В начале  мая ЦБР довел  до  российского  банковского сообщества  проект  положения  о кураторах.  Центробанк  намерен к каждому  банку прикомандировать  своего куратора – чиновника,  в  чьи  обязанности будет входить выявление недостатков и проблем в банке на ранних стадиях их появления, а также ситуаций, угрожающих интересам кредиторов и вкладчиков, стабильности банковской системы. Кроме  того, кураторы  должны  будут  готовить свои предложения по режиму надзора за своими  «подопечными» банками с учетом ситуации в  них - уровня рисков, качества управления ими и организации внутреннего контроля. Короче  говоря:  каждому  банку  - «око  центробанково».

            Предлагаемая  ЦБ  система кураторства подозрительно напоминает  практику  первых  лет  советской  власти, когда  на  заводы  и фабрики принимали на руководящие должности «классово чуждых» буржуазных   специалистов, к которым  приставляли комиссаров, дабы последние  бдили за  деятельностью  первых. Не  зря  говорят, что   история  повторяется  один раз в виде  трагедии, другой  раз -  в виде фарса: идея  «комиссаров  Центробанка» (ладно, хоть  не Центробалта) встречена  банковским сообществом  довольно прохладно. Многие  банки, понимая  неизбежность введения  института  комиссаров, сиречь кураторов, настаивают -  и вполне  резонно -  на  том, что полномочия  и  ответственность кураторов  должны  быть  прописаны   в  инструкциях ЦБ  однозначно, и, кроме того, ответственность   должна  быть  обоюдной: нетрудно представить, что может  «наворотить» некомпетентный  комиссар   в  крупном  банке.

 

            ЦБ  пока  не  реагирует  на  поступающие  от банков «реплики  с мест»  по поводу  ведения  института кураторов. По-видимому, вступление в силу  этой  процедуры будет  не  быстрым  и  не  безболезненным.