоре Standard & Poor´s. - Тем не менее конкурсный управляющий имеет широкие полномочия по определению очередности продажи активов, формированию аукционных лотов и установлению их стартовой цены, то есть имеет значительную возможность влиять на итоговую сумму поступлений и определять, кто получит наиболее привлекательные активы».

Кому давать?

Как отмечают специалисты, кредитоспособность заемщиков всегда была для кредиторов вопросом первостепенной важности. А в последнее время внимание кредиторов к проблеме взыскания причитающихся сумм основного долга и процентов в случае дефолта заемщика еще более возросло. Причин тому много: и общее ухудшение кредитоспособности некоторых крупных корпоративных заемщиков, и постоянный рост рынка облигаций, обеспеченных долговыми обязательствами, и введение стандартов «Базель II». Теперь кредиторов волнует не только сам факт финансовой устойчивости компании-должника и вероятность дефолта по его обязательствам. Не менее значимым является вопрос, удастся ли кредитору (а если да, то в каком объеме) защитить свои имущественные права по основной сумме долга и процентам в случае дефолта заемщика и сколько времени займет соответствующая процедура. Впрочем, сейчас на нашем рынке по-прежнему очень много свободных денег, а значит, почти наверняка недостатка в кредиторах у большинства компаний не будет.

Банкротство или реструктуризация

По действующему законодательству возбуждать дело о банкротстве и процедуру банкротства могут несколько заинтересованных сторон. Во-первых, это может произойти по заявлению должника. Он может сделать это добровольно - просто исходя из того, что ожидаемые им доходы окажутся меньше запланированных или их не окажется вовсе. Кроме того, должник должен будет объявить себя банкротом и начать соответствующую процедуру в случае, если требования одного из кредиторов окажутся неподъемными для компании и сделают невозможным исполнение должником обязательств в полном объеме перед другими кредиторами. Сделать это банкрот должен в течение месяца после предъявления ему иска первого кредитора.

Во-вторых, начать процедуру банкротства должника может и тот, кто ссудил его деньгами. Это происходит по истечении 30 дней с даты направления (предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов.

Наконец, в-третьих, о банкротстве компании может заявить уполномоченный орган. Это также происходит в двух случаях: в добровольном порядке по истечении 30 дней с даты вступления в силу решения о взыскании задолженности по обязательным платежам за счет имущества должника или с даты направления исполнительного документа в службу судебных приставов. Если этого не происходит, что по истечении 30-90 дней с даты направления (предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов запускается обязательная процедура.

Однако скоро в России может появиться еще один способ начать процедуру реструктуризации долгов. Депутат Госдумы Анатолий Аксаков внес в закон о рынке ценных бумаг поправки, предусматривающие введение для компаний, выпускающих (в качестве инструмента заимствований) облигации, организационной структуры, аналогичной собранию акционеров - общего собрания облигационеров. Оно, в частности, должно будет рассматривать вопросы реструктуризации долгов. Как известно, при реструктуризации займов компании порой сталкивались с противодействием миноритариев, которые, обладая небольшими пакетами облигаций, отказываются от компромиссов и обращаются напрямую в суд с требованием не проводить реструктуризацию, таким образом фактически шантажируя компании. В случае же появления новой организационной структуры миноритарии такой возможности лишатся.

Источник: ГАЗЕТА.GZT.RU